Герой Советского Союза Баевский Георгий Артурович

Георгий Баевский родился 11 июля 1921 года в Ростове — на — Дону. Отец — Баевский Артур Матвеевич  ( 1892 — 1971 ), участник Гражданской войны, долгое время...

Георгий Баевский родился 11 июля 1921 года в Ростове — на — Дону. Отец — Баевский Артур Матвеевич  ( 1892 — 1971 ), участник Гражданской войны, долгое время работал с Ф. Э. Дзержинским. Мать — Баевская Валентина Юльевна   ( 1896 — 1967 ). Сразу после рождения Георгия семья Баевских переехала в Москву. В 1930-е годы в течение нескольких лет ему довелось жить в Берлине, где отец работал в советском посольстве. Дом семьи находился вблизи аэродрома Темпельхоф. Мальчик с любопытством часами наблюдал за взлётами и посадками крылатых машин, пытаясь понять их техническую сущность и способность взлетать в небо. Скорее всего поэтому, ещё обучаясь в 275-й московской средней школе, он окончил аэроклуб Дзержинского района, а затем и Серпуховскую военную авиационную школу лётчиков.

После выпуска в ноябре 1940 года его, младшего лейтенанта, как и других наиболее подготовленных ребят, оставили в школе лётчиками — инструкторами.

Когда грянула война, подготовка будущих воздушных бойцов значительно расширилась. Вместе со школой он был переведён в Вязники  ( под Горький ). Георгий рвался на фронт, чувствовал в себе силы и способности настоящего пилота. Весной 1943 года он попал на Юго — Западный фронт в уже прославленный 5-й Гвардейский истребительный авиационный полк. Он входил в 17-ю Воздушную армию. В тот период авиация противника весьма заметно активизировалась на Изюмско — Барвенковском направлении, где и сражался 5-й ГвИАП. В этой сложной обстановке, 8 мая 1943 года, летая на самолёте Ла-5, Баевский одержал свою первую победу.

Герой Советского Союза Баевский Георгий Артурович

Вместе с опытными фронтовиками в боях в Донбассе, а затем на Курской дуге молодой лётчик участвовал во многих воздушных боях. Вспоминая о тех днях, Георгий Артурович подчеркивал, что противник стянул туда всё лучшее, чем располагал к тому времени. Вопреки распространенному мнению, немецкие лётчики нередко принимали лобовые атаки, вступали в сражение с превосходящими силами. Противник отчаянно не хотел уступать господство в воздухе. К исходу Курской битвы на счету Баевского было уже 12 сбитых самолётов противника.

После сражений на Кубани, с лета и до конца 1943 года, лётчики 5-го ГвИАП вели напряжённые воздушные схватки под Курском и Харьковом, на реке Северский Донец и в битве за Днепр  ( на участке Днепропетровска ), в Запорожье. Тот год стал самым результативным для лётчиков полка — из 739 самолётов врага, сбитых за всю войну, больше половины пришлось на этот период. При этом, нашим пилотам часто приходилось вести напряжённые воздушные бои с лётчиками знаменитой немецкой 52-й истребительной эскадры  ( JG 52 ), входившей в состав 4-го Воздушного флота Люфтваффе, среди которых было немало опытнейших асов — «охотников», летавших на модифицированных истребителях Ме-109 и FW-190. Сражаться с ними было довольно сложно ещё и потому, что наши Ла-5 не имели особых преимуществ по сравнению с новейшими вражескими истребителями. Вспоминая о том времени Георгий Баевский пишет:

«Мне лично впервые пришлось помериться силами в бою с немецким асом — «охотником» 17 августа 1943 года. В тот день наш полк записал на свой счёт 96 боевых вылетов на прикрытие войск и переправ через Северский Донец. Было проведено 6 групповых воздушных боёв, в которых сбито 17 и подбито 5 самолётов врага.

В 5 часов утра наша десятка Ла-5 во главе с Гвардии лейтенантом Виталием Попковым взлетела, чтобы сменить в воздухе эскадрилью соседнего полка, которая уже вела бой. Я возглавлял сковывающую группу и имел задачу не допустить истребители противника к нашей ударной группе. По команде с наземной станции наведения мы с ходу атаковали вражеские бомбардировщики Не-111 и Ju-88, шедшие под прикрытием истребителей Ме-109 и FW-190. После боя мы узнали, что бомбардировщиков было около 120, а истребителей — примерно 40. Ударная группа последовательно атаковала первую, затем вторую пятёрку бомбардировщиков. Подбит ведущий… Строй противника начинает разваливаться… Однако истребители сопровождения, огрызаясь короткими очередями, в бой с нами не вступают.

В это время поперёк строя и выше основной группы немцев на большой скорости проходит пара «Мессеров». Проскочив над нами и растворившись на фоне солнца, она на время исчезает. Но мы уже начеку. Сомнений нет, это «охотники». Используя преимущество в высоте и скорости, они стремительно атакуют. Выполняю резкий маневр. Ме-109 проскакивает вперёд: горка, переворот и снова атака. Но не рассчитал ведущий пары «Мессеров». Маневр — и вот я уже на хвосте у его ведомого, он совсем близко. Жму на гашетку — моя очередь была точной…

Оставшись в одиночестве, ведущий «охотников» не вышел из боя, а продолжал атаки. Он вновь оказался выше, а когда я сманеврировал, пытаясь «поднырнуть» под него, он вдруг перевернулся «на спину», и тут же мощные удары сотрясли мой самолёт, больно обожгло ногу, горячая волна окатила лицо, плечи. Я ничего не вижу, но думать об этом некогда, нужно скорее оторваться от противника, иначе мне конец. Даю руку от себя — и полный газ. Пора открывать глаза. Провожу по лицу рукой и со страхом смотрю на неё, ожидая увидеть кровь. Но её нет. Рука черная — масло !   Пробит маслобак. Теперь лишь бы только до аэродрома дотянуть.

Герой Советского Союза Баевский Георгий Артурович

Мне повезло — дотянул. Именно повезло. Техник помог выбраться из кабины. Потом заглянул в неё, присвиснул и сказал: «Смотри, командир». С этими словами он несколько раз энергично качнул ручку управления, за которую я только что держался, и она осталась у него в руке. Это сделал бронебойный снаряд, заодно зацепивший мою ногу. Другой — осколочный — разорвался в моём парашюте…

Таким был мой личный опыт встречи с немецким асом. Оставил он в душе лёгкий привкус досады: эх, была бы у меня скорость побольше, да мотор помощнее, да связь понадёжнее !..

Всё это мы получили, когда приняли непосредственное участие в битве за Днепр. В первых числах октября 1943 года наш Гвардейский авиаполк на новых, только что с завода, истребителях Ла-5ФН перебазировался на аэродром Котивец, что в 30 км восточнее Днепропетровска. Там нас встретил Командующий 17-й Воздушной армией генерал — лейтенант авиации В. Судец. Перед строем полка он кратко охарактеризовал обстановку и поставил задачу.

Суть обстановки была такова. В конце сентября наши войска вышли к Днепру и приступили к его форсированию. Завязались ожесточённые бои за плацдармы на правом берегу. В воздухе борьба также отличалась особым упорством. Противник перебросил сюда лучшие лётные кадры, в том числе и знаменитую 52-ю истребительную эскадру. Нам надлежало надёжно прикрыть переправы на участке Днепропетровск — Запорожье, исключив воздействие истребителей противника на наши штурмовики.

Мы понимали, что предстоят тяжёлые бои, и основательно к ним готовились. Опыт предыдущих боёв показал, чего не хватало нашему Ла-5 и каковы пути совершенствования тактики с учётом новых возможностей Ла-5ФН, с более мощным, формированным двигателем и улучшенным обзором в полёте с закрытым фонарем. Не отставая на пикировании, Ла-5ФН превосходил новейшие модефикации Ме-109 на вертикали. Все машины были оборудованы радиостанциями и удобными в бою кислородными мундштуками.

14 октября группа из 8 «Лавочкиных» во главе с Иваном Лавейкиным вылетела на прикрытие войск в районе переправ через Днепр. Ведущий возглавлял ударную группу, я — сковывающую. К линии фронта мы подошли на высоте 5 — 6 км со снижением на скоростях, близких к максимальным. Асы — «охотники» не заставили себя долго ждать. Но куда делась раньше казавшаяся нам большая скорость «Мессеров» ?   Потеряв превосходство в скорости, противник лешился внезапности. Число атак вражеских пилотов заметно сократилось. Если некоторые и решались повторно атаковать, то перспектива безнаказанно выйти из боя для них уже исключалась. Наша ударная группа получила возможность более эффективно атаковать бомбардировщики противника — 13 машин типа Ju-88 и 25 типа Ju-87. В том бою мы сбили 3 «Юнкерса» и 2 «Мессера», без потерь с нашей стороны.

Вероятно, немцы решили выяснить, в чём дело, и заодно проучить нас. Уже на следующий день, 15 октября, мы вели напряжённый бой с 10 Ме-109, а бомбардировщиков противника в воздухе не было. Попытки немецких лётчиков занимать верхние эшелоны и атаковать на пикировании оказались тщетными — «наверху» их уже ждали…

Герой Советского Союза Баевский Георгий Артурович

Ожесточённые схватки продолжались несколько дней. За это время лётчики полка сбили 16 самолётов противника. Среди сбитых было и несколько асов. Именно тогда во фронтовой газете появилась заметка с характерным заголовком «Как фашистским асам набили по мордасам».

Наши успешные действия оказались неожиданными для противника. Потеряв преимущество в скорости и лишившись возможности быстро занимать позицию, удобную для внезапной атаки, противостоявшие нам немецкие асы изменили тактику, стремясь, как и прежде, к внезапности. Если раньше они, как правило, неожиданно появлялись в ходе схватки, то теперь встречали наши истребители на подходах к району патрулирования, заблаговременно набирая высоту 6000 метров и более. Скоро, разгадав эту уловку, мы были уже на чеГерой Советского Союза Баевский Георгий Артуровичку и продолжали увеличивать свой боевой счёт.

Герой Советского Союза Баевский Георгий Артурович

Бои за Днепр были важнейшим этапом в становлении нашего полка. Они завершили сложный, самый результативный и драматический период боевых действий — 1943 год. Над днепровскими плацдармами и переправами раскрылись широкие возможности полка, оснащённого новейшими самолётами Ла-5ФН. Мастерство лётчиков комментировать не буду. Скажу только, что существенно увеличили свой «счёт мести» — количество сбитых самолётов противника — многие мои однополчане: И. Лавейкин, В. Попков, П. Кальсин, С. Глинкин, И. Шардаков, Е. Яременко и другие.

Но не все возвращались из боя — такова беспощадная логика войны. Погибли Герой Советского Союза командир эскадрильи Гвардии капитан И. Сытов, командир звена Гвардии лейтенант М. Потехин, лётчик Гвардии младший лейтенант С. Ефименко… Однако, в итоге победу одержали именно мы. По данным зарубежных историков лишь знаменитая 52-я истребительная эскадра с 1 октября и до конца 1943 года потеряла 43 лётчика !..»

Герой Советского Союза Баевский Георгий Артурович

Георгий Баевский мужал в боях, приобретал всё больше опыта, выявлял слабые стороны вражеских пилотов и их самолётов, используя всё это в воздушных схватках с врагом. Как и многих других советских «соколов», его отличали чувство взаимовыручки, хладнокровие, готовность к самопожертвованию. В ходе наступательных боёв на Украине в конце 1943 года такие качества проявили многие лётчики, действуя в сложных условиях.

После форсирования советскими войсками Днепра, противник неоднократно переходил в контратаки. Стояла поздняя осень, с туманами, дождями, изморозью. В этих условиях высокая активность советской авиации оказалась неожиданной для немцев. Они лишились десятков автомашин, бензоцистерн, повозок, паровозов… Неоднократно Гвардейцы выходили и на «охоту» в районы крупных немецких аэродромов.

Герой Советского Союза Баевский Георгий Артурович

12 декабря 1943 года старший лейтенант Г. А. Баевский с ведомым лейтенантом П. Т. Кальсиным вылетели к аэродрому Апостолово, на котором скопилось много вражеских самолётов. Линию фронта Ла-5ФН проскочили на большой скорости, по пути обнаружили и разгромили вражескую колонну тяжёлых грузовиков и легковых машин. Вскоре Баевский заметил заходившего на посадку FW-189 и немедленно его атаковал. Очередь оказалась точной, и вражеский разведчик вспыхнул. Однако, не успел наш лётчик выйти из атаки, как вражеский стрелок зажёг мотор его «Лавочкина». На малой высоте покидать самолёт с парашютом не имело смысла, и Баевский вынужден был совершить посадку в поле…

Его ведомый — Пётр Кальсин, бросился спасать боевого друга. Он приземлился на заснеженном поле рядом с машиной Георгия. Жестом показал: «В кабину !»

Герой Советского Союза Баевский Георгий Артурович

Когда же в одноместном самолёте оказалось двое, его центровка нарушилась. Касаясь земли, лопасти винта погнулись. Тогда обгоревший Баевский выскочил на поле и стал раскачивать машину. Видя, что со стороны аэродрома уже бегут немцы, влез в технический лючок, что в хвостовой части фюзеляжа. Упираясь ногами в пашню, пытался подтолкнуть самолёт и помочь ему тронуться с места. Наконец на виду у врагов машина поднялась в воздух, и вскоре лётчики оказались на своём аэродроме.

Весть об этом случае облетела весь фронт. О нём сообщалось в сводках Совинформбюро, писали в газетах и листовках. Командующий войсками 3-го Украинского фронта Генерал армии Р. Я. Малиновский даже издал приказ: «О героическом подвиге лётчиков 5-го Гвардейского истребительного авиаполка». Отважных и находчивых боевых друзей ставили в пример другим фронтовикам. Они были награждены орденами Красного Знамени.

Когда счёт сбитых Г. Баевским вражеских самолётов достиг 16, он был представлен к званию Героя Советского Союза. Но и далее мужественный Гвардеец, умелый заместитель комэска, продолжал свой личный счёт. Однако 6 апреля 1944 года он был подбит в бою за переправу и получил ранение. Лишь в июне поправился и вернулся в полк, который в это время действовал на 1-м Украинском фронте.

Герой Советского Союза Баевский Георгий Артурович

В последний год войны пилоты полка занимались в основном сопровождением своих штурмовиков, поэтому воздушных боёв тогда было немного. Свои последние победы Георгий Артурович одержал 28 февраля 1945 года, когда неподалёку от Котбуса 6 «Лавочкиных» ведомые им подоспели на помощь группе истребителей, прикрывавших Ил-2, и 5 «Фокке — Вульфов» оказались сбитыми. Сразу 2 победы занёс он в тот день на свой счёт. За этот подвиг офицера наградили полководческим орденом Александра Невского.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector