Мировые рекорды академика Патона

Нечасто в наше время хорошие, добрые вести приходят из Киева. И вот это произошло – видному советскому ученому Борису Евгеньевичу Патону, возглавляющему ныне Национальную академию наук Украины, исполнилось...

Нечасто в наше время хорошие, добрые вести приходят из Киева. И вот это произошло – видному советскому ученому Борису Евгеньевичу Патону, возглавляющему ныне Национальную академию наук Украины, исполнилось 100 лет. Удивительный факт — организация была основана в день, когда Патон появился на свет – 27 ноября 1918 года. И вовсе кажется невероятным то, что человек в столь почтенном возрасте продолжает работать и оставаться в гуще событий!

Так случилось, что юбилей Патона совпал с резким обострением отношений между странами, которые ему в одинаковой степени дороги – Украиной и Россией. Ведь наука на Украине была неотделима от науки СССР. Наверняка разлад между двумя странами навевает на Бориса Евгеньевича грустные мысли, ибо он, как и его отец, видный ученый Евгений Оскарович Патон, трудился во славу обеих республик. К ним удивительно точно подходят лермонтовские строки: «Да, были люди в наше время, / Могучее, лихое племя…»

Чем больше узнаешь о нем, тем больше слабеют стереотипы. Иные даже рушатся. Кажется, что 100 лет – возраст невероятный, заоблачный. Борис Евгеньевич же поднялся на его вершину спокойно, с достоинством.

Живет, как все – работает, общается с коллегами, интересуется новостями. Между прочим, направляясь в академию, проходит мимо… своего памятника. Если кто-то забыл, напомню – в СССР дважды Героям Социалистического Труда полагались такие почести – монумент при жизни.

Ученый возражал: «Не ставьте, пока я здравствую. Не послушались – извините, так полагается… Сначала я сердился, потом привык и сейчас на себя, бронзового, не обращаю внимания. Да и не похож…»

Борис Евгеньевич – выходец из старинного рода, первые представители которого приехали в Россию из Шотландии по громогласному зову Петра I. Строили корабли, помогали обустраивать набирающую мощь державу.

Отец Бориса Евгеньевича – лауреат Сталинской премии, Герой Социалистического Труда, орденоносец. Родился Евгений Оскарович в дворянской семье. Его отец был консулом Российской империи в Ницце, в прошлом военным инженером, капитаном лейб-гвардии Конно-пионерного дивизиона. Учился в военно-инженерном училище в одной группе, между прочим, с Достоевским.

Евгений Патон преподавал в Московском инженерном училище путей сообщения и в Киевском политехническом институте. По его проектам были построены мосты – через Куру в Тбилиси и через Днепр в Киеве. Всего Патон разработал проекты более ста сварных мостов. Среди них есть и сооружение его имени.

Его называют «отцом сварки». Разумеется, по праву. Евгений Оскарович создал в столице Украины институт электросварки и возглавлял его до конца жизни. Преемником отца стал сын – Борис Евгеньевич. Он руководит институтом имени Евгения Патона в течение 65-ти (!) лет. Это – абсолютный мировой рекорд!

В день, когда он появился на свет, в киевском районе Шулявка, состоялось учредительное собрание Украинской академии наук. Жизнь горазда на символические, знаковые события, но чтобы так подгадать, надо было очень постараться!

Но судьба на этом «не успокоилась». Через четыре с лишним десятилетия Патон стал президентом республиканской академии. И возглавляет ее уже в течение 56 (!) лет. Вот вам еще один мировой рекорд Патона!

Его биография поразительно богата, спрессована событиями, наполнена множеством интересных, а порой и таинственных совпадений.

Вот одно из них – защита диплома в Киевском политехническом институте была назначена Борису Патону на 22 июня 1941 года. Как известно, в тот день немецкая авиация впервые обрушила свой страшный удар на Киев. И сам Патон угодил под бомбежку, однако судьба – снова судьба! – его хранила. Еще один штрих биографии Патона — свою кандидатскую диссертацию он защищал уже в победном 1945-м.

Между этими двумя датами была работа молодого ученого в электротехнической лаборатории на заводе «Красное Сормово» в Горьком – ныне Нижний Новгород, где строились подводные лодки. Потом его командировали в Нижний Тагил, на предприятие, где собирали танки Т-34.

Он уверенно шел по стопам отца, работал с ним в Институте электросварки. В 1953 году, как уже было сказано, сменил его на посту директора. Дело было вовсе не в родстве, а в заслугах, светлом уме, в котором рождались идеи. Когда Борис Евгеньевич возглавил институт, он был уже известным ученым, доктором технических наук.

Перечислять его награды – дело длинное и нудное, особенно для читателей, далеких от той области науки, в которой блистательно проявил себя Патон. Пусть говорят цифры – они красноречивы, убедительны, дают представление о широчайшем масштабе деятельности этого человека.

Он – автор более четырех тысяч научных публикаций, включающих в себя несколько десятков монографий и свыше четырехсот изобретений! Они посвящены процессам автоматического и полуавтоматического сваривания под флюсом, разработке теоретических основ создания автоматов и полуавтоматов для дугового сваривания и сварочных источников питания.

Работы профессора, академика Патона принесли неоценимую пользу промышленности Советского Союза, а затем – России и Украины. Его патенты приняты в 30-ти странах мира.

Впору удивляться, изумляться и, конечно, гордиться таким человеком. Пусть он живет и работает на Украине, но и для нашей страны он сделал немало. Серьезным ударом для него, действительного члена Академии наук СССР, стали трагические события 1991 года, когда прекратила существование великая держава.

«После распада Советского Союза творческие и деловые связи научных коллективов, оказавшихся в одночасье по разные стороны государственных границ, были нарушены, – сетовал Борис Евгеньевич в одном из интервью. – Ученые лишились доступа к общей системе информации, банкам научных данных, уникальным научным комплексам, которые создавались совместными усилиями».

Патон – дважды Герой социалистического Труда, лауреат Сталинской и Ленинской премий, кавалер множества правительственных наград, среди которых четыре ордена Ленина.

Ученый был удостоен и других почестей, в том числе, звания Героя Украины и почетного гражданина Киева.

В советские времена Борис Евгеньевич – в подобную среду окунались и другие известные люди – заседал в Верховном совете СССР, потом был народным депутатом СССР. Но после развала Советского Союза ученый отказался баллотироваться в Верховную Раду. Хотя был нарасхват – многие украинские политические партии сочли за великую честь украсить фамилией Патона свои предвыборные списки. Но мудрый и дальновидный ученый лишь усмехался и отрицательно качал головой. Он был уже далеко не молод, а надо было еще столько успеть. И посему тратить драгоценное время на пустые разговоры, нудные заседания и выступления он считал лишним…

«Знаете, каким лозунгом я всегда руководствовался? – сказал юбиляр в интервью украинскому изданию «Зеркало недели». – Оставаться оптимистом, несмотря ни на что. И как бы ни складывалась жизнь, стараюсь придерживаться этого принципа. Но это бывает сложно и становится все сложнее. В нашей стране не понимают, что наука нужна. Надеюсь, что не понимают только временно…»

Патон переживает, что в стране идет уничтожение опытных конструкторских и научных кадров. Такой процесс он называет отступлением в разряд слаборазвитых стран.

Тем не менее сохраняет оптимизм: «Думаю, что Украина все же займет достойное место в ряду стран, ведущих исследования космоса. Но для этого следует развивать как собственную космическую программу, так и активно участвовать в международных проектах».

Напоследок еще одно высказывание ученого. Очень важное, приобретающее особый, символический смысл в наше напряженное время: «Считаю, что науку мало и плохо слышат. От этого – все негативные последствия, и не только для науки…»

Каков же рецепт творческого и физического долголетия Бориса Евгеньевича? На этот вопрос он ответил сам:

– Из еды больше всего нравится борщ и черный хлеб, – сказал Борис Евгеньевич. – В моем меню – овощи, мясо и фруктовые салаты. Питаюсь дважды в день – утром и в обед. Вечером – только чай. При росте 172 сантиметра вешу 65 килограммов. Стараюсь как можно больше двигаться, ходить. До 75-ти лет занимался водными лыжами. Потом плавал и играл в теннис. Недавно у меня появилось новое хобби – шашки.

Наверняка Патон еще придумает что-нибудь новенькое. И в обыденной жизни, и в науке. Ему же всего 100 лет.

автор: Валерий Бурт

источник: www.stoletie.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector