Кто Вы, Ольга Чехова?

О БЫТЕ АКТРИСЫ ЗАБОТИЛСЯ ЛИЧНО НАЧАЛЬНИК СМЕРША Годы не властны над ней. Во время Второй мировой войны она станет женой, потом вдовой известного аса-летчика. Любопытный документ, подписанный начальником...

О БЫТЕ АКТРИСЫ ЗАБОТИЛСЯ ЛИЧНО НАЧАЛЬНИК СМЕРША

Годы не властны над ней. Во время Второй мировой войны она станет женой, потом вдовой известного аса-летчика. Любопытный документ, подписанный начальником Четвертого отдела главного управления СМЕРШа, проливает свет на ее личную жизнь.

«О. К. Чехова в настоящее время в Берлине, Фридрихсхаген. С ней проживает (дальше имена дочери и зятя актрисы. — Б. Х.) некто Зумзер Альберт Германович, 1913 года, немец, преподаватель физкультурной академии в Берлине, чемпион по легкой атлетике. Живет у Чеховой О. К. и находится с ней в близких отношениях».

«Чемпион по легкой атлетике» моложе Ольги на 16 лет. По хозяйству «молодоженам» помогает домработница. Документ датирован ноябрем 1945 года. Из других документов и докладных записок следует, что о быте Ольги Чеховой заботится лично начальник СМЕРШа генерал Абакумов.

По его распоряжению сверхсекретному агенту помогают с продовольствием, бензином, строительными материалами для ремонта дома, куда была выставлена охрана из трех человек. Сохранилось письмо Ольги Чеховой на имя Абакумова, где она называет его «дорогой Виктор Сергеевич» и спрашивает: «Когда встретимся?». Встречи уже с другими генералами, надо полагать, продолжались и после ареста и расстрела Абакумова.

Кто Вы, Ольга Чехова?

«Ее здесь называют женщиной, которая изобрела вечную молодость», — пишет Ада Книппер «тете Оле» (29 октября 1949 года). В этом же письме: «…красива, молода, лет на 35 не больше». Ольга Чехова в послевоенные годы, как всегда, работает очень много, создает свой маленький театрик, вместе с дочерью, тоже актрисой, часто выезжает на гастроли. Снова появляется на экране.

За один только 1950 год снимается в семи фильмах. Один из них — «Человек, который хотел жить дважды». Сама же Ольга Чехова прожила не две, а несколько жизней. Она долго не расстается с мечтой о приезде на первую свою родину (1965 год): «Собираюсь в Москву… Я старею. Мне уже 68 лет и очень хотелось бы повидать могилы дяди Антона и тети Оли».

Ольга Чехова — любимица Гитлера, суперагент Сталина — благополучно доживает в Мюнхене до глубокой старости. И после смерти в 1980 году остается одной из самых знаковых загадок Второй мировой войны…

Тут бы поставить точку, но есть еще одна история, без которой наш рассказ об Ольге Чеховой будет неполным.

«Городская комендатура Таганрога. Таганрог 4.10.1942 года Дом Чехова (ул. Чехова, N 69) взят под защиту».

Этот необычный, из ряда вон выходящий документ хранится в фондах Таганрогского литературного музея Антона Павловича Чехова, расположенного, к слову, в здании мужской гимназии, где учился будущий писатель.

Он вступает в противоречие с политикой гитлеровского вермахта на оккупированных территориях, политикой, четко сформулированной в одном из приказов практика войны генерал-фельдмаршала Рейхенау: «Никакие исторические или художественные ценности на Востоке не имеют значения»…

Кто Вы, Ольга Чехова?

О том, как неукоснительно выполнялись эти и другие подобные приказы на всей территории, оккупированной врагом, свидетельствуют разоренные мемориальные литературные музеи Ясная Поляна, Михайловское, Тургеневское и Спасское-Лутовиново…

ЗА СПАСЕНИЕМ МУЗЕЯ ЧЕХОВА СТОЯЛА ПРИМАДОННА НАЦИСТСКОГО ЭКРАНА

И в Украине, и в Беларуси на месте музеев оставались пепелища, руины… Чем же вызвано особое отношение к Чехову? Дом «под защитой», даже название улицы сохранено… В нем в целости и сохранности остались картины, иконы, мебель, утварь, воссоздающие жизнь Чеховых в первые годы купеческой карьеры отца писателя.

Задолго до Таганрога в мою жизнь вошли чеховская Ялта, знаменитая «белая дача», тоже почти без ущерба пережившая оккупацию. Историю о том, как в годы войны был спасен ялтинский Дом-музей Чехова, я — в кратком изложении — впервые услышал от сестры писателя Марии Павловны Чеховой, в августе 1953 года.

В Доме-музее я побывал тем летом дважды. И каждый раз мне решительно везло на встречи. Первый визит к Чехову мы, отдыхая в Ялте, нанесли вместе с женой. В саду («Сад будет необыкновенный. Сажаю сам, собственноручно, одних роз посадил сто») нас ждал приятный сюрприз. На одной из скамеек в тени огромного кедра сидела женщина почтенных лет. Лицо величавое, будто вырезанное на камее. Хорошо знакомая по фотопортретам Ольга Леонардовна Книппер-Чехова. Великая актриса, жена писателя…

Кто Вы, Ольга Чехова?

Мы остановились как вкопанные. Не сговариваясь, боясь потревожить, молча повернули назад. Вскоре снова потянуло к «доктору Чехову». Пришел, а музей закрыт. Но я не огорчился: ведь оставался сад Чехова. Он встретил благоуханием, устремленными в небо зелеными свечами кипарисов, цветением индийской сирени. На знакомой скамейке о чем-то оживленно разговаривали две женщины: в молодой я узнал нашего экскурсовода, другая — в летах, в темном платье с разноцветными горошинками. Старинные очки в черной оправе. Сквозь них проглядывали очень живые, совсем не старые глаза.

«Мария Павловна», — донеслось… Бессменный директор, хранительница Дома-музея, Маша, родная сестра Чехова! Не удержался. Подошел. Поздоровался.

— Как, — спросил я, — удалось сохранить в неприкосновенности дом, обстановку, подлинные вещи Чехова во время оккупации Крыма? Ведь гитлеровцы — об этом знает весь мир — не пощадили ни Ясную Поляну, ни Михайловское…

— Об этом спрашивают многие. Постараюсь ответить статьей, над которой работаю.

Статья, о которой говорила Мария Павловна, так и не была дописана. К сожалению, пропал и оригинал незаконченной рукописи. Ниже — с сокращениями — сохранившиеся наброски.

«Последний раз я была в Москве 41-го. Весной до июня месяца… Разговоры о войне тревожили… и я поспешила скорее домой».

В Ялте я тоже застала беспокойство, но как-то не верилось в возможность войны… я ходила по всему дому, не знала, с чего начинать, как готовиться. Обдумывала, куда и что отправлять. А дом? Дорогой для меня дом. Если его разобьют и вещи расхитят? На что мне моя жизнь, если ее цель погибнет?

Нет, буду бороться, защищать, насколько сил хватит. И я осталась… Начала прятать все, что могло пропасть. И вот восьмого ноября пришли враги, но к нам нагрянули не сразу. Первыми явились квартирмейстеры — итальянцы и что-то написали мелом на парадной двери. Вскоре же появились немцы, человек пять, и вошли прямо в кабинет.

Кто Вы, Ольга Чехова?

Я спустилась вниз и тоже вошла в кабинет. Из них один хорошо говорил по-русски, и он заявил: «Вот здесь наш майор, — показывал на письменный стол, — будет заниматься, а в этой спальне он будет отдыхать»…

— Я ответила им, что эти две комнаты нельзя занимать, что это «музеум» и что я могу предоставить майору другое помещение…

Стали рассматривать фотографии и увидели фотографию Гауптмана, которого я на всякий случай выставила, так как раньше… он был перед войной убран. «О, Гауптман, Тшехов!».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector