Король ринга. Николай Фёдорович Королёв

Николай Фёдорович Королёв появился на свет 14 марта 1917 года в столице России. О его детстве известно очень немногое. Он был единственным ребенком в семье. Настоящая его фамилия...

Николай Фёдорович Королёв появился на свет 14 марта 1917 года в столице России. О его детстве известно очень немногое. Он был единственным ребенком в семье. Настоящая его фамилия — Фадеев. Почему этот выдающийся человек отдал предпочтение фамилии отчима, с которой и остался в истории мирового спорта, не известно.

В юные годы Королев ничем не отличался от большинства своих сверстников — прилежно посещал школу, а в свободное от учебы время гонял во дворе мяч, помогал старшим и отстаивал «честь» двора в устоявшемся формате «стенка на стенку». Драться он, к слову, не любил, однако если приходилось — не давал спуску никому и сражался до победы. А потому и прозвище у него было подходящее — Король. Имелось у Николая и ещё одно «мирное» хобби, страсть к которому превалировала над остальными. Было это радиолюбительское дело. С непонятным для его ровесников азартом он долгими часами просиживал над чертежами и схемами, тратил на детали почти все имеющиеся у него сбережения. Первое знакомство с боксом у будущего спортсмена состоялось в соседском сарае. Там его товарищи подвешивали мешок, набитый опилками, который затем лупили кулаками. Задумка Королёву понравилась, однако удары по мешку удовольствия и радости не принесли — руки его мгновенно покрылись кровоточащими ссадинами, разболелись суставы…. Николай был уверен — «бокс» занятие не для него.

Окончив школу, Королёв устроился на завод «Нефтегаз», где всю жизнь проработала его мать, Ефросинья Андреевна. Именно она, по признанию Николая Федоровича, явилась для него примером усердия и трудолюбия — жизненно важных качеств, необходимых всем желающим чего-то добиться в жизни. Проводя много времени на заводе, Николай не забывал заниматься спортом. Он успешно сдал нормы ГТО и записался в секцию любимого им футбола, действовавшую на предприятии. А в 1933 году Королев и его друзья, гуляя по своему обыкновению по Измайловскому парку, увидели тренировку боксёров. Спустя несколько дней молодые спортсмены появились там снова. Так продолжалось какое-то время. Молодым ребятам нравилось наблюдать, как боксеры виртуозно обращаются со строптивой скакалкой, как отрабатывают в парах свои навыки. И в один из дней юноши отважились подойти к руководившему этими интересными занятиями тренеру Ивану Богаеву с просьбой о зачислении их в секцию. Иван Степанович — преподаватель кафедры бокса столичного института физкультуры и один из основателей этого вида спорта в нашей стране — касательно Королёва решение принял сразу: шестнадцатилетний юноша был довольно рослым и имел, как говорится, богатырское телосложение.

Наивно было бы считать, что Королёв, не дававший никому спуску в уличных сражениях, сразу же принялся разделывать своих соперников на ринге. Свой первое выступление в четырёхугольнике, казавшемся молодому парню магическим, Николай Федорович прогнозируемо провалил — ни одного раза он не смог дотронуться до противника. Однако заострять на этом внимание не стоит — подобная судьба постигала и постигает почти всех молодых боксёров, столкнувшихся по воле тренера с уже довольно опытными соперниками. Зато первая неудача подстегнула Королева, принуждая вкладывать в каждую тренировку всю свою душу. Прыжки через скакалку, монотонная отработка ударов, многокилометровые кроссы — всё это, казавшееся еще недавно рвавшемуся в бой Николаю лишь пустой тратой времени, отныне обрело новый смысл. А осенью 1933 у тренера Королева появилась удобная возможность представить своего многообещающего ученика Аркадию Харлампиеву.
Король ринга. Николай Фёдорович Королёв

Об Аркадии Георгиевиче следует рассказать отдельно. В молодости Харлампиев работал в цирке воздушным гимнастом. Когда ему исполнился двадцать один год, он отправился во Францию, где поступил в парижскую Академию изящных искусств. Именно в этом месте он впервые познакомился с боксом, и после возвращения в Россию Аркадий Георгиевич вложил колоссальное количество сил и энергии в развитие этого искусства кулачного боя в СССР. Проведя множество поединков на любительском, а позднее и профессиональном рингах, он занялся тренерской работой. Являясь человеком большой культуры, Харлампиев контролировал не только то, чтобы его подопечные правильно наносили удары и двигались по рингу, но и посещали музеи и театры, много читали. Стоит также отметить, что у Аркадия Георгиевича никогда не имелось любимчиков — каждому боксёру он уделял отдельное внимание. По собственному опыту зная, что лишь тяжёлая и планомерная работа на тренировках может превратить простого спортсмена в чемпиона, Харламиев до седьмого пота гонял учеников, заставляя ребят выкладываться на тренировках на сто десять процентов. Кроме того он умел довести важность подготовки до сведения каждого из своих подопечных — все его упражнения юноши выполняли не с известной неохотой и ленцой, а с удовольствием и азартом.

Уже первые показательные бои Королева, его защитные и атакующие действия, мощные удары, а главное правильное тактическое мышление произвели сильное впечатление на Харлампиева. Он понял — перед ним самородок, прирожденный боец. И, разумеется, этот великий тренер взял Николая Федоровича под свое крыло. Снова потянулись бессчетные тренировки — кроссы, работа на снарядах и со скакалкой, колка дров. Королев отдавал занятиям всего себя, трудился над физической подготовкой, усердно работал над техникой, которую природа, в отличие от крупного телосложения, никогда и никому не дарит. Сотни и тысячи раз он повторял одни и те же движения, стараясь добиться в них лёгкости и чистоты. Харлампиев, хоть и ворчал на своего ученика (Королев нередко пропускал удары, от которых можно было защититься, медленно перемещался по рингу), все же говорил друзьям: «На этого парня обратите внимание, верю, что из него выйдет классный боксер!». Так проходили дни, недели и месяцы. На место поединков с тенью пришел настоящий спарринг, а количество труда, вложенного на тренировках, стало переходить в качество. Аркадий Георгиевич также прекрасно понимал, что долгая шлифовка боксёрских навыков не даст того настоящего и бесценного опыта, который его ученик сможет приобрести в настоящем бою с точно таким же жадным до победы противником. Именно потому, когда в марте 1934 стартовало очередное лично-командное первенство города Москвы, наставник Королева принял решение ввести в команду доселе необстрелянного, но полного амбиций семнадцатилетнего Николая, которому перед этим пришлось похудеть на несколько килограммов, мешавших боксеру попасть в рамки полутяжёлого веса.

Король ринга. Николай Фёдорович Королёв
Проблем с попаданием в финал у Николая Федоровича не возникло, но в решающем поединке Королев столкнулся со знаменитым Виктором Михайловым, считавшимся на протяжении шести лет первым боксёром нашей страны. Он являлся выдающимся специалистом классического стиля и первым среди отечественных мастеров перчатки был удостоен новоучреждённого звания заслуженного мастера спорта. Забегая вперед, стоит отметить, что звание сильнейшего полутяжеловеса России Михайлов не уступал никому на протяжении шести лет (1933-1939). И дело здесь обстояло вовсе не в отсутствии конкуренции, а в высочайшем мастерстве чемпиона. Соперничество в его весовой категории оставалось довольно высоким, поскольку побеждённые спортсмены никак не желали мириться со своим положением, упрямо и порой небезуспешно цепляясь за шанс покорения высшего титула.
Первая встреча будущих «вечных» соперников прошла, что называется, «в одну калитку». Николай Федорович, хотя и был уже довольно сильным боксёром, однако сложился ещё не до конца, иначе говоря, являлся «сырым». И до Виктора Павловича ему еще было очень далеко. Как ни пытался Королев достать противника своим разящим ударом, сделать этого ему так и не удалось. Михайлов предугадывал все атаки настырного молодого бойца, и с легкостью уходил от них, посылая в то же время свои удары прямиком в цель. Он обладал полным преимуществом и вполне мог нокаутировать Королёва, однако не стал этого делать. Несмотря на неудачи, Николай Федорович упорно шел вперёд и, видя у противника столь огромную волю к победе и боевой дух, Михайлов, будучи спортсменом благородным, высоко ценившим подобные качества, проникся к оппоненту симпатией. Бой закончился в конце первого раунда после того, как секундант Королёва выкинул на ринг полотенце. Подобный, указ поступил от Харлампиева, ожидавшего такого развития собитий и побеспокоившегося о здоровье своего ученика. Необходимый бесценный опыт Николай получил сполна, а Аркадий Георгиевич окончательно убедился в талантливости этого юноши, все чаще став выпускать его на настоящие бои.В следующем 1935 году Михайлов и Королёв дважды скрещивали перчатки, и вновь Николай потерпел поражения, однако это были уже совсем другие поединки. К слову, после первого проигрыша Королёв очень расстроился, на время даже перестав посещать тренировки. Он не мог не понимать, что с мастером подобного уровня — вне сомнений одним из лучших боксёров эпохи — ему сражаться на равных пока было рано. Тем не менее, удар по самолюбию вспыльчивого и голодного до побед юноши был нанесён самый серьезный. К счастью, ком обиды сдавливал молодецкую грудь не долго — жаждая реванша, амбициозный боец после краткого «отпуска» вернулся к занятиям. Вернулся, надо отметить, с удвоенным запалом, проливая ещё больше пота на тренировках и внимательно разбирая собственные ошибки. И хотя вскоре заметно прибавивший Королев ещё раз проиграл корифею ринга, Михайлов также получил от Николая немало неприятностей. Неоднократно юноша ставил соперника в опасное положение, доставал ударами, демонстрируя умножившуюся технико-тактическую оснащённость. Королев наглядно подтвердил тезис «на ошибках учатся», о чём свидетельствовали и слова самого Михайлова, произнесенные им после выигранной встречи: «Нелёгкий бой! Противник переносил удары, от которых падали другие, и сам при этом бил сильно, разнообразно и быстро, маневрировал и маскировал начало атаки… Его броски с дистанции стремительны и совершенно неожиданны. Выиграв три раунда по очкам, я убедился, что передо мной вполне сложившийся в профессиональном плане мастер международного класса».Было абсолютно ясно, что выяснение отношений между двумя столь колоритными персонажами, за которыми с интересом следила вся страна, на этом не закончится. Действительно в 1936 пути боксёров пересеклись ещё раз. К тому времени Николай не только окончательно перебрался в тяжёлый вес, но и с ходу выиграл сперва первенство Москвы, а затем и чемпионат Советского Союза. Помимо этого он успешно сдал выпускные экзамены в школе тренеров, получив диплом одним из первых в СССР. Михайлов, в свою очередь, в который уже раз подтвердил титул сильнейшего боксера в полутяжелом весе, однако как только стало известно об основании нового звания — Абсолютного чемпиона Советского Союза, за который могли биться лишь победители первенства страны в среднем, полутяжёлом и тяжёлом весе, сразу бросил Королеву вызов. Николай только того и ждал.
Очередная серия противостояния между двумя мастерами разыгралась в Московском цирке 22 октября. Этот поединок навсегда остался в истории отечественного и мирового бокса, как один из наиболее увлекательных и зрелищных. В этот раз Королёв уже ни в чём не уступал своему именитому противнику и в потрясающем по зрелищности и накалу шестираундовом бою одержал убедительную победу. Михайлов открыто признал свое поражение и первым поздравил Николая Федоровича. К сожалению, радость Королева не смог разделить его тренер Аркадий Харлампиев, несколькими месяцами ранее ушедший из жизни. К бою на Абсолютное первенство Королева готовил Пётр Фастов, а впоследствии тренером его стал Константин Градополов — помощник Харлампиева и завкафедры бокса Института Физической Культуры.Долгожданная победа в поединке со столь принципиальным соперником совсем не вскружила молодецкую голову Николая. Напротив, Королев, недовольный своей усталостью во время тяжелейшего боя с Михайловым, продолжил упорные тренировки, сосредоточившись над развитием выносливости. Наградой за столь тяжёлый труд стала вереница побед в 1937. В этом же году Николай Федорович подтвердил титул сильнейшего боксёра нашей страны, опять победив Михайлова в поединке за звание Абсолютного чемпиона. В тот же период в карьере Королёва произошел любопытный эпизод, прекрасно характеризующий его человеческие качества. На первенстве «Спартака» боксер без особых проблем добрался до финала, но в решающем бою столкнулся с яростным сопротивлением грузинского спортсмена Андро Навасардова. В сложном поединке судьи признали победителем Николая. Но уже на следующий день Королёв собственноручно написал в одну из центральных газет письмо, в котором сообщал, что отказывается от, по его мнению, незаслуженной победы.

В 1937 году советский боксер добился успеха и на международной арене, выиграв всемирную Рабочую Олимпиаду, проводившуюся в бельгийском городе Антверпене. Королеву там выпало сражаться с грозными противниками — финном Хелендером и представителем Палестины Хильдерадестом. Первый был известен своими мощными ударами, а второй — необыкновенной стойкостью. Сам Королев писал в мемуарах: «Мне очень хотелось увидеть финна перед боем. Однажды, когда я стоял перед входом в гостиницу, дверь скрипнула и на улицу высыпали спортсмены с финскими флажками на пиджаках. Среди них был молодой парень на две головы выше товарищей, с крупными руками и широченной спиной… А вечером предстоял бой, и я обязан был победить. Обязательно. С этими мыслями вышел на ринг. Без пиджака противник казался еще крупнее. Пожали друг другу руки, обменялись вымпелами. Хелендер начал активно. Бил прямыми ударами, словно машина рычагами. Я уклонялся, держал руки свободными, приготовленными для удара. Сделал очередной нырок. Противник оказался совсем рядом, точнее, его живот, а значит и голова была где-то близко. Выпрямляясь, ударил левым крюком и попал прямо в подбородок! Финн упал па пол, судья начал отсчет». Этот бой длился всего одиннадцать секунд, став одним из самых коротких в спортивной карьере Николая Федоровича. В финале Королева ждал араб Хильдерадест, который, как выяснилось, оказался боксером-профессионалом. Этот скандал удалось замять, и поединок всё-таки состоялся. Николай Федорович вспоминал: ««Смуглый кудрявый красавец, он первым начал атаку. Я же решил подождать и посмотреть, что умеют профессионалы. Арсенал, к сожалению, оказался не богат, пришлось мне его кое-чему поучить. Ударил встречным, одновременно отбив локтем руку палестинца. Все, Хильдерадест на полу. Судья дошел до восьми, палестинец встал и пошел на меня. Тщательно закрывшись, двинулся навстречу. Поймал для удара с фланга удобный момент, и противник снова оказался в нокдауне. И снова встал. Тогда я загнал его в угол, открыл его глухую защиту, левой попал в голову. Зал взревел, нокдаун. Он опять встал. У нас бой бы давно прекратили, но встреча международная и тут другие правила. Подошел и легким ударом окончил бой. Две встречи, две победы и титул чемпиона Олимпиады».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector