Как воевал Отряд Особой важности атамана Пунина

Отряд особой важности атамана Пунина был одним из самых известных партизанских формирований Первой мировой. Созданный по инициативе Георгиевского кавалера поручика Леонида Николаевича Пунина, он стал одной из наиболее...

Отряд особой важности атамана Пунина был одним из самых известных партизанских формирований Первой мировой. Созданный по инициативе Георгиевского кавалера поручика Леонида Николаевича Пунина, он стал одной из наиболее дисциплинированных и спаянных партизанских частей, которая неоднократно демонстрировала свою лихость и удаль в боях с германцами. Даже во время революционных событий пунинцы сохранили дисциплину, субординацию и столь необходимое для успеха «чувство товарищеского плеча».

Официальным днем рождения отряда стало 26 ноября — день георгиевских кавалеров (их в отряде Пунина было более 120). Но фактически эта часть была сформирована чуть раньше — 6 декабря 1915 года, в городе Выпинки (недалеко от Режицы).

Как воевал Отряд Особой важности атамана Пунина

Поручик Леонид Пунин во время работы над проектом формирования диверсионного отряда

Процесс создания отряда был непростым. Идея организовать партизанское формирование пришла поручику Пунину еще в августе 1915, во время его работы в Офицерской стрелковой школе. Месяц он готовил общий проект, затем с помощью родственника, генерал-лейтенанта по адмиралтейству Е. И. Аренса, смог представить его в штаб Северного фронта. Более месяца шло рассмотрение прошения. Однако Пунину повезло. В октябре состоялся весьма успешный набег сводного партизанского отряда на Кухотскую Волю. И это стало главным аргументом в пользу доводов поручика, который получил разрешение на формирование отряда Особой важности. К концу ноября 1915 года он был полностью укомплектован, о чем 6 декабря было доложено Рузскому, а на следующий день — Походному Атаману великому князю Борису Владимировичу. Поручика Пунина назначили начальником со всеми правами и привилегиями командира отдельной части.

Состав, обмундирование, вооружение

Отряд был многонациональным и многоязычным. Кроме русских, украинцев, бурятов, было 37 латышей. 42 человека знали польский язык, немецкий − 15. Литовским языком владели 9 человек.

В состав отряда вошли: 10 офицеров (не считая атамана Пунина), 17 урядников и унтер-офицеров, 296 казаков и рядовых. Среди специалистов были: 7 подрывников, 8 телефонистов, 4 телеграфиста, 6 кузнецов, 3 ветеринара, 5 фельдшеров и 3 доктора. Конно-горное орудие обслуживали 20 человек.

В литературе ходят небылицы об униформе партизан. Утверждают, что они не носили никаких опознавательных знаков — ни вензелей, ни полковиков, ни нашивок, ни погон. Кроме того, в литературе встречаются описания неких нашивок и кокард в виде адамовой головы, будто бы присвоенных партизанам. Однако приказов об этом не обнаружено. Можно с уверенностью сказать, что эти утверждения — домыслы, по крайней мере, в отношении пунинцев. Они носили погоны своих частей с присвоенными вензелями. Казаки, состоявшие в отряде, надевали штаны с лампасами, пренебрегая всеми правилами камуфляжа. Некоторые партизаны носили ротные вензеля и полковики своих частей. Кокарды не маскировали и не закрашивали.

Изображение адамовой головы присутствовало лишь на отрядном знамени. Оно выглядело так.

Как воевал Отряд Особой важности атамана Пунина

Подпоручик Александр Пунин позирует с отрядным знаминем

Полотнище — 70 х 62 см, из черного плотного шелка. На лицевой стороне в центре — изображение адамовой головы, выполненное белой масляной краской, и надписью по обводу: «ВСАДНИКИ НЕСИТЕ СМЕРТЬ ГЕРМАНIИ». На оборотной стороне — неиконографическое, несколько барочное изображение Св. Георгия, обращенного влево, поражающего копьем змия (также выполнено масляными красками). Навершия и лент знамя не имело.

Было ли оно уставным или самопальным, выяснить пока не удалось, так как приказа о даровании знамени в архивах пока не обнаружено. Известно, что весной 1916 года оно уже существовало в отряде.

Отряд практически ни в чем не нуждался. Партизаны были прекрасно обмундированы и экипированы. Среди офицеров многие понимали толк в «тонности». С шиком и форсом одевались практически все − атаман отряда, его младший брат Лев, корнет Станислав Балахович (он был известным модником), корнет Домбровский, поручик Ставский. Пожалуй, единственным, безразличным к «тонности», был сотник Унгерн. Тот ходил в одном и том же френче, галифе и фуражке, которые имели весьма несвежий вид.

Вот, как Лев Пунин описывал обмундирование партизан (из письма отцу Н. М. Пунину, от 15 января 1916 года):

«Я сейчас одеваюсь с ног до головы от «Эмира Бухарского». Ты и не поверишь, какими франтами мы все ходим, как офицеры, так и солдаты. Я уже давно забыл, что такое рубашка. Ношу шикарные английские кителя. Понятно, на разведке одеваемся по проще».

В другом письме (от 4 марта 1916 года) Лев сообщает отцу, что Леонид «наконец черкеску свою снял и ходит, как и я, в форме стрелков». Тем самым, с ноября по февраль 1916 года атаман, скорее всего, носил черкеску. Любопытно, что этот же вид одежды потом использовал и С. Н. Булак-Балахович, заимствовавший у пунинцев не только тактику, но и бытовые детали.

Несмотря на то, что офицеры получали хорошее жалованье и старались франтить, денег на добротную, «тонную» одежду хватало не всегда. Вот, что писал прапорщик Лев Пунин (10 мая 1916 года):

«Денег у нас немало, однако напрасно ты, папочка, думаешь, что у нас все дешевле. Возьмем хотя бы одежду. На тебе все носится минимум год, а тут — месяц, два и капут. А брюки стоят 45 рублей, китель — 75 рублей, рубашка — 25 рублей, сапоги — 40 рублей грубые, чуть получше — 55 рублей. Собственно на все на это и уходит наше жалованье, остаток остается в ничтожном количестве. Но все-таки мы не особо нуждаемся и в целом живем хорошо».

Нижние чины отряда имели:

  1. Теплое белье: носки, портянки, фуфайки, кальсоны;
  2. Сапоги и шпоры;
  3. Валенки;
  4. Брюки;
  5. Рубаха;
  6. Полушубок;
  7. Палатки;
  8. Малый халат;
  9. Папаха;
  10. Башлык;
  11. Набрюшник;
  12. Рукавицы;
  13. Одеяло.

Каждый партизан был снабжен саквами с 4 фунтами сухарей, 1 фунтом сахара, 18 золотниками чая, 1 фунтом сала, 0,5 фунта табака, 2 коробки спичек, 1 кремнем. В целом нижние чины были прекрасно одеты и экипированы, нужды ни в чем не испытывали.

После преодоления множества бюрократических преград поручик Пунин смог получить на отряд полный боевой комплект:

  • Немецкие винтовки;
  • Шашки;
  • Бебуты;
  • Револьверы с 30 патронами (по 8 на эскадрон);
  • 2 патронташа на человека;
  • 120 патронов на человека;
  • Светящиеся часы;
  • Компасы;
  • Свистки;
  • Звуковые сигналы;
  • Бинокли (по 8 на эскадрон);
  • Книжки донесений;
  • Топоры (по 20 на эскадрон);
  • Электрические фонари;
  • Подрывные толосные шашки с капсюлями (по 6 на человека);
  • Ручные гранаты (по 3 на человека);
  • Бикфордов шнур;
  • Пеньковые шнур;
  • Карты;
  • Аптечные и индивидуальные пакеты (по 2 на человека);
  • Котелки;
  • Сухой спирт.

В распоряжении отряда были шесть ружей-пулеметов системы Мадсена, при артиллерийском отделении − конно-горное орудие образца 1909 года (на случай, если бы пришлось усиленно демонстрировать или работать в арьергарде армии, сдерживая наступление противника).

Как воевал Отряд Особой важности атамана Пунина

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector