Маленький морпех Екатерина Демина

Говорят, что у войны не женское лицо. Но это не так. В годы Второй мировой в Красной армии служило много девушек. Девчата шли врукопашную с винтовкой наперевес, поднимали...

Говорят, что у войны не женское лицо. Но это не так. В годы Второй мировой в Красной армии служило много девушек. Девчата шли врукопашную с винтовкой наперевес, поднимали в небо боевые самолеты, смотрели на мир через прицел снайперской винтовки. Существовали даже части, целиком сформированные из женщин: 1-й отдельный женский запасной стрелковый полк, 1-я отдельная женская добровольческая стрелковая бригада общей численностью 7 тысяч человек. Врачами и медсестрами на фронте тоже были женщины

Маленький морпех Екатерина Демина

Два года к пятнадцати

Екатерина Демина (в девичестве Михайлова) родилась 22 декабря 1925 года в Ленинграде. До войны она окончила девять классов и курсы медсестер. 22 июня 1941 года на пути в Брест, куда она ехала поездом на каникулы к своему брату-летчику, попала под бомбежку. Так вместо Бреста Катя пешком добралась до Смоленска, пришла в военкомат и, прибавив к своему 15-летнему возрасту еще два года, добилась зачисления в Красную армию и отправки на фронт. В боях под Гжатском получила первое тяжелое ранение в ногу.

– Под Смоленском нас окружили, очень тяжелые бои были. Было очень много раненых, я их перевязывала, – вспоминает Екатерина Илларионовна. – Под Гжатском я сама получила тяжелые ранения – три перелома, в том числе один открытый.

Раненую Катю отправили под Москву, в палаточный госпиталь, а потом в эвакуацию на Урал. Там она отправилась к главстаршине снова проситься на фронт. Он ей сказал: «Я тебя пошлю в Сталинград, на военно-санитарный корабль «Красная Москва». Так Екатерина Михайлова попала во флот.

Маленький морпех Екатерина Демина

«В батальон зачислить»

– Когда война под Сталинградом закончилась в 43-м году нашей победой, в Баку сформировали 369-й отдельный добровольный батальон морской пехоты, который должен был воевать дальше. Я стала и туда проситься, но командир меня брать не захотел. Женщин на флот вообще брали неохотно, там были почти одни мужчины. Тогда я написала письмо Сталину, в Кремль, что я воевала под Смоленском, Сталинградом, под Гжатском была ранена, а теперь же, когда здесь формируется добровольческая часть, меня не берут, потому что я женщина. Прикажите, мол, командиру меня взять. Через 28 дней пришел ответ из Москвы: «Михайлову в батальон зачислить». С этим батальоном, получившим впоследствии почетное наименование «Керченский Краснознаменный», Катя Михайлова с боями прошла по водам и берегам Кавказа и Крыма, Азовского и Черного морей, Днестра и Дуная, по земле Румынии и Болгарии, Венгрии и Югославии, Чехословакии и Австрии.

«Рус матрос, покажи Катюша! Стрелять – нет»

Во время боев под Керчью матросы обороняли от немцев маленький плацдарм. И те как-то прознали, что среди матросов есть одна-единственная девушка. И вот как-то раз Катю отправили в близлежащую деревню за водой. Она подошла к колодцу, стала набирать воду, а тут выстрел – и из-за дома выходит немец. Катя стала ему объяснять по-русски, что вода ей нужна для раненых, а он не понимает и что-то по-немецки говорит. Тогда она показывает на себя и произносит: «Я – Катюша». Немец растаял, заулыбался, вытащил губную гармошку и заиграл «Расцветали яблони и груши…». Катя же подняла ведра и пошла к нашим. Ждала выстрела в спину, но немец не стал стрелять. Потом и другие санитары ходили за водой, и, что удивительно, немцы даже помогали им. А когда бои стихали, кричали из окопов: «Рус матрос! Рус Иван! Покажи Катюша! Стрелять – нет». И действительно не стреляли, а когда Катя показывалась на бруствере, махали ей руками и играли на губной гармонике «Выходила на берег Катюша…».

Не Герой

За мужество и героизм в годы войны Екатерина Михайлова награждена многими орденами и медалями. Свою первую награду – медаль «За отвагу» – она получила за участие в десанте при взятии Темрюка. Первый орден Отечественной войны II степени – за участие в сражении за Керчь с высадкой десанта в шторм и выходом из окружения с боями и за вынос раненых. Первый и второй ордена Красного Знамени – за форсирование Днестровского лимана в августе 1944 года и за участие в боях за крепость Илок на границе Венгрии и Югославии в декабре 1944 года.

Маленький морпех Екатерина Демина

В операции по взятию крепости Илок, которая находится в месте слияния рек Дунай, Сава и Тиса, десантники атаковали крепость с воды. Они должны были отвлечь противника от основного удара наших войск с суши. Высадившись с бронекатеров на затопленный островок под крепостью, солдаты устремились к стенам цитадели. Подступы к ней были заминированы. Много моряков подорвалось на тех минах, но остальные упорно продвигались вперед. Все это время, находясь в ледяной воде, будучи сама раненой, Катя Михайлова оказывала помощь раненым товарищам. Потери были тяжелые: из отряда в 52 человека в живых осталось только 13 бойцов. Но задача десантниками была выполнена, крепость Илок наши войска взяли.

Маленькую главстаршину Катю Михайлову, раненую и ослабевшую от потери крови, оставшиеся в живых десантники перенесли на катер и отправили в тыловой госпиталь в Измаил. За этот бой Катюша была представлена к званию Героя Советского Союза, но награду ей так и не дали…

Маленький морпех Екатерина Демина

Бой за Имперский мост

Долечиваться в госпитале Катя не стала, сбежала из больницы, чтобы догнать свой батальон около города Комарно, а потом участвовала в боях за Вену и в знаменитом штурме Имперского моста (Reichsbruecke). Тогда морпехи внезапно высадились в глубине расположения противника, а потом захватили и удержали до подхода основных частей единственный не взорванный эсэсовцами мост австрийской столицы.

– Когда мы вступили на Имперский мост в Вене, там была заложена взрывчатка, – говорит Екатерина Илларионовна. – Тогда один из наших мальчиков на свой страх и риск разорвал шнур, затоптал огонь и обезвредил бомбу, так что мы смогли пойти дальше. Помню, что тогда я свои сапоги постоянно теряла в Дунае, когда из воды раненых вытаскивала, – у меня был тогда 34-й размер, а доставалась мне обувь только 41-го размера. Несмотря на все портянки, которыми я обматывала ногу, она плохо держалась.

Женщина в подвале

– А во время штурма Вены наши моряки прибегают ко мне и говорят: «Катюша, там в подвале женщина…» А что с ней, не сказали, застеснялись. Из подвала – крик, стоны. Я туда спустилась, оказалось, женщина рожает. Стала роды принимать, в это время бой наверху идет. Родилась девочка. А позже, уже после штурма, когда можно было к подвалу пробраться, ее и ребенка в госпиталь на машине увезли.

Девочка выросла, и когда ей исполнилось 30 лет, эта семья меня нашла. Они написали письмо в Москву в Центральный комитет. Меня вызвали в ЦК и говорят: «Вы освобождали Вену и роды там принимали?» Я: «Да, а что с девочкой, умерла? Должна была выжить, я ведь все правильно сделала…» «Выжила!» – отвечают.

А потом они пригласили меня в Вену, повели в Венскую оперу. А я все войну вспоминала и рассказывала, как при штурме города наши моряки бросились спасать из горящего здания Венской оперы старинные гобелены…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector