Героический поход Таманской армии

100 лет назад, в августе 1918 года, начался поход советских войск с полуострова Тамань через Туапсе на соединение с главными силами Красной Армии Северного Кавказа. Общая ситуация 3...

100 лет назад, в августе 1918 года, начался поход советских войск с полуострова Тамань через Туапсе на соединение с главными силами Красной Армии Северного Кавказа.

Общая ситуация

3 (16) августа Добровольческая армия под началом Деникина взяла Екатеринодар. Однако сражение за Северный Кавказ ещё не было завершено. Войска красного командующего Сорокина, отступив за Кубань, остановились в низовьях Лабы. Группа красных войск под командованием Е.И. Ковтюха (на основе 1-го Советского полка, 4-й Днепровский пехотный полк под командованием И.И. Матвеева, 2-й Северо-Кубанский пехотный полк и Кубано-Черноморский полк и другие войска на Таманском полуострове оказались отрезаны от главных сил.

После взятия Екатеринодара генерал Деникин не стал давать войскам отдых, и двинул 5 (18) августа 1918 г. против красной Таманской группировки войска 1-ю Кубанскую дивизию под командованием генерала В.Л. Покровского — правым берегом Кубани, и отряд полковника А.П. Колосовского (1-й конный полк, 1-й Кубанский стрелковый полк, батарея — из состава 1-й дивизии, 2 бронепоезда) — вдоль железной дороги на Новороссийск. Белые стремились окружить противника.

20 августа Покровский после жестокого боя овладел станицей Славянской, однако, красные сожгли понтонный мост, а железнодорожный повредили, и на его исправление требовалось время. Красные войска, отбиваясь, отступали двумя колоннами — на Троицкую и Варениковскую переправы. Ковтюх, переправившись на левый берег Кубани, занял оборону у станции Троицкой, чтобы дать возможность отрядам из Темрюка уйти по единственной оставшейся дороге — через Варениковскую в Новороссийск. К утру 21-го Покровский уже вел бой за обладание железнодорожным мостом у Троицкой, затянувшийся на трое суток.

21 августа 1-й конный офицерский полк взял станцию Холмская и на ней железнодорожный состав с паровозом, который переделали в импровизированный бронепоезд. На следующий день при поддержке этого бронепоезда 1-й конный полк атаковал станцию Ильскую. Несмотря на то, что оборонявшиеся красные имели большие силы и настоящий бронепоезд, они были выбиты со станции, а бронепоезд красных стал трофеем добровольцев. 23 августа отряд Колосовского атаковал узловую станцию Крымская, что вынудило Ковтюха спешно уходить из Троицкой, чтобы избежать окружения. 24 августа, погрузившись в эшелоны, красные войска двинулись в Крымскую, которая уже находилась под артиллерийским обстрелом, и колонне таманцев едва удалось её проскочить перед тем, как туда ворвались белые.

Покровский в тот же день овладел Варениковской переправой и к вечеру занял Темрюк, захватив 10 орудий, много снарядов и несколько сот пленных. При этом большую часть войск Сафонов и Батурин сумели вывести из города и переправить к Верхнебаканской (Тоннельной). Туда же прибыла колонна Ковтюха. Кроме этого, на станции скопилось огромное количество беженцев — до 25 тыс. человек с большим обозом.

При этом ситуация осложнялась тем, что красные очутились, по словам Ковтюха, «среди бушующей контрреволюционной стихии. Казаки восстали почти поголовно. Они разгоняли советы и публично вешали коммунистов, рабочих и бедняков. Станицы, где были расположены войска, оставшиеся в Таманском отделе, оказались единственным красным островом в этом густо насыщенном стане контрреволюции». Общее настроение таманцев поначалу было подавленным, люди оставляли дома и семьи на произвол судьбы, прощались на неопределенный срок с родными местами. Опасались таманцы не зря: войска Покровского после «освобождения» очередной станицы немедленно начинали сооружать виселицы, вешая и издеваясь над людьми. Однако Ковтюх, преодолев пораженческие настроения, сумел навести порядок в войсках, и начал планомерное движение на соединение с главными силами войск Северного Кавказа, пробиваясь «через клокочущее море восставших казачьих гнезд». Маршрут движения был следующим: сначала вдоль побережья на юг до Туапсе, а оттуда через горы — к Армавиру для соединения с главными силами Красной армии на Кавказе.

Героический поход Таманской армии

Советский командир Епифан Иович Ковтюх

Отступление через Новороссийск

25 августа на совещании комсостава было принято решение образовать ещё две колонны, объединив мелкие части вокруг Кубано-Черноморского (командир И.Я. Сафонов, затем Лисунов) и 4-го Днепровского (командир И.И. Матвеев) полков. Командующим 2-й колонны стал Сафонов, а 3-й — Матвеев. Боеприпасов было крайне мало — всего по 5—10 патронов на человека, снарядов к пушкам вообще не было.

В ночь на 26 августа 1-я колонна погрузилась в эшелоны и направилась в Новороссийск. 26 августа красные вышли к городу, который ранее был занят германо-турецким десантом. Не решившись вступить в бой — красноармейцев было больше, чем турок и немцев, интервенты погрузились на корабли и начали обстреливать красных корабельной артиллерией. Тем временем арьергарды красных атаковали белые, обстреливая их из орудий и пулеметов. Красным пришлось отступать на юг. В Таманскую группу вошли рабочие Новороссийска и матросы потопленных в июне 1918 года кораблей Черноморского флота. Немцы и турки обстреляли и белых. Между ними завязалась сильная перестрелка, позволившая красным отойти на порядочное расстояние от города. В итоге германцы и турки покинули Новороссийск и ушли в Севастополь.

В Новороссийск вошли части Добровольческой армии и учинили жестокую расправу над сторонниками большевиков, которых не тронули турки с немцами: рабочих цементных заводов расстреливали прямо на производстве, прятавшихся матросов, которых белые ненавидели особенно, отлавливали по всему городу и истребляли на месте. «Достаточным для расстрела поводом служил выжженный порохом на руке якорь, или же донос какого-нибудь почтенного обывателя о сочувствии того или другого лица большевизму». Несмотря на запрет командующего Добровольческой армией Антона Деникина издеваться над пленными красноармейцами, казаки перебили почти всех остававшихся в Новороссийске раненых красноармейцев. Большевистская газета «Правда» 15 октября 1918 года сообщала, что всего белые уничтожили в Новороссийске до 12 тыс. человек. Понятно, что цифра завышена по соображениям пропаганды, но несомненно, что репрессии были проведены с большим размахом. В дальнейшем белые расстреливали «красных», грабили и производили различные насилия по всей территории Черноморской губернии, что стало одной из причин возникновения массового повстанческого движения уже против белых. Этот факт был вынужден признать в своих мемуарах и генерал Деникин.

Героический поход Таманской армии

Разгром грузинских войск в районе Туапсе

При подходе к Геленджику и Архипо-Осиповке отступающие красные наткнулись уже на грузинские войска, занявшие к тому времени не только Абхазию, но и большую часть кубанского побережья Черного моря. Грузинские войска, базировавшиеся в Туапсе, занимали черноморское побережье до Геленджика. По словам Ковтюха, на побережье стояла целая дивизия из 4 пехотных полков, одного конного полка и 1 артиллерийской бригады с 16 орудиями (очевидно, преувеличивал силы противника). Таманцы без труда сбили первый слабый грузинский заслон (250 человек) и той же ночью вступили в Геленджик.

27 августа на совещании в Геленджике было принято решение об объединении всех таманских отрядов в Таманскую армию, командующим которой был избран моряк И.И. Матвеев, а начальником штаба армии — Г.Н. Батурин, пользовавшиеся большой популярностью и авторитетом среди бойцов. Численность Таманской армии составляла около 27 тысяч штыков, 3500 сабель и 15 орудий разных калибров. Силы таманцев были разбиты на три колонны, причем в боях, главным образом, участвовала первая колонна под личным командованием Ковтюха, насчитывавшая 12 тысяч штыков, 680 сабель и 2 орудия. Войска Ковтюха сохранили высокую боеспособность в течение всего времени похода. Вторая и третья колонна Таманской армии прикрывали от нападения белых с тыла огромный обоз и двигавшуюся с армией толпу беженцев, поэтому сильно отставали от передовых сил Ковтюха. По словам Батурина, «обозы, следующие при частях, были неисчислимы». Из-за беженцев красные части оказались обременены всяким домашним скарбом и скотом. Командиры вынуждены были сосредоточиться не только на решении непосредственной боевой задачи — соединения с Сорокиным, но и на том, чтобы накормить беженцев и спасти их от расправы со стороны белогвардейцев. Таманцы испытывали недостаток в продовольствии, патронах и снарядах, которые приходилось добывать с боями. Большинство таманцев также не имели нормального обмундирования.

Продолжая наступление, таманцы опрокинули грузинский батальон у деревни Пшадской, и 28 августа подошли к Архипо-Осиповке, где наткнулись на более серьёзное сопротивление. К грузинам морем из Туапсе прибыл полк пехоты (около 2 тыс. человек). Наступавшие красные были встречены сильным огнем грузинских солдат и подверглись обстрелу с моря и береговых батарей. Но этот противник оказался слабее немцев и белых: в жестоком бою грузины были опрокинуты и большей частью уничтожены и рассеяны. В этом бою решающую роль сыграла атака кавалерии (до 500 человек) с тачанками. Конница прорвалась по единственной дороге в тыл врагу, что предопределило поражение грузин.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector