Герой воздушных схваток Виктор Зотов

Штабные формуляры, копии наградных листов, донесения 159-го истребительного авиационного полка. Скупо рассказывается в них о крылатых защитниках Ленинграда — Петре Лихолетове, Дмитрии Ермакове, Владимире Серове, Викторе Зотове и...

Штабные формуляры, копии наградных листов, донесения 159-го истребительного авиационного полка. Скупо рассказывается в них о крылатых защитниках Ленинграда — Петре Лихолетове, Дмитрии Ермакове, Владимире Серове, Викторе Зотове и других.

В наградном листе Виктора Зотова много различных данных. Главным образом таких, которые повествуют о времени боевых вылетов, о том, в каком составе они выполнялись сколько времени длился воздушный бой, какое количество самолётов участвовало в нём с обеих сторон, скольких машин фашисты недосчитались. Лаконичные записи начальника штаба. За ними — судьбы людей, их борьба, фронтовая жизнь. Воздушные бои за Ленинград…

Герой воздушных схваток Виктор Зотов

Немецкое командование любой ценой стремилось захватить город на Неве. Но Ленинград стал для врагов неприступной крепостью. Тяжёлые бои с фашистами на земле и в воздухе не прекращались ни днём, ни ночью.

Авиационный полк, в котором служил Лейтенант В. А. Зотов, отражал очередной налёт бомбардировщиков противника на железнодорожный мост через реку Волхов. Не допустить противника к цели — такова была задача.

Звено Зотова набрало высоту, взяло заданный курс. Через несколько минут полёта показались знакомые очертания озера. Когда-то, в мирные дни, сюда, к этому красивому и чистому озеру, приезжала на рыбалку вся 3-я эскадрилья. А теперь здесь находился передний край. Враг ощетинился жерлами зениток.

Бой предстоял нелёгкий. 25 бомбардировщиков противника направлялись бомбить железнодорожный мост через Волхов. На перехват им шло только одно звено наших истребителей. Немцы летели эшелонами, по 6 — 9 самолётов. Зотовцы не дрогнули, не смутило их количество вражеских машин. Атаковали дерзко, напористо. Били без промаха. Ни одному из фашистских бомбардировщиков так и не удалось прорваться к объекту, а 5 из них сгорели на земле.

Лейтенант Зотов окинул взглядом горизонт. «Хорошо дерутся ребята», — подумал он и снова бросил истребитель на врага. Зотов видел, как на «Юнкерсе» задвигались стволы пулемётов. Ещё секунда, другая — и свинцовые трассы пуль потянутся к истребителю. Надо опередить врага, нанести по нему удар первым. Нервы Зотова напряжены до предела, движения скупы и расчетливы. И вот толстобрюхая машина в прицеле. Ударили пулемёты. Но что это — «Юнкерс», отстреливаясь, продолжал уходить. Он словно заворожённый держался в воздухе, отвечая истребителю свинцовым дождём. Зотов резко бросил машину вперёд. Почти вплотную подошёл к бомбардировщику и распорол его двумя длинными очередями…

Часто менялась в те тревожные дни фронтовая обстановка. Ленинград и его промышленные объекты подвергались ежеминутной опасности. Лётчики — истребители находились на аэродроме в готовности № 1.

В 11 часов Зотова вызвали на командный пункт. Здесь чувствовался пульс активной деятельности. Зуммерили телефоны, упрямо попискивала рация. На скрипучем походном столике лежала раскрытая крупномасштабная карта Ленинградской области. Командир полка устало опустился на стул и пригласил Зотова к столу. По его осунувшемуся лицу и воспалённым глазам Виктор понял: дела на фронте не из приятных.

— Садитесь, — сказал командир Зотову. — Вы должны были лететь на разведку ?

— Так точно ! — ответил Лейтенант.

— На разведку направим Старшего лейтенанта Лихолетова. А вам другое задание.

Герой воздушных схваток Виктор Зотов

Склонились над картой. На ней синим кружочком были обозначены крупные армейские склады боеприпасов, продовольствия и горючего.

— Здесь, — сказал командир, — надо преградить путь 70 бомбардировщикам. Летите шестёркой. Больше дать не могу. Нет ни одной лишней машины.

Командир пристально посмотрел на лётчика, по-отцовски положил сильные руки на его плечи, решительно сказал:

— Верю, что справишься. Удачи тебе, Лейтенант. Вылетайте немедленно.

Вдруг в северной части аэродрома разорвался вражеский снаряд, за ним — второй. И снова всё стихло.

— Присматриваются немцы. Бьют по площадям, — заметил командир полка, крепко пожимая руку Зотову.

И вот уже над аэродромом взвилась красная ракета. Лётчики кинулись к самолётам. Машина Зотова первой оторвалась от земли. За ней поднялись ещё 5 машин. Вдали полыхало зарево пожара. По дороге на Лугу двигалась наша танковая колонна. На склоне пологого холма окапывались артиллеристы. Вскоре достигли заданного района. Слева по курсу стали вырисовываться всё увеличивающиеся в размерах силуэты «Юнкерсов».

— Сблизиться с противником ! — подал сигнал Зотов.

Выполняя приказ командира, лётчики ринулись в бой. Зотов, успев набрать высоту, стремительно пикировал на ведущего вражеской армады. Расстояние между ним и вражеским бомбардировщиком уменьшалось. И когда до «Юнкерса» оставалось метров 40, нажал на гашетку…

По левой плоскости самолёта Зотова чиркнула огненная трасса. На помощь пришёл ведомый. И вовремя. Вражеский стрелок — радист готовился дать по машине Зотова вторую очередь, да не успел. Его опередил ведомый. Вражеский пулемёт замолк. А «Юнкерс», подбитый пушечной очередью, задымил моторами и понёсся к земле.

Массированный налёт «Юнкерсов» на военные склады был сорван. Советские истребители лишь в этом бою сбили 5 вражеских бомбардировщиков. Один из них уничтожил Виктор Зотов.

На следующий день новый вылет. На этот раз 11 «Лавочкиных» встретились с 14 «Фокке — Вульфами». Началась «карусель» — стихия Виктора Зотова. Любил он крутые виражи, лобовые атаки, короткие пушечные удары. 3 — 4 минуты боя, и нет уже слётанных пар фашистских асов. А за утратой инициативы и бойцовского духа всегда следует поражение. В первые же минуты боя фашисты потеряли 6 самолётов. Отличился и Зотов: спас жизнь ведомому, сбил лично один «Фоккер».

После приземления на аэродроме находились недолго. Заправили машины и снова в воздух — сопровождать штурмовики. Повел шестёрку Зотов. На трёх «Лавочкиных» были молодые, ещё не обстрелянные в боях лётчики. Виктора это тревожило. Как-то у них сложится первый бой с врагом ?

Сопровождать «Илы» не просто. Истребители в ответе за каждый самолёт. Защищать надо в первую очередь штурмовики и уже в последнюю — себя. Как говорится, сам погибай, а товарища выручай. Над целью к «Илам» попытались прорваться «Фокке — Вульфы». Пришлось их проучить, хотя силы были неравными: 6 против 9. Молодые лётчики горели желанием отличиться. И Зотов повёл их в первый бой. Одна атака, другая, и вот уже 3 «Фоккера» догорают на земле, 2 из них сбили новички и один — Виктор Зотов.

В это время на горизонте показались ещё 4 вражеских самолёта. Положение осложнялось. Но отступать было нельзя. Только атаковать, только наносить неотразимые удары ! И снова бой, снова вихревые атаки. Вскоре фашисты лишились ещё 3-х самолётов. Все 6 наших летчиков вернулись на свой аэродром.

Виктор Зотов и его ведомые чаще всего сражались против бомбардировщиков. Не давали им передышки, поджигали, крошили винты моторов, разрезали бензобаки, взрывали бомбовые отсеки. Не пропускали ни к складам, ни к железнодорожным мостам, ни к переправам. И удивительно — сами оставались неуязвимыми.

К лету 1943 года Виктор Зотов, 22-летний лётчик, ставший заместителем командира эскадрильи, совершил в ленинградском небе 336 боевых вылетов, провёл 87 воздушных схваток. 204 раза взаимодействовал он с противовоздушной обороной, 43 раза сопровождал боевую и транспортную авиацию, 28 раз прикрывал наземные войска, 53 раза летал на разведку. И при этом не горел, не прыгал с парашютом, не получил ни одной царапины. На груди лётчика к тому времени уже красовались 2 ордена Красного Знамени и орден Отечественной войны 1-й степени.

…Просторно бывает иногда в осеннем небе. Так было и на этот раз. В воздухе лишь 2 самолёта. Это Виктор Зотов и Валентин Серов возвращались на свой аэродром из разведки. Навстречу — самолёты. Чьи: свои или чужие ? Оказалось, что это были наши «Яки». Приятно увидеть на встречных курсах соседей: аэродромы «Яковлевых» и «Лавочкиных» были рядом. Но что это за силуэты слева, чуть выше ? То появляются под нижней кромкой облаков, то исчезают. Враги ! «Надо выручать «Яковлевых», — решил Зотов. — Но сообщить «Якам» об опасности — значит, отвлечь их от задания. Спешат, видно, к Волхову на перехват бомбардировщиков. Нет, надо идти самим навстречу «Фоккерам».

Одна за другой короткие пушечно — пулемётные очереди. Боевые развороты, виражи, горки. Столкновение воли, выдержки, нервов и мастерства. Удар по врагу, точный и неотразимый, первым нанёс Зотов. Не промахнулся и Серов. Вражеская машина покачнулась и взорвалась здесь же, в небе. Пока фашисты разобрались что к чему, наши самолёты скрылись за горизонтом, а Зотов и Серов повернули на свой аэродром.

Новый, 1944 год Виктор Зотов встретил на аэродроме, будучи, как всегда, в боевой готовности номер один. Прошло уже 2,5 года войны — немалый срок. Можно было теперь окинуть мысленным взором пройденный путь суровых испытаний, дать оценку тому, что и как сделано за это время. Виктору Зотову было что вспомнить, чем гордиться. За прошедшие годы он из молодого, неопытного лётчика вырос в настоящего аса, его лётное мастерство значительно возросло.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector