Гроза фашистов Михаил Баранов

2 октября, собираясь атаковать колонну машин с немецкой пехотой, он встретил «Хеншель-126», и, как тот ни отбивался из пушки, сжег его, но, впрочем, и сам едва успел выброситься...

2 октября, собираясь атаковать колонну машин с немецкой пехотой, он встретил «Хеншель-126», и, как тот ни отбивался из пушки, сжег его, но, впрочем, и сам едва успел выброситься с парашютом.

Спустя шесть дней опять сбил «Хеншель-126», а, возвращаясь домой, атаковал пятёрку «Меесершмиттов» и зажёг один при первой же атаке. Сам тоже едва добрался домой.

В декабре сжёг «Ю-88» и с вышедшим из строя мотором каким-то чудом приземлился на случайной площадке.

В феврале звеном напал на механизированную колонну немцев и лично уничтожил 15 автомашин, несколько танков, повозки, добрую сотню солдат…

У старшего лейтенанта Баранова больше сотни боевых вылетов, из них около 70 воздушных боёв. Любой из них можно свести в итоге к двум — трём строкам, что вряд ли верно изобразит нам и лётную жизнь, и лётную войну.

Баранов сражается в районе северо — восточнее Котельниково. Внизу — золотые степи, рассечённые реками. Немцы ползут к востоку, таща за собой резервы колоннами в несколько десятков километров. Переправы служат как бы укреплёнными пунктами степного сражения. Переправы — в руках наших наземных войск, с воздуха же ими «заведуют» истребители. Сражения за переправы идут одно за другим в течение всего светового дня. Любой час состоит из 50 минут боя и лишь 10 минут перерыва. Немцы атакуют переправы компактным строем: 12 — 15 бомбардировщиками при 15 — 18 истребителях. Наши встречают их парами, так свободнее. Здесь происходят не схватки и не бои, а непрерывное воздушное сражение, когда в небе одновременно сражаются сотни машин. Был день, когда на одном лишь участке немцы потеряли 37 самолётов. Надо к тому же заметить, что в этих районах немцы держат самые лучшие машины.

Боевой азарт иной раз принимает здесь самые неожиданные формы. Трое немцев дрались против одного нашего. Никто не хотел первым выйти из боя — это ход смерти. Кто первый выходит, тот никогда не приходит. Но у нашего лётчика иссякло горючее, и хотя он знал золотое правило воздушного боя — не отваливать первым, пришлось быстро спланировать и сесть в рожь. Не сумев сбить его в воздухе, немцы решили доканать на земле. Два «Ме-109ф» сели по бокам нашего «Яка». Степь казалась вымершей. Немцы выскочили из своих машин, чтобы поджечь «Як», но тут лётчик с несколькими бойцами набрасывается на них, и дело кончается жестокой рукопашной с применением кулаков. Трофеи: два целеньких немецких истребителя.

Воздушные сражения происходят здесь так, словно земли нет, с 1500 метров до бреющего, и зачастую наземные части вынуждены наблюдать эпизод воздушного боя, разыгрываемый у них над самыми головами. Но бывает и так, что воздух сражается за землю, точно она одна и существует для лётчика. Это когда разыгрываются затяжные танковые сражения.

На-днях немцы сосредоточили в балке и в саду на краю населённого пункта более 100 танков. Подтягивало сюда танки и наше командование. Близился танковый бой. Обе стороны ждали рассвета и вместе с ним авиацию. Наша пришла первой: две группы бомбардировщиков по 50 машин. С наклонного пикирования ударили они в центр скопления немецких сил, а несколько групп «Илов» вцепилось во фланги. Вслед за первыми взрывами, немецкой колонне пошли вперед под прикрытием «Яков» наши танки. Населенный пункт был ими занят ещё до подхода вражеской авиации. Но вот и она ! Стремится перехватить наши «Пе-2» и обрушиться на наземные части. Тут истребители переносят внимание с земли на небо, втягивают немца в воздушную драку, и события на земле благополучно продолжаются без участия «Юнкерсов», но при поддержке «Яков».

Таких сложных, длительных и массированных воздушных боёв, как в Придоньи, давно не было, а может быть не было ещё вовсе. И большинство из них не так мгновении, как принято думать. Советским лётчикам приходится сражаться не мгновениями, а днями. Обстановка обогащает здесь каждого огромным опытом. У каждого пилота своя тактика боя, основанная на победах. Есть своя тактика и у Михаила Баранова, но рассказать о ней словами так же трудно, как трудно словами научить человека летать. Впрочем, для определения её есть одно слово — настойчивость. Любимый маневр Баранова: заставить немца вести бой на фигурах. Выбрав себе «модель», Баранов не разбрасывается на остальных, но жмёт выбранного до тех пор, пока тот не начнет искать выхода из боя. На выходе — уничтожает. Сам же ни за что не покинет первым района схватки.

Гроза фашистов Михаил Баранов
7 августа две группы наших истребителей под командой капитана Мазуренко и старшего лейтенанта Баранова сопровождали отряд штурмовиков. При подходе к цели группа Баранова заметила четыре «Ме-109ф», атакующих нашу пехоту. План боя родился мгновенно. Баранов и сержант Савинов вдвоем сбивают один «Ме-109ф». Второй немец атакует Баранова. Лейтенант Юдин, выручая командира, сжигает немца. Два уцелевших «Мессершмитта» уходят, — и сейчас же без передышки завязывается второй бой: отряд немецких истребителей и бомбардировщиков нападает на три наших машины — Баранова, Сержантова и Панфилова. Соотношение сил в пользу немцев. На одного Баранова приходится пять «Ме-109ф» и семь «Ю-87». Он сбивает два истребителя, а когда иссякают боеприпасы, — таранит третьего. Самолёт немца и самолёт Баранова падают почти одновременно. Баранов выбрасывается с парашютом и, под прикрытием своих благополучно достигает земли.

Сказать ли, что испытание было мимолетным и душа Баранова не успела пережить ни ярости, ни ненависти, ни того дьявольского упрямства, которое дает победу всем, кто её добивается, и всюду, где ее добиваются, — и на земле, и в воздухе, и на воде ? Один час этого последнего воздушного боя тринадцати «Яков» с двадцатью двумя «Ме-109ф» и восемнадцатью «Ю-87» стоил немцам девяти истребителей и одного бомбардировщика. Минуты воздушных поединков равны часам на земле. Быстрота маневра, молниеносность решения требуют, чтобы победитель воздуха обладал широкой и просторной душой бойца без страха и упрека. Секунды не знают сомнений.

Минуты не вмещают в себя опасности. Бесстрашие и благородный риск справляются с теми смертельными мгновениями, из которых и состоит война в воздухе. Душа, готовая сражаться с молниями, и формирует героев, подобных Баранову !

источник: airaces.narod.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector