Герой Советского Союза Абрамов Владимир

Ведущим летел Абрамов. Условились, что он будет вести поиск один, а ведомый останется над береговой чертой, наблюдая за воздухом. Абрамов вёл поиск на высоте от 100 до 10...

Ведущим летел Абрамов. Условились, что он будет вести поиск один, а ведомый останется над береговой чертой, наблюдая за воздухом. Абрамов вёл поиск на высоте от 100 до 10 метров. Немцы были ошеломлены его дерзостью, полагая, видимо, что следом идёт по крайней мере эскадрилья. Ближе к границе города лётчик обнаружил группу десантников у костра. В другом месте увидел около 50 недвижно лежащих матросов. Это уже потом узнали трагическую судьбу десанта, а тогда Абрамов почти 40 минут летал на предельно малой высоте. И все эти минуты безуспешно обстреливали его фашисты. При возвращении прямые попадания нескольких снарядов крупнокалиберной зенитной установки едва не оборвали полёт. Но он долетел.

Сведения, добытые Абрамовым, свидетельствовали о неудаче десанта. Но они были абсолютно верны. Это была правда войны, и командующий, основываясь на них, доложил в Ленинград о создавшемся положении.

Надолго запомнился Абрамову и тяжёлый апрель 1942 года. И был он тяжёлым не только по числу боевых вылетов с раскисшей взлётной площадки. В том месяце лётчик был дважды ранен: первый раз — в левую руку пулей, второй — в голову. При втором ранении на какое-то мгновение потерял сознание. Машина с небольшим набором высоты шла на запад. Очнувшись, Абрамов развернулся. И снова потерял сознание. Пришёл в себя близ Толбухина маяка, откуда до Кронштадта рукой подать. Дотянул. И сразу же попал на операционный стол.

Операцию делали без предварительной подготовки. Не было электричества. Не оказалось наркоза. Хирург Николай Иванович Обухов — лётчик запомнил его на всю жизнь — делал операцию при аккумуляторном свете, делал долго: многие мелкие косточки проникли в глубь лба, причиняя страшную боль.

Герой Советского Союза Абрамов Владимир

— Буду ли летать, доктор ? — спросил Абрамов, как только закончилась операция.

— Пожалуй, будешь, если с таким ранением домой долетел.

Как только раны начали заживать, Абрамов заспешил в полк.

Врач не препятствовал желанию лётчика снова идти в бой. Однако предупредил: маленький ушиб может привести к роковым последствиям. Владимир поблагодарил хирурга и пообещал, что больше его не заденет ни осколок, ни пуля. Пошутил, конечно. Но получилось именно так: в самолёт не раз попадали и осколки, и снаряды, и пули. Однако лётчика они миновали…

*    *    *

В один из майских дней 1942 года, после только что проведённого тяжёлого боя, в полку состоялось партийное собрание. Коммунисты принимали в свои ряды командира звена Владимира Абрамова. На собрании была зачитана его боевая характеристика, в которой говорилось:

«С 22 июня 1941 года по 22 апреля 1942 года имеет на своём счету 308 боевых вылетов, из них 70 — на штурмовку, 87 — на разведку. В воздушных боях сбил 9 самолётов противника: 2 — индивидуально и 7 — в групповых боях. В совершенстве владеет лётным мастерством. Прекрасный воздушный стрелок. По праву считается лучшим лётчиком эскадрильи. При выполнении боевых заданий командование проявляет исключительно высокие образцы мужества и отваги».

Как принято, вступающий в партию рассказал биографию, ответил на вопросы. У большинства лётчиков всё просто: школа, аэроклуб, училище. У Абрамова — иначе.

Ему не было и 3-х лет, когда весной 1924 года остался сиротой: умер отец, через 10 дней — мать. Жил у разных людей. В школе учился не хуже других, а по чтению опережал класс, потому что очень хотел прочитать отцовские письма, лежавшие в деревянном рундучке. Тогда же узнал, что его отец Фёдор Дмитриевич Абрамов — коммунист с 1905 года, участник трёх революций. Одно время он был председателем ВЧК города Кузнецка. Потом его свалил туберкулёз. Едва поднялся с больничной койки, дали новое назначение: директором лесопильного завода в Анненково. Однажды близ завода загорелись хлебные склады. Фёдор Дмитриевич полез в пекло, организуя тушение пожара. На нём загорелась одежда. Его облили водой. А на дворе — конец Февраля, холод. Не оправившись как следует от туберкулеза, он вновь тяжело заболел и умер.

Володя охотно и хорошо учился. Но всё неожиданно рухнуло: хозяйка, приютившая подростка, умерла. Мальчик оказался в компании таких же по возрасту сирот на улице. В 1933 году, когда Абрамову было 12 лет, он решил кончить беспризорную жизнь. Вспомнил 2 московских адреса друзей отца и отправился в столицу. Нашёл нужные адреса ! Сначала поехал на квартиру, где жил инженер Гаранин. Но оказалось, что Гаранин погиб ещё в Гражданскую войну. Неудача постигла Владимира и в поиске второго адреса.

После этого немало дней провёл он на улицах столицы, блуждая по рынкам и магазинам, ночуя в парках и скверах, на чердадаках и в подвалах, а то и в котлах, где днём варили асфальт, а ночью можно было поспать в тепле. Кто знает, как сложилась бы жизнь, если бы не встретился ему на пути военный человек с тремя кубиками в петлицах. Это был чекист Григорий Кудряшов. Он забрал мальчишку, чтобы передать в милицию, но, узнав его историю, привёл к себе в переулок близ Арбата. Здесь, в этом переулке, и началась новая жизнь Владимира. Кудряшов часто уезжал по делам. Мальчик оставался один. Это беспокоило чекиста. Однажды он спросил:

— Хочешь иметь такую одежду, как у меня ?

— Военную ? Конечно ! — воскликнул Владимир.

Вскоре он стал воспитанником музыкантского взвода, закончил семилетку. Всё это время Кудряшов о нём по — прежнему заботился, помогал понять, что такое дисциплина, труд. Удивительным человеком был этот Кудряшов. Оказалось, что он долго искал родных Владимира и нашёл — сестру его отца. В конце 1938 года Абрамов с ней встретился.

Получив начальное среднее образование, Владимир окончил аэроклуб. До призыва на действительную службу работал кладовщиком автобазы Метростроя. А в 1939 году вместе с друзьями был по комсомольской путёвке принят в Ейское училище лётчиков ВМФ. Окончив его, получил назначение в 71-й истребительный авиаполк ВВС Краснознамённого Балтийского Флота.

Обо всём этом и рассказал тогда на партийном собрании Владимир Абрамов. В очередной бой он летел уже коммунистом. К осени 1942 года был назначен уже командиром эскадрильи.

Герой Советского Союза Абрамов Владимир
Когда на боевом счету сотни вылетов, нелегко помнить каждый. Но и среди самых трудных воздушных боёв, разведок, штурмовок, бомбёжек, полётов на сопровождение, барражирований над кораблями и базами не забылось одно, мало свойственное истребителям задание, выполненное в декабре 1942 года: уничтожить железнодорожный мост в районе Кингисеппа.

Разведка установила, что на этом направлении резко повысилась активность перевозок в сторону Ленинграда. Эшелоны везли танки, артиллерию, боезапас, живую силу. В штабе ВВС, получив приказ уничтожить мост, крепко задумались: кому поручить ? Лучше всего могли бы выполнить задачу пикирующие бомбардировщики. Но их под рукой не было. Бомбить с горизонтального полёта на ДБ-3 — надежд на успех мало, тем более что мост прикрывался мощными силами зенитной артиллерии и «Мессерами». Решили для удара по кингисеппскому мосту использовать «Чайки». Отобрали самых решительных и умелых лётчиков, воевавших с первых часов Великой Отечественной. Ведущий — Константин Соловьёв. Собрав лётчиков, он объявил:

— Пикируем по одному. Сбрасывать фугасы только при абсолютной уверенности в их попадании. Вопросы есть ?

Вопросов не последовало. И вот уже в кронштадтское небо следом за Соловьёвым поднялись Александр Батурин, Андрей Колупаев, Иван Голосов, Владимир Абрамов, Иван Цапов. Вскоре на пути балтийцев встала стена разрывов зенитных снарядов. Как только миновали её, Соловьёв вошёл в пике. Вниз полетели фугасы. Есть прямое попадание ! Бомбы Абрамова попали в опору между первым и вторым пролётом, бомбы Цапова — между вторым и третьим. Батурин и Голосов, оценив обстановку, отбомбились по оставшимся креплениям. 12 бомб, и все в цель ! Мост просел, искорёженные конструкции в центре рухнули в реку.

Из того полёта на свой аэродром вернулись лишь пятеро. Но приказ лётчики выполнили…

31 мая 1943 года за заслуги в борьбе с немецко — фашистскими захватчиками 71-й Краснознамённый истребительный полк был преобразован в 10-й Гвардейский ИАП. Это высокое звание было завоевано кровью лучших лётчиков, в том числе и Абрамова.

Герой Советского Союза Абрамов Владимир
Великую Отечественную войну он начал рядовым пилотом, осенью 1941 года возглавил звено, в сентябре 1942 года стал заместителем командира эскадрильи, а в ноябре следующего — принял уже эскадрилью. Воевал на бипланах И-15бис и И-153. Затем переучился на Як-7. Вскоре полк был отозван в тыл на переформирование и до 1944 года переучивался на Ла-5. С февраля 1944 года и до победного конца войны В. Ф. Абрамов сражался на «Лавочкине».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector