Главный секрет Кутузова

Военные события 1812 года некоторые историки не без оснований называют «Нулевой мировой войной». Франция, захватив почти всю Европу, держала под ружьем крупнейшую в мире армию в 1,5 млн....

Военные события 1812 года некоторые историки не без оснований называют «Нулевой мировой войной». Франция, захватив почти всю Европу, держала под ружьем крупнейшую в мире армию в 1,5 млн. человек, 650 тыс. из которых с 12 (24 – здесь и далее по новому стилю) июня вторглись в Россию. США при президенте Мэдисоне сохраняли нейтралитет в отношении России, но реально стали союзниками Наполеона, начав 6 (18) июня войну с Британией из-за части Канады. Британцы, разбив французов на море, воевали с ними и на суше – в Испании и Португалии. Итог этой глобальной битвы предрешила Русская армия, собранная осенью 1812 года под Москвой.

Как Кутузову, который не был вторым Суворовым, удалось разгромить в России всю армию Наполеона? Военные историки спорят на сей счет два столетия, и спор этот не окончен. Чего же реально испугался Наполеон, который 7 (19) октября спешно покинул Москву, а вечером 13 (25) октября 1812 года в Городне решил быстро уходить, бежать из России? Нужен строгий анализ фактов, чтобы лучше понять, чего или кого ждал Кутузов.

МЕСЯЦ МАЛОЙ ВОЙНЫ

В Бородинском сражении 26 августа (7 сентября) 1812 года армия Наполеона получила «смертельное ранение», но исход Отечественной войны еще никто не мог предсказать. Днем 2 (14) сентября Кутузов начал свой маневр с выходом Русской армии через опустевшую Москву на Рязанскую, а оттуда скрытно – на Тульскую и Старую Калужскую дороги. Через Подольск армия к 9 (21) сентября вышла на Старокалужский тракт к селению Красная Пахра в 35 верстах юго-западнее Москвы, а 20 сентября (2 октября) отошла еще дальше и стала лагерем в Тарутине.

Задачами Тарутинского маневра были защита южных губерний, сохранение боеспособной армии, ее переформирование и пополнение. Так нередко говорят историки, додумывая за генерал-фельдмаршала его план, но это общие слова. Правда, но далеко не вся. Чтобы защищать губернии и формировать войска, требовались боеспособные резервы, а их в регулярной армии было немного и через месяц не стало больше. План Кутузова, то есть примерную дату начала наступления Русской армии, знали только он сам и несколько человек, которые занимались пополнением.

Уходя от прямого боевого контакта с войсками Наполеона, на всех направлениях театра военных действий вокруг Москвы с начала сентября 1812 года Кутузов временно перешел к предусмотренной наставлениями малой войне, и под его контролем формировались партизанские отряды. Пока русская Главная армия, образованная в середине сентября из бывших 1-й и 2-й Западных армий, стояла лагерем, партизаны вели разведку и контрразведку, наносили удары по тыловым опорным пунктам и коммуникациям наполеоновских войск, захватывали вражеских фуражиров и мародеров.

Тактическую основу партизанских действий составляли испытанная казачья разведка, казачьи дозоры и бекеты (аванпосты), ловкие донские казачьи вентери (обманные и двойные засады) и быстрые перестроения в лавах (атаках рассыпным строем). В партизанский отряд поначалу входили два-три казачьих полка, усиленных наиболее опытными гусарами, а иногда егерями, или стрелками – легкими пехотинцами, обученными действиям в рассыпном строю.

Созданные Кутузовым армейские партизанские отряды действовали на ближних подступах к стоящей лагерем Главной армии, прикрывая на оперативную глубину подходы к Смоленской и обеим Калужским дорогам, а также дорогу на Бобруйск, идущую через Медынь, Юхнов и Рославль. Отрядами командовали офицеры, прошедшие с армией от самой границы, ранее отличившиеся в боях и участвовавшие в Бородинском сражении.

ЗНАТНОЕ УСИЛЕНИЕ ФРОНТА

Местность, примыкающая к Москве с запада, северо-запада, севера и северо-востока, находилась в зоне действий Отдельного корпуса генерал-майора и генерал-адъютанта, с 16 (28) сентября – генерал-лейтенанта Фердинанда Винценгероде. Кутузов использовал мобильные казачьи отряды корпуса для разведки, связи, охраны путей снабжения русских войск и других специальных задач в тылу армии Наполеона на стратегическом предполье к северу от Главной русской армии.

Стратегическую Ярославскую дорогу охранял приданный корпусу Винценгероде донской казачий полк генерал-майора Василия Денисова 7-го под началом его заместителя войскового старшины Григория Победнова. Полевой штаб полка находился в селе Тарасовка. Победнов поддерживал постоянную курьерскую связь с Ярославлем и Петербургом. Через посты к востоку и югу от Москвы «узел связи» Победнова соединялся со штабом Кутузова в Красной Пахре, а затем в Тарутино.

В двух депешах Кутузова Александру I от 1 октября (после 10-дневной паузы в рапортах!) появились признаки того, что армия готовится перейти от малой войны к более решительным действиям. Генерал-фельдмаршал раскрывает императору контуры нового оперативного плана, по которому он уже приступил к «знатному» усилению армии иррегулярными войсками, к созданию дополнительных боевых отрядов специального назначения.

Первым рапортом «Об успешных действиях партизанских отрядов на коммуникациях противника» Кутузов просит наградить лучших офицеров, проверенных в деле, и утвердить их повышение в звании: «Ахтырского гусарского полка подполковник Давыдов, гвардейской артиллерии капитан Сеславин и артиллерии капитан Фигнер наиболее отличились своею предприимчивостью и успехами». Вторым рапортом, «Об увеличении числа партизанских отрядов», сообщается о пополнении войск: «Донские полки, бывшие в ожидании с Дона, стали ныне прибывать к армии. Теперь оных пришли уже 5, и сегодня ожидается еще 3, таким образом, что к 4 октября будет здесь новых донских 24 полка. Таковое знатное усиление нерегулярными войсками дает повод к тому, чтобы неприятелю умножить оными беспокойство и вред».

ТАРУТИНСКОЕ СРАЖЕНИЕ

Стратегическое наступление Русской армии началось в Тарутине ранним утром 6 (18) октября 1812 года с команды «На конь!» командира гвардейской бригады и лейб-гвардии Казачьего полка генерал-майора и генерал-адъютанта Василия Орлова-Денисова. В течение нескольких минут сводный корпус боевого спецназа привычным донским наметом ушел в рейд, рассекая французский авангард.

В авангард спецотряда, который для боя 6 октября сформировал Орлов-Денисов с помощью войскового атамана Платова, вошли 10 донских казачьих полков: Атаманский Платова, Тимофея Грекова 18-го, Николая Иловайского 5-го, Осипа Иловайского 10-го, Акима Карпова 2-го, Василия Кутейникова 6-го, Григория Мельникова 4-го, Ивана Сучилина 2-го, Василия Сысоева 3-го и Алексея Ягодина 2-го. Это был первый, внезапный, неожиданный удар новой Русской армии. Второго удара французы ждать не стали.

Узнав, что Орлов-Денисов с донскими полками опрокинул под Тарутином кавалерию Мюрата и весь французский авангард, 7 октября Наполеон спешно покидает Москву по Старой Калужской дороге. Именно в этот момент, Бонапарт направил к Кутузову парламентера с письмом, в котором выдвигал условия мира. Письма Бонапарта оставались без ответа.

Вслед за этим 10 октября из штаба в Леташевке Кутузов сообщает Александру I: «После одержанной 6 Октября над корпусом Короля Неаполитанского победы (о коей уже возвещено было) армия вошла в прежнюю позицию при Тарутине».

Вот тут Кутузов впервые говорит об общем наступлении: «Сего числа должны присоединиться к армии остальные ожидаемые с Дона казачьи полки, которые составят с прежде прибывшими 45 полков. Казаки и лошади сего отличного войска, несмотря на делаемые ими форсированные марши, находятся в самом лучшем состоянии, и войска сии нетерпеливо желают сразиться с неприятелем».

Именно их, подходящих с Дона резервистов боевой кадровой элиты Русской армии, ждал Кутузов под Москвой осенью 1812 года, прежде чем сообщить Александру I, когда и как он начнет бить армию Наполеона. Спецназ был в тот решающий момент основным и едва ли не последним резервом Кутузова. В этом и состоял главный секрет командующего всеми русскими армиями.

ЗВЕЗДА АТАМАНА ДЕНИСОВА

Андриан Карпович Денисов 6-й вступил в должность наказного атамана и губернатора Области Войска Донского (в отсутствие на Дону войскового атамана Матвея Ивановича Платова) 29 июля (10 августа) 1812 года и сразу начал формирование новых казачьих полков. В частности, от родного для атамана Второго Донского округа (всего было шесть округов) к Москве направлялись полки Галицына 1-го, Грекова 5-го, Данилова 2-го, Сулина 9-го и Чернозубова 5-го (об именных донских полках см. «НВО» от 14.09.12).

Ветеран Итальянского и Швейцарского суворовских походов, в которых он служил казачьим походным атаманом и командовал восемью донскими полками, Денисов 6-й хорошо знал противника. В 1799 году войска Суворова за месяц освободили Милан, Турин и всю оккупированную французами Северную Италию, по очереди разбив корпуса Шерера, Моро, Жубера и Макдональда. Далее состоялся тот знаменитый переход через Альпы, хотя перед этим планировалось идти во Францию.

Из похода «Карпыч», как называл Андриана Карповича Денисова Александр Васильевич Суворов, вернулся с генеральскими звездами и орденом Св. Анны 1-й степени. Тогда о Наполеоне в России еще мало кто слышал. Лишь было известно, что в 1788 году какой-то 19-летний поручик Бонапарте просил принять его на русскую службу для участия в войне с Турцией, но получил отказ. Как раз в тот год суворовские бойцы взяли Очаков. А Бонапарт так и остался на уровне артиллерийского поручика, надевшего генеральские сапоги. Узнав о победах Суворова-Италийского, Наполеон вернулся из Египта, с помощью начальника тайной полиции Жозефа Фуше и побитой армии, мечтавшей о реванше, совершил во Франции военный переворот, разогнал Директорию и в ноябре 1799 года назначил себя первым консулом. Затем пожизненным первым, затем императором…

И вот в 1807-м, уже император, Наполеон I, оккупировав всю Европу, подошел к границе России в Пруссии, повоевал и заключил мир, который через пять лет сам же и нарушил. В той заграничной кампании 1807 года Андриан Денисов провел свои полки через ряд успешных для них локальных сражений, получив в награду орден Св. Владимира 3-й степени, прусский орден Красного Орла и Золотую саблю «За храбрость». Теперь наградой могла быть только победа России и разгром армии Наполеона.

Получив указание о выступлении полков Войска Донского к Москве 30 августа (11 сентября) 1812 года, Денисов 6-й тем же днем отправил к месту сбора у реки Тихая уже готовые полки Кутейникова 6-го и Попова 13-го, и те через сутки выступили в поход, а за ними еще две команды из атаманского резерва, около 830 наиболее заслуженных и опытных казаков, «служилых» ветеранов донского спецназа «для пополнения». В течение двух недель ушли еще 24 полка и полурота конной артиллерии.

«За труды по формированию донского ополчения и за всю деятельность по отправлению должности наказного атамана» 2 (14) ноября 1812 года Андриан Денисов 6-й получил орден Св. Владимира 2-й степени, а в следующем, 1813 году – звание генерал-лейтенанта.

ВСЯ АРМИЯ В СБОРЕ

С 20 сентября (2 октября) донцы прибывали в Тарутинский лагерь, где, идя им навстречу, с того же дня обосновалось войско Кутузова. Туда же для Русской армии поступали оружие из Тулы, боеприпасы, новая амуниция и продовольствие из разных губерний.

Постами и боевым охранением Главной армии, разведдозорами и казачьими разъездами вокруг Тарутина руководил генерал Орлов-Денисов. Командиры казачьих бригад принимали новые полки, готовые сразиться с войском Наполеона, и донские кони сами шли наметом, легким казачьим галопом, словно разминаясь перед атакой. Полк войскового старшины Ивана Попова 13-го Кутузов 25 сентября (7 октября) направил в отряд Дениса Давыдова, которого тем же числом произвел в полковники.

По данным военного историка Карла Клаузевица, войска Кутузова к октябрю 1812 года возросли с 70 до 110 тыс. за счет пополнения. У Наполеона было не намного меньше: за месяц еще около 15 тыс. французов просочились в Москву от Смоленска. Но задержись Наполеон в Москве еще немного – русский спецназ начал бы бить французскую армию по частям прямо на окраинах города. Подобно тому, как ровно за 200 лет до этого на помощь народному ополчению Минина и Пожарского по призыву генерала Трубецкого пришли отряды донских казаков, и все вместе части русской народной армии освободили столицу России от войск Речи Посполитой 27 октября (6 ноября по новому стилю) 1612 года.

Из упомянутого рапорта Кутузова от 10 (22) октября 1812 года следует, что тогда под Москвой в полной готовности к наступлению от Всевеликого Войска Донского в рядах Русской армии собрались 45 полков, или порядка 15–20 бригад, или 8–10 дивизий, или 3–4 корпуса (по штату 1812 года). То есть более 35 тыс. сабель, поскольку каждый казачий полк был не менее чем пятисотенным при двух лошадях на каждого бойца, с учетом донских артиллерийских рот, других вспомогательных и приданных подразделений.

Начало оборонительного этапа стратегической «Московской операции» Кутузова обозначено датой Бородинского сражения 26 августа (7 сентября). Через 40 суток Тарутинским рейдом 6 (18) октября начался 10-дневный второй этап – наступательный. Здесь можно выделить две фазы: освобождение Москвы корпусом Винценгероде – с 7 по 11 октября и выдавливание Русской армией отступающих французских войск в направлении к западу от Москвы на Старую смоленскую дорогу – с 12 по 16 (28) октября 1812 года.

Корпус генерал-лейтенанта Фердинанда Винценгероде со 2 (14) по 6 (18) октября провел операции на Ярославской и Дмитровской дорогах и в северных пригородах Москвы. Так, 2 октября полк Денисова 7-го во главе с Григорием Победновым, казачий отряд, полк гусар и полк драгун атаковали крупный отряд французов, засевший с 29 сентября в Дмитрове. Неприятель с потерями ушел к Москве, где его гнали еще два полка казаков.

Полк под началом Победнова с Ярославской дороги, полсотни человек с Владимирской и казачья сотня с Дмитровской вошли в Москву с целью не допустить взрывов Кремля при уходе оттуда большого отряда французских диверсантов. Днем 9 октября боевые группы (партии) донского спецназа, партизан и добровольцев ополчения с разных направлений подходили к Кремлю.

В ночь на 10-е отдельные группы с боем проникали в Кремль, не допуская крупных взрывов орудийных и пороховых складов, разрушений соборов, башен и дворцов. К утру 10 (22) октября русским спецназом был выбит из Кремля засевший там отряд Мортье с гвардией и диверсантами. Когда подожженные французами минные фитили были погашены, успевших выскочить из Кремля диверсантов преследовали казаки и «охотники» из московского ополчения. В Кремль 10 октября вошли полк Денисова 7-го под командой Григория Победнова – от Владимирской и Ярославской дорог и полки генерал-майоров Ивана Иловайского 4-го и Василия Иловайского 12-го – от Тверской дороги. Днем Москва была освобождена от французов, а 11 октября казаки замкнули оцепление вместе с партизанами. Войсковой старшина Победнов 11 (23) октября доложил обстановку командиру бригады Денисову 7-му, когда армия Кутузова начала выдвижение из Тарутина.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector