Йордан Пехливанов: судьба офицера

Именно Пехливанов в феврале 1918-го командовал отрядами Красной Армии, которые под Псковом встали на пути войск кайзеровской Германии. Болгарский офицер, в 1909-м он поступил на службу в русскую...

Именно Пехливанов в феврале 1918-го командовал отрядами Красной Армии, которые под Псковом встали на пути войск кайзеровской Германии.

Болгарский офицер, в 1909-м он поступил на службу в русскую армию. Прошел всю Первую мировую. Был награжден Золотым оружием «За храбрость» и орденом Святого Георгия 4 степени. Кстати, его родная Болгария в той войне была союзницей Германии. После революции вступил в РККА. В феврале 1918 года без долгих сомнений принял предложение возглавить оборону на псковском направлении.
Оборона? Да! Но это всего несколько наспех сформированных эшелонов из добровольцев и частей старой армии, еще не окончательно деморализованных. И неукротимая энергия самого Пехливанова, сумевшего подчинить солдат своей воле.

Навстречу эшелонам Пехливанова, в тыл, бредут такие же солдаты. Они бросили фронт на произвол судьбы. На предложение задержать, вернуть их на поле боя Пехливанов отвечает: «Воевать они не будут. Лишний балласт. Нам нужны преданные, боевые, надежные».

Йордан Пехливанов: судьба офицера
В его отрядах не больше полутора тысяч человек. Это вовсе не монолит. Скорее, «броуновское движение». Отряды то пополняются новыми силами, то теряют десятки человек убывшими «по собственному желанию». Защита Родины в феврале 1918-го – дело исключительно добровольное

В этой «летучей» войне неожиданностью для немцев стал именно факт сопротивления: неужели русские еще способны атаковать? Более того! Немцы великолепно знают, какое огромное количество русских – там, «в тылу» у Пехливанова – желают им победы. Именно им, а не горстке отчаянных храбрецов-красноармейцев. Что, интересно, этими храбрецами двигало?
Бывшая Российская империя разваливается на глазах. В рядах большевиков, в Брест-Литовске ведущих с немцами переговоры о мире, никакого согласия. «Ни мира, ни войны»? Конечно, немцы нарушают зыбкое перемирие и… идут вперед.

С утра 19 февраля наступление германских войск стремительно развернулось на всем Северном фронте. Через Лифляндию и Эстляндию на Ревель, Псков и Нарву двинулись войска 8-й германской армии (6 дивизий), отдельный Северный корпус, дислоцировавшийся на Моонзундских островах, а также армейское соединение, действовавшее с юга, со стороны Двинска.

На северном направлении в течение недели немцы, не встречая сопротивления, быстро продвигаются вперед и создают угрозу Петрограду. 19 февраля сдан Минск, 20 февраля – Полоцк, 21-го – Орша, 22-го — латвийские Вольмар и Венден, эстонские Валк и Гапсала… И только под Псковом германская армия встречает сопротивление. Сражаются отряды Пехливанова – зло, изобретательно, постоянно беспокоя передовые заставы противника и сбивая его аэропланы. В тылу немцев Пехливанов успевает организовать даже партизанские отряды.

Боевые действия закончились в начале марта: большевики на условиях противника подписали Брестский мирный договор, означавший поражение России в Первой мировой войне.

Историки давно сняли идеологическую шелуху с праздника 23 Февраля. Особых побед красноармейцев не наблюдалось. Да и армии как таковой не было – лишь несколько сотен военных, показавших, что в самой отчаянной ситуации сдаваться они не намерены. Выбирая между защитой Родины и цветом флага, они становились красными и оставались русскими… Командовал ими русский офицер болгарского происхождения, бывший полковник Русской Императорской армии Йордан Пехливанов.

Много лет спустя, оценивая значение тех февральских боев против кайзеровских войск, исследователи сделают вывод: наступление немцев зимой 1918 года заставило определиться некоторых офицеров из категории «выжидающих», на чьей стороне выступать. Видный отечественный военный историк Александр Георгиевич Кавтарадзе писал: «Это подтверждают и сведения, опубликованные в печати того времени: “Запись офицеров в ряды Советской армии принимает широкие размеры, и уже сейчас предложение значительно превышает спрос. Устанавливается очередь по всем родам оружия. Записывается не столько молодежь, сколько старые офицеры, представляющие рекомендации войсковых организаций”».

Судьба же военспеца Йордана Пехливанова в Красной армии складывается благополучно. В августе 1918-го он вступает в командование Петроградской группой войск. Но… в конце сентября Пехливанова у красных уже нет. Есть рапорт: «Только что получил известие о чрезвычайно тяжелом положении моей семьи, которую не видел в течение года. Ввиду воспрещения отпусков и длительности хлопот по выезду, вынужден нелегально отправиться без промедления на выручку своих близких, о чем и доношу Военсовету».

Семья оказалась в Крыму. Путь к семье лежит через службу в белой армии генерала Деникина. Год спустя Пехливанов вместе с женой и дочерью вернется в Болгарию. Гражданская война в России для него закончится.

Закончится и военная карьера Пехливанова. Он так решит! И в родной Болгарии станет работать инженером. Во Второй Мировой войне Болгария вновь станет союзницей Германии. Бывший военспец РККА Йордан Пехливанов, немолодой уже человек, вновь окажется перед выбором. Впрочем, какой у русского офицера выбор? «Через свою дочь он поддерживал связь и оказывал помощь партизанам», — пишут сегодня историки.

Пехливанов переживет войну и встретит войска Красной Армии. Выйдет на пенсию и… продолжит работать – лектором в обществе советско-болгарской дружбы. Его не станет в марте 1955 года. До конца своих дней Пехливанов сохранит преданность России.

автор: Серафим Берестов

источник: rosgeroika.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector