Лучший ас в истории реактивной авиации

Родился 5 мая 1923 года в селе Смагино Бутурлинского района Нижегородской области в семье крестьянина. В 1938 году окончил 8 классов средней школы № 16 Свердловского района города...

Родился 5 мая 1923 года в селе Смагино Бутурлинского района Нижегородской области в семье крестьянина. В 1938 году окончил 8 классов средней школы № 16 Свердловского района города Горького. В 1939 году поступил в местный аэроклуб, который окончил в 1940 году. В марте 1941 года был призван в ряды Красной Армии и направлен для обучения в Черниговскую военную авиационную школу пилотов, которую окончил в конце августа 1942 года. В октябре 1942 года сержант Н. В. Сутягин получил назначение в 582-й ИАП (249-я ИАД, 9-я Воздушная армия, Дальневосточный фронт), но через месяц, в связи с переформированием 582-го ИАП, был переведён в 5-й ИАП той же дивизии.

В период с 9 августа по 3 сентября 1945 года в составе 5-го ИАП лейтенант Н. В. Сутягин участвовал в боевых действиях против Японии, летал на Як-3. Совершил 13 боевых вылетов на разведку и штурмовку войск противника. В апреле 1947 года, в связи с расформированием 5-го ИАП, переведён в 17-й ИАП (190-я ИАД, 2-й смешанный авиационный корпус, 9-я Воздушная армия). 4 октября 1950 года 17-й ИАП вошёл в состав 303-й ИАД (54-я Воздушная армия) и сразу приступил к освоению реактивной техники. 30 октября 1950 года старший лейтенант Н. В. Сутягин выполнил первый полёт на реактивном Як-17.

В период с 28 марта 1951 года по 1 марта 1952 года принимал участие в боевых действиях в небе КНДР в должностях заместителя командира (одновременно и штурмана) эскадрильи и помощника командира полка по тактике воздушного боя и воздушной стрельбе в составе 17-го ИАП (303-я ИАД, 64-й ИАК). За время участия в боевых действиях в небе Кореи совершил 149 боевых вылетов и участвовал в 66 воздушных боях, в которых сбил лично 22 самолёта противника. Указом ПВС СССР от 10 октября 1951 года капитан Н. В. Сутягин удостоен звания Героя Советского Союза.

Лучший ас в истории реактивной авиации

Сразу после возвращения из Китая в Советский Союз, в марте 1952 года, направлен на учёбу на подготовительные курсы в Военно-Воздушную академию и в сентябре 1953 года стал слушателем командного факультета ВВА. В октябре 1956 года, окончив Академию, подполковник Сутягин был назначен заместителем командира по лётной подготовке 826-го учебного ИАП 2-х Центральных курсов усовершенствования лётного состава в городе Таганрог. С 11 июля 1958 года — командир 826-го учебного ИАП. С мая 1960 года — командир 963-го учебного ИАП Ейского ВАУЛ. С 14 октября 1961 года — заместитель начальника Качинского ВАУЛ по лётной подготовке. С 14 июля 1962 года по август 1964 года — слушатель Военной академии Генерального штаба Вооружённых Сил СССР. 1 сентября 1964 года полковник Н. В. Сутягин назначен начальником Харьковского ВАУЛ.

С 21 мая 1968 года — заместитель командующего по боевой подготовке и ВУЗ — член Военного Совета 69-й Воздушной армии (город Киев). В октябре 1970 года генерал-майор авиации Н. В. Сутягин откомандирован в распоряжение 10-го Главного управления Генерального штаба ВС СССР и назначен Главным военным советником по авиации в Республику Вьетнам. После возвращения из ДРВ в октябре 1971 года — заместитель командующего по ПВО и член Военного Совета 16-й Военной армии (ГСВГ, Вюнсдорф). За время службы в авиации освоил более 20 типов летательных аппаратов. Общий налёт — 3298 часов. С 28 августа 1978 года генерал-майор авиации Н. В. Сутягин в запасе. Проживал в Киеве, работал начальником штаба Гражданской обороны в НИИ гидротехники и мелиорации. Умер 12 ноября 1986 года. Похоронен на Байковом кладбище в городе Киеве.

Награды: орден Красной Звезды (26.08.1945 г. — за войну с Японией), медаль «За боевые заслуги» (17.05.1950 г. — за выслугу лет), медаль «Золотая Звезда» № 9282 (10.10.1951 г. — за бои в Корее), орден Ленина (10.10.1951 г. — со званием Героя Советского Союза), орден Красной Звезды (30.12.1956 г. — за выслугу лет), орден Красной Звезды (04.05.1972 г. — за командировку в ДРВ), орден «За службу Родине в Вооружённых Силах» 3-й степени (22.02.1977 г. — за выслугу лет), орден Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985 г. — к 40-летию Победы); медали.

*    *    *

Лучшим по результативности полком в 303-й ИАД, участвовавшем в Корейской войне, был 17-й ИАП майора Г. И. Пулова. Лётчиками этого полка было сбито большее число самолётов авиации сил ООН в небе Северной Кореи, чем лётчиками других авиаполков 303-й дивизии и естественно, что в составе этого полка оказалось наибольшее число лётчиков, ставшими асами в ходе этой войны. Из рядов этого полка вышли 9 лётчиков, которые достигли или перешагнули рубеж 5 воздушных побед, больше было только в составе 196-го ИАП — 10 человек. Однако, в составе 17-го полка оказался самый результативный лётчик-ас корейской войны, капитан Николай Васильевич Сутягин, который достиг числа в 22 личных победы в корейском небе, рубеж, который официально так и не смог перешагнуть ни один другой лётчик как с нашей стороны, так и со стороны противника!

Если говорить о лётном составе 17-го ИАП, то это был опытный и довольно слётанный боевой коллектив. В Китай в составе 17-го ИАП убыло 33 лётчика. При этом из этих 33-х человек лётного состава — 19 человек — участники Великой Отечественной войны, и 8 человек — участники войны с Японией и только 7 человек — без боевого опыта. Средний возраст лётчиков: управления — 33 года, эскадрилий — 28-29 лет. — Так что почти 80% лётного состава имело боевой опыт.

4 октября 1950 года 17-й ИАП вошёл в состав 303-й ИАД 54-й ВА, с перебазированием на аэродром Воздвиженка. И с этого же дня 17-й ИАП стал перевооружаться на новые реактивные самолеты. В числе других лётчиков Н. Сутягин в октябре месяце сдал экзамен по программе наземной подготовки и переучиванию на самолётах МиГ-15 и Як-17УТИ с общей оценкой «отлично» и был допущен к самостоятельным тренировкам на этих самолётах. Тогда же прошёл тренировку механическим катапультированием на самолёте МиГ-15. Первый самостоятельный вылет на Як-17 он выполнил 30 октября, а на МиГ-15 — 31 октября, и уже 13 ноября ему было разрешено вывозить лётный состав эскадрильи с задней кабины на самолёте Як-17УТИ. В среднем к началу боёв в небе Кореи, налёт лётчиков 17-го ИАП на реактивном МиГ-15 составлял 15-20 часов.

Полк прибыл в Китай 1 апреля в года Мукден, где и приступил к подготовке к предстоящим боям. Однако ввиду напряжённой боевой обстановки 12 апреля, когда лётчики 324-й ИАД вели сражение в районе Аньдунского моста с авиацией США, на помощь полкам 324-й ИАД была поднята группа из 8 «МиГов» под командованием командира 2-й АЭ майора С. Г. Иванова. Однако ввиду неудачного руководства ведущим майором Ивановым, его группа распалась на отдельные пары и одиночные экипажи и не смогла организованно прибыть в район боя и вернулась обратно. Та же картина повторилась при вылете 16 апреля всё того же майора Иванова со своей АЭ для наращивания сил в бою. Не встретив противника, группа вернулась обратно. Всё это говорило о том, что 17-й полк к ведению боевых действий не готов.

Так неудачно закончились 2 первых боевых вылета лётчиков 17-го ИАП. Оргвыводы не заставили себя ждать: уже 18 апреля с должности командира полка был снят подполковник И. С. Паршиков, а на его место назначен капитан Г. И. Пулов заместитель командира полка, он же лётчик-инспектор по технике пилотирования и теории полёта из 523-го ИАП.

Лучший ас в истории реактивной авиации

После этого, полку дали дополнительное время для подготовки к боевым действиям. Подготовка к боям длилась почти 2 месяца и только 11 июня 1951 года полк перебазировался на передовой аэродром Мяогоу и 15 числа совершил облёт района боевых действий. Свой первый боевой вылет лётчики 17-го ИАП совершили с нового места базирования, только 17 июня 1951 года, В 18:17 командир дивизии генерал Лобов повёл 5 «МиГов» на «свободную охоту» за самолётами противника по маршруту Аньдун — Пхеньян на высоте 4000 метров. Встречи с противником не было.

Боевой счёт полка открыл заместитель командира 1-й АЭ по лётной части старший лейтенант Николай Сутягин, и именно о нём далее пойдёт речь, как о лучшем лётчике не только 17-го полка, но всего 64-го ИАК. В состав этого полка Николай Сутягин прибыл в апреле 1947 года после того как был расформирован 5-й ИАП, в котором до этого служил Сутягин и в составе которого он участвовал в войне с Японией в августе 1945 года. Попал он сразу в состав 1-й АЭ на должность командира авиазвена.

Первая встреча с самолётами противника произошла утром 19 июня: в 7:48 десятка «МиГов» 17-го полка, ведомые командиром полка майором Пуловым, вылетели на перехват самолётов противника в район Аньдунского моста. О том, как проходил этот боевой вылет рассказывает Николай Васильевич Сутягин:

«Построение состояло из ударного звена, которое вёл командир полка майор Пулов, затем шло звено прикрытия, под командованием капитана Артемченко, которое находилась справа выше и пара старшего лейтенанта Перепёлкина находилась сзади выше на 1000 метров. Я шёл в звене прикрытия с ведомым старшим лейтенантом Шулёвым. В момент левого разворота в районе Сенсена, я отстал от пары капитана Артемченко на дистанцию 400-500 метров. Развернувшись на 50-60° влево, я заметил, что внизу слева, из-под ведущего звена, заходит нам в «хвост» пара F-86. Я подал команду ведомому: «Атакую, прикрой» и левым боевым разворотом, в момент которого выпустил воздушные тормоза и убрал газ, с последующим полупереворотом пошёл за парой F-86.

На второй «косой петле» мы с ведомым были уже в «хвосте» у «Сейбров», и в верхнем положении я дал две короткие очереди по ведомому «Сейбру». Очереди прошли: одна с недолётом, другая с перелётом. Я тогда решил подойти ближе к противнику. «Сейбры» почувствовав опасность, перешли в пикирование, в надежде уйти от нас на скорости. Мы с ведомым последовали за ними. После выхода из пикирования пара F-86 сделала отворот вправо, а затем — влево с набором высоты. За счёт этого отворота уменьшилась дистанция между нами и «Сейбрами» до 200-300 метров. Заметив это, противник сделал переворот. Выпустив тормоза, мы пошли за F-86 под углом 70-75° в сторону моря, куда стремились уйти наши преследуемые. Сблизившись до дистанции 150-200 метров, я открыл огонь по ведомому «Сейбру» и сбил его».

Горящий F-86 упал на сопки в районе Сенсена и взорвался — так была одержана первая победа Николаем Сутягиным в этой войне, и был начат личный счёт победам лучшего аса-реактивщика наших ВВС! В свою очередь, и ведомый Сутягина, Василий Шулёв в этом бою одержал победу, сбив ведущего этой пары «Сейбров». Группа вернулась обратно без потерь, и полностью выполнив свою боевую задачу, открыв счёт победам в небе Кореи. Американцы признали потерю 2-х своих F-86А-5 из состава 336-й FIS в этот день, причём сбитый Сутягиным пилот «Сейбра»(№ 49-1298) 1-й лейтенант Роберт Лэйер (Robert H. Laier) попал в плен, а вот судьба пилота другого «Сейбра»(№ 49-1171), которого сбил Шулёв — неизвестна.

Как теперь стало известно, в том вылете Николай Сутягин вступил в бой с парой, которую вёл известный американский ас, в тот момент заместитель командира 4-го авиакрыла истребителей F-86А, полковник Френсис Габрески, ведомым у которого и был 1-й лейтенант Лэйер. Ведомый вовремя заметил атаку пары «МиГов» и предупредил об этом своего командира. Габрески, у которого на счету было 28 побед в годы Второй Мировой войны над пилотами Люфтваффе, решил применить тактику «приманки», с помощью которой он добился большинство своих побед в прошлую войну. Он приказал Лэйеру продолжать уходить от «МиГов» по прямой, чтобы они увязались за «приманкой», а самому пропустить противника и ударить наверняка сзади. Однако Габрески не учёл скоростные возможности наших «МиГов», которые так быстро сблизились с его ведомым, что он не успел помешать им просто расстрелять его ведомого. После этого случая, Габрески больше никогда в боях с «МиГами» не использовал этот приём воздушного боя.

Следующий, после 19 июня боевой вылет Николай Сутягин совершил 22 июня: вновь был утренний вылет в том же составе, что и 19-го числа — десятью экипажами во главе с майором Пуловым и с тем же заданием — прикрыть Аньдунский мост. Сутягин вновь находился в прикрывающем звене. При подходе к заданному району, наша группа была атакована группой из 6 F-86, но решительными и умелыми действиями, Николай Сутягин связал боем своей пары 4 F-86. В завязавшемся бою Сутягин на пикировании сначала сбил ведомого пары «Сейбров», а затем на вертикальном маневре сразил с дистанции 200 метров и самолёт ведущего этой пары «Сейбров». Лётчики нашей группы вновь вернулись без потерь, одержав вторую свою победу в этой воздушной войне, и вновь благодаря мастерству заместителя командира 1-й АЭ старшего лейтенанта Сутягина! На этот раз американцы признали потерю только одного своего F-86 в этот день, был сбит F-86A № 49-1276 из состава 336-й FIS, пилот которого 1-й лейтенант Говард Миллер (Howard P. Jr. Miller) погиб. Хотя представители северокорейской армии подтвердили падение 2-х F-86 в указанном командованием 17-го ИАП районе Северной Кореи.

Теперь боевые вылеты следовали один за другим, и почти каждый из них заканчивался воздушным боем с противником, однако не все из них заканчивались победами наших лётчиков — противник был также опытным и не менее умелым, чем наши лётчики. Поэтому только 26 июня лётчики 17-го ИАП добились очередной победы в небе Кореи, и вновь здесь не обошлось без мастерства Николая Сутягина. В середине дня, американцы предприняли налёт силами 4-х бомбардировщиков В-29 под прикрытием 16 истребителей F-86, которые намеривались пробиться к целям в районе Ансю. На из перехват была поднята полковая группа лётчиков 17-го ИАП в составе 20 экипажей, во главе с командиром полка майором Пуловым. Группа шла отдельными группами. Первыми встретила противника восьмёрка капитана Артемченко, которая встретила 6 F-86 и ведущий группы приказал звену Сутягина атаковать эту группу «Сейбров». В это время Артемченко обнаружил ещё одну группу F-86 в составе 8 машин, которая шла ниже четвёрки Артемченко, и он с переворотом пошёл в атаку на эту группу «Сейбров» завязав с нею воздушный бой.

Шестёрка «Сейбров» в этот момент перешла в разворот, и её строй растянулся в колонну пар, чем и воспользовался Сутягин, атаковав своей парой замыкающую пару F-86. Сблизившись на дистанцию в 200 метров, Сутягин обстрелял ведомого «Сейбра», а Шулёв в это время вёл огонь по ведущему «Сейбру». Выйдя из атаки, наши лётчики не обнаружили эту пару «Сейбров» и присоединились к своему звену. Как потом заявили северокорейские власти, в районе Ансю упали 2 F-86, которые были записаны на счёт Николая Сутягина и Василия Шулёва. Американцы не признают потери своих «Сейбров» в этот день. В итоге, в этом сражении лётчики 17-го ИАП сорвали налёт бомбардировщиков B-29 на Аньдунский мост и записали на свой счёт 3 самолёта противника и ещё 1 повредили, потеряв 1 свой самолёт и пилота.

Затем был большой перерыв, связанный с нелётной погодой: в это время года над Северной Кореей шли проливные дожди и грозы, и только изредка небо прояснялось, и боевые вылеты возобновлялись. Для лётчиков 17-го ИАП самым напряжённым на бои день выдался в конце июля месяца, а точнее 29-го числа. В этот день хоть и была облачной, но вполне приемлемой для боевых вылетов, чем и воспользовалось командование ВВС США и послало в район Ансю группы своих истребителей-бомбардировщиков F-80 и F-84. На отражение этих налётов были подняты 2 полка «МиГов»: первыми в 11 часов утра ушли в воздух 26 экипажей из состава 17-го ИАП, во главе с командиром полка майором Пуловым, а вслед за ними ушёл на перехват противника и 176-й ГИАП из дивизии И. Н. Кожедуба.

В районе Тайсена звено капитана Артемченко обнаружило восьмёрку «Сейбров» и атаковала их. В этом бою участвовал и Николай Сутягин, но, по сути, ведущая пара Артемченко — Шулёв удачно выполнив маневр, зашли одной четвёрки F-86 в «хвост» и попросту разгромили её: Армемченко сбил одного «Сейбра», а Шулёв сразу двух. Остальные «Сейбры» тут же вышли из боя и так как больше наши лётчики противника в воздухе не встретили, им пришлось возвращаться на свой аэродром.

Однако через 3 часа, в 15:14 полк вновь был поднят на перехват штурмовиков противника в составе 24 экипажей во главе с командиром полка и в этом вылете им повезло больше, чем в первом: в районе Дзюнсен ими были обнаружена группа в составе 20 ударных самолётов типа F-80 и F-84, под прикрытием 4 F-86. Обнаружив ниже себя несколько шестёрок F-80, последовательно их атаковали. Одну из шестёрок атаковал и Сутягин с ведомым. Обнаружил «МиГи», пилоты «Шутинг Старов» стали в оборонительный круг, чтобы не допустить «МиГов» себе в «хвост», но этот маневр им не помог. Применив вертикальный маневр, Николай Сутягин сблизился с одним из F-80 и выпустил по нему 2 очереди снарядов и видел, как они зацепили самолёт противника, и тот с креном пошёл вниз. Другие звенья штурмовиков, также были удачно атакованы другими лётчиками полка, и пилоты F-80 и F-84 убедившись, что к цели им не прорваться повернули, назад сбросив, куда попало сбои бомбы. Выполнив задание, 17-й полк также вернулся на свой аэродром в полном составе. По докладам лётчиков и данным фотоконтроля, победы над F-80 были засчитаны Артемченко, Сутягину, Пономарёву и Фокину. Северокорейские власти также подтвердили падение 3-х F-80 на землю.

Однако американцы утверждают, что в этом вылете был потерян только один их F-84Е (№ 49-2339) из состава 154-й FBS, который по их версии пострадал от взрыва своих бомб. Пилот самолёта капитан Джеймс Оверстрит (Overstreet, Jr. James R.) пропал без вести. На самом деле, капитан Оверстрит погиб во время атаки на встречных курсах с «МиГом» старшего лейтенанта Г. Т. Фокина. Оба лётчика вели огонь друг по другу и стрельба обоих была довольно точной, и здесь сказалось преимущество «МиГа» в вооружении: самолёт противника взорвался в воздухе (отсюда и эффект взрыва на своих бомбах). Американский пилот также добился попаданий в самолёт Фокина, при этом одна пуля попала нашему лётчику в ногу, и он раненным всё же долетел до своего аэродрома и совершил вынужденную посадку на «живот». Вскоре техники полка восстановили самолёт Фокина, а ранение быстро зажило, и наш лётчик вернулся в строй, а вот американец погиб в этом бою.

Как бы там ни было, но в этом бою Николай Сутягин добился своей пятой победы на этой войне и стал, таким образом, очередным лётчиком-асом в составе 64-го ИАК. Американцы задним числом признали потерю ещё 2-х своих F-84E из этого же авиакрыла (№ 49-2385 и № 49-2338), один из которых на счету Николая Сутягина.

Затем вновь наступила нелётная погода, и боевая активность авиации резко упала. Только 9 августа небо прояснилось, и противники вновь вступили в единоборства над просторами Северной Кореи. В этот день лётчики 17-го ИАП совершили 2 боевых вылета на перехват самолётов противника. Второй вылет состоялся уже в конце дня. В 17:25 с КП дивизии был отдан приказ, поднять в воздух 10 экипажей из состава 1-й АЭ полка под командованием самого командира полка майора Г. И. Пулова. Задача была прикрыть выход из боя лётчиков «братских» полков — 523-го ИАП и 18-го ГИАП. В воздухе получили приказ следовать в район острова Синби-То, к которому подходила группа из 8 F-80. Первой на траверз острова подошла ударная группа в составе 6 «МиГов», под командованием капитана Артемченко и стала двигаться вдоль береговой черты моря. Вскоре на встречном курсе ниже и правее себя они обнаружили на встречном курсе пятёрку штурмовиков F-80 и, сделав разворот, пошли на них в атаку. В ходе этой атаки старшему лейтенанту Крамаренко удалось сбить одного штурмовика. Находящийся выше Николай Сутягин обнаружил пару F-80 и, находясь в удобной позиции, атаковал эту пару. Противник, попав в невыгодную ситуацию, стал уходить в море, но уйти удалось только одному из них. Николай Сутягин произвёл 3 атаки по выбранной им цели с дистанции 500 метров, и всё же поразил самолёт врага, который упал уже в море. На этом бой и закончился, и группа без потерь возвратилась на свой аэродром.

Американцы признали на другой день потерю 4-х своих F-80 из состава 8-й FBW, 2 из которых на счету лётчиков 17-го ИАП. Скорее всего, в этом бою Сутягин сбил самолёт F-80С (№ 49-761), пилот которого 1-й лейтенант Джеймс Кайсер (James R. Kiser) остался жив, но попал в плен. Это была уже 6-я победа Николая на этой войне!

Снова более недели над Северной Кореей наступила нелётная погода, которая длилась более недели, и вновь бои в небе Северной Кореи возобновились с 18 августа, когда командование ВВС США начало свою новую боевую операцию под названием «Strangle» (Удушение), атаковав большинство автодорог на территории КНДР. Свою очередную победу Николай Сутягин одержал через неделю после начала этой операции американцев, вот как это произошло:

25 августа часть в составе 26 экипажей под командованием майора Пулова в 8:04 вылетела на отражение самолётов противника в район Сенсен. Полк находился в боевом порядке «змейка эскадрилий», имея при этом ударную группу 1-я и 3-я АЭ и группу прикрытия — 2-я АЭ. Следуя с курсом 300, майор Пулов в 8:37 ниже себя впереди справа обнаружил 6 самолетов «Глостер-Метеор», шедших с курсом противника. Противник, обнаружив преследование, встал в левый оборонительный круг. Майор Пулов, сблизившись до 200-300 метров, с задней полусферы сверху с углом 30-35 атаковал ведомого замыкающей пары, после чего вышел из атаки с набором высоты вправо и вторично атаковал в такой же последовательности. В течении воздушный боя майор Пулов произвёл 4 атаки, из них 3 атаки с огнём.

Старший лейтенант Сутягин, прикрывая майора Пулова, так как ведомые оторвались в момент сближения с противником, сам атаковал «Глостер-Метеор». При первой же атаки, Николай Сутягин произвёл 2 очереди по ведущему замыкающей пары, после чего попал в струю «Глостер-Метеора» и сорвался в штопор. Выводя самолёт из штопора, Николай Сутягин обнаружил 4 «Глостер-Метеора», выполнявших вокруг него замкнутый круг. Сутягин, выполняя резкие отвороты влево вправо, набрав скорость, оторвался от них. По сути, из-за того, что ведомые Пулова и Сутягина выполнили неправильный маневр, Пулов с Сутягиным остались вдвоём против шестёрки «Глостер-Метеоров», но с честью вышли из этой ситуации.

Хотя австралийцы, как и американцы не любят афишировать свои потери, поэтому и не подтверждают потери 2-х своих «Метеоров» в этот день. Однако есть сомнение в этом заявлении австралийцев, которые могли записать 2 этих «Метеора» в «не боевые потери» и, исходя из этого, можно предположить, что потерянные «якобы накануне в несчастном случае при обучении» самолёты типа «Метеор» (№ A77-354 и № A77-128), пилотам которых сержанту Рональду Миттчеллу (Ronald Mittchell) и флайт-сержанту Рэгу Лэмбу (Reg Lamb) удалось спастись, на самом деле были сбиты майором Пуловым и старшим лейтенантом Сутягиным 25 августа 1951 года.

Следующий месяц сентябрь был намного интенсивным по накалу боёв, чем предыдущие месяцы. В этом месяце Николай Сутягин совершил 23 боевых вылета и участвовал в 9 воздушных схватках с самолётами противника, что говорит о том, что противник почти ежедневно совершал налёты на охраняемые советскими лётчиками объекты на территории Северной Кореи. Поэтому и нашим лётчикам приходилось почти ежедневно вылетать на перехват ударных самолётов противника и всеми силами противодействовать им. Самым удачным и результативным для Николая Сутягина выдался день 26 сентября. В этот день он совершил 2 боевых вылета, и оба с боями.

Первый вылет был совершён утром, когда по команде с КП дивизии в 08:42 последовательно в воздух ушли все 3 эскадрильи полка в составе 26 экипажей под командованием командира полка майора Пулова. Первой ушла вперёд 2-я эскадрилья капитана Пономарёва, которая имела задачу сковать боем передовой заслон истребителей противника. Две других эскадрильи полка получили задачу прикрыть действия лётчиков 523-го ИАП, которые также вылетели на перехват самолётов противника и должны были атаковать ударные самолёты противника.

В районе Ансю группа капитана Пономарёва обнаружила 8 истребителей F-86 на встречном курсе, и вступили с ними в бой. Вскоре в данный район прибыли основные силы дивизии в составе группы истребителей 523-го ИАП, под прикрытием 2-х эскадрилий (18 экипажей) 17-го ИАП. Совершая разворот, лётчики 17-го ИАП обнаружили ещё одну группу из 8 истребителей F-86, с которой сразу вступило в бой звено капитана Артемченко, а оставшаяся шестёрка во главе с майором Пуловым продолжала выполнять поставленную задачу по прикрытию сверху своих боевых товарищей из 523-го полка. Подойдя в район устья реки Сенсен-по, наши лётчики обнаружили группу из 12 истребителей «Метеор», которые направлялись в данный район на высоте 7000 метров. Майор Пулов дал команду атаковать «Метеоров» и первым пошёл в атаку на австралийцев. Однако лётчики «Метеоров» вовремя обнаружили «МиГи», и атакуемая пара «Метеоров» ушла из-под атаки Пулова и его ведомого. Но следом за ними шла атакующая пара старшего лейтенанта Сутягина, и он сблизился с одним из «Метеоров» на дистанцию 300-250 метров и сзади длинной очередью из всех пушек сбил его и тот упал в море.

Пулов ещё пытался несколько раз разбить строй «Метеоров», но австралийцы на этот раз держались дружно и постепенно оттянули бой в море, куда нашим лётчикам заходить строго запрещалось, и Пулов прекратил бой с «Метеорами». Но пара Николая Сутягина продолжала бой: пока звено Пулова вела бой с «Метеорами», им на помощь пришли союзники в составе 4 F-86, с которыми Сутягин и вступил в бой. Однако Николай Сутягин выполнил удачный маневр и зашёл в «хвост» паре «Сейбров». Сблизившись на дистанцию 250 метров, Сутягин под ракурсом 0/4-1/4 произвёл длинную очередь, в результате которой самолёт F-86 горящим упал в районе юго-западнее Ансю. Остальные F-86 пикированием ушли в море. После этого Николай Сутягин взял курс на свой аэродром. Так в одном бою Николай Сутягин одержал 2 очередные победы!

Согласно данным командования 77-й эскадрильи Королевских ВВС Австралии, в этом бою с «МиГами», в первой же атаке был серьёзно повреждён «Метеор» сержанта Эрнста Армита (Ernst Armit), который с большим трудом, но долетел и посадил свой подбитый самолёт на базе в Сувоне, однако после таких повреждений самолёт не подлежал ремонту и был списан. Так на счету Сутягина оказался ещё один «Метеор». Что касается сбитого «Сейбра», то под пушки нашего аса попал пилот 336-й FIS 1-й лейтенант Карл Барнетт (Carl G. Barnett), который был ведомым в этом звене «Сейбров». Сутягин его «снял» на развороте, когда трудно было попасть в самолёт, но Николаю это удалось и вскоре «Сейбр» с № 49-1113 догорал на земле — его пилот погиб.

Во второй половине дня, а точнее в 14:08 на перехват самолётов противника вновь был поднят 17-й ИАП в составе 24 экипажей. В районе Сюкусен лётчики полка провели воздушный групповой бой с группой из 24 штурмовиков F-84 под прикрытием 6 F-86. В этом бою Николай Сутягин подбил одного F-84, а всего было подбито в этом бою 2 F-84 и сорван налёт противника на охраняемый объект.

Октябрь месяц для Николая Сутягина был не так удачен в плане боевой результативности, так как в этом месяце он участвовал в боях только 10 первых дней октября. За этот короткий период, ему довелось совершить только 8 боевых вылетов и провести 5 воздушных боёв, но пополнить свой победный счёт в них ему тогда не удалось. А уже 11 октября Сутягина направили на отдых в санаторий в город Дальний (Ляодунский полуостров), где он отдыхал до 29 октября. Прибыл в полк он 30 октября и сразу приступил к службе и успел даже сделать один боевой вылет. Так закончился ещё один месяц войны, который был отмечен двумя радостными событиями для Николая. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 октября 1951 года, старший лейтенант Сутягин Николай Васильевич удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Другим радостным событием было повышение в звании: приказом по части, он в начале октября месяца был повышен в звании на одну ступень и стал капитаном.

Однако, последующие 3 последних месяца боевой командировки, с лихвой перекрыли по количеству боевых вылетов и проведённых воздушных боёв, предыдущие месяцы боевой командировки. За эти 3 месяца Николай Сутягин произвёл в общей сложности 79 боевых вылетов и провёл 38 воздушных боёв с противником! Таким был накал последних месяцев боевой командировки Николая Сутягина!

В ноябре месяце Николай Сутягин совершил 39 боевых вылетов и участвовал в 15 воздушных боях. Основными соперниками в этих боях были истребители F-86 и штурмовики F-84 «Тандерджет». Все вылеты были либо полковые, либо в составе дивизии. Это было вызвано тем обстоятельством, что противник осуществлял крупные ежедневные налёты на объекты КНДР большими группами истребителей-бомбардировщиков F-84, под усиленным прикрытием истребителей F-86. Так 3 ноября в 13:50 в воздух была поднята полковая группа из 20 экипажей под командованием майора Масленникова, и тремя группами была направлена в район Ансю. Задача лётчиков 17-го ИАП была сковать боем передовые заслоны «Сейбров» и тем самым дать лётчикам 523-го ИАП, шедших следом, атаковать боевые порядки штурмовиков. В воздухе полковая группа была перенацелена в район Сенсена, где была обнаружена большая группа F-86.

Вскоре встреча состоялась, и был проведён маневренный бой с несколькими группами «Сейбров». В ходе этого боя, Николаю Сутягину удалось сблизиться с одной парой F-86 и обстрелять с дистанции 700 метров ведущего этой пары, и видимо повредил его, так как он с креном ушёл в сторону моря. Добить его не удалось, поскольку сам был атакован четвёркой «Сейбров» и вступил с ними в бой. Однако он длился недолго и вскоре американцы вышли из боя, и ушли на юг.

Почти такая же ситуация сложилась и на следующий день: снова в воздух была поднята полковая группа из 20 экипажей под командованием майора Масленникова, и в 14:30 тремя группами была направлена в район Ансю, куда направлялась большая группа штурмовиков противника под прикрытием истребителей (до 80 машин). Прибыв в район Ансю, ведущий группы получил сообщение от ведущего группы капитана Мазилова из 523-го полка, что они южнее Ансю ведут бой с превосходящими силами противника и просят помощи. Масленников сразу повернул в направлении района, где лётчики 523-го ИАП вели бой, и повёл свою группу на помощь. Однако сразу после разворота, боевые порядки полковой группы были атакованы несколькими группами «Сейбров», общим числом до 30 машин. Наши лётчики были вынуждены ступить с ними в бой. В ходе этого боя, капитан Сутягин был атакован четвёркой F-86 и вступил с ними в бой. Выполнив 2 наклонные петли, он сам зашёл в «хвост» паре «Сейбров» и атаковал их, обстреляв ведущего пары с дистанции 600-700 метров, и повредил его. Вновь добить противника не удалось, так как ведомый подбитого уже атаковал самого Сутягина на встречном курсе. Противники обстреляли друг друга и разошлись в разные стороны.

В ноябре месяце у капитана Сутягина были ещё 2 победных боя: 26 ноября в утреннем бою в районе Сюкусен с группой из 16 F-86 он повредил ещё одного «Сейбра», а затем в большом сражении 29 ноября в районе года Дзюнсен с большой группой F-84, он сбил одного «Тандерджета». Победа 29 ноября была памятной для Николая Сутягина ещё и тем, что он её одержал, будучи уже на новой должности помощника командира полка по тактике воздушного боя и воздушной стрельбе и, кроме того, он впервые возглавил полковую группу. В то утро, в 6:45 по команде с КП дивизии, он поднял группу из 20 экипажей и повёл её в район Ансю. В воздухе он получил команду идти в район Дзюнсен, где они обнаружили группу F-84, которую и атаковали. В первой атаке по звену «Тандерджетов», Сутягину не удалось открыть огонь, так как противник вовремя их обнаружил и ушёл из-под атаки. Но Николай, сделав сложный маневр, зашёл в «хвост» другой паре F-84 и, сблизившись с ней на дистанцию в 200 метров двумя очередями обстрелял самолёт ведомого и он перешёл в беспорядочное падение. По данным фотоконтроля и согласно подтверждению от местных северокорейских властей, этот F-84 был засчитан Николаю Сутягину как сбитый самолёт противника — это была 13-я победа Сутягина в небе Кореи! Однако американское командование не подтверждает потери своих F-84 в этот день.

В декабре месяце новая должность стала дольше требовать с капитана Сутягина, и он больше времени стал уделять подготовке лётчиков полка к боям, тем более что в конце октября в полк прибыло молодое пополнение, и его надо было готовить к боям. Новые обязанности требовали больше времени находиться на земле и заниматься своими новыми обязанностями. Однако при своей загруженности, Николаю Сутягину удалость за декабрь совершить 19 боевых вылетов и участвовать в 10 воздушных сражениях, в которых он одержал, 5 новых побед.

Лучший ас в истории реактивной авиации

Так 3 декабря в 13:00 полковая группа в составе 20 экипажей под командованием командира полка майора Пулова, была направлена на прикрытие мостов через реку Ялуцзян и аэродромов Сингисю и Мяогоу. Прибыв в заданный район, группу направили в район Сенсен-Серенкан, на перехват самолётов противника. Вскоре капитан Сутягин обнаружил группу из 16 F-86 и доложил о ней ведущему майору Пулову. Пулов запросил разрешение атаковать противника, но с КП сообщили, что это свои «МиГи» и дали команду следовать в заданный район. Пришлось поверить «земле» и продолжить полёт. Однако «земля» ошиблась и «свои» развернувшись, атаковали лётчиков 17-го полка. Пришлось принимать бой в невыгодных условиях. В ходе боя, Николай обнаружил 8 F-86, которые направлялись в район аэродрома Гисю и чтобы не допустить их к аэродрому, атаковал их. Сблизившись с крайним в группе «Сейбром», он с дистанции в 650 метров открыл по нему огонь, после чего «Сейбр» перешёл в крутое пике. Бой длился ещё несколько минут и закончился победой наших лётчиков: капитаны Сутягин и Благов сбили по «Сейбру», у нас был подбит один самолёт, но его пилот старший лейтенант Зеленов благополучно вернулся на свой аэродром.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector