Генерал Романов: по-прежнему в строю

В новейшей истории нашего государства личностей уровня генерал-полковника Анатолия Романова – единицы. Он вошел в нее, именуемый просто «генералом Романовым», как запомнился миллионам россиян по телевизионным и газетным...

В новейшей истории нашего государства личностей уровня генерал-полковника Анатолия Романова – единицы. Он вошел в нее, именуемый просто «генералом Романовым», как запомнился миллионам россиян по телевизионным и газетным репортажам. Живой интерес общества к его судьбе, разломленной надвое взрывом в грозненском туннеле, не ослабевает на протяжении третьего десятка лет. Его авторитет в военном сообществе непререкаем. Его воля к жизни потрясает. Но не менее удивительно в линии судьбы генерала Романова другое: трепетное, почтительное и безгранично уважительное отношение сослуживцев, друзей и товарищей ко всему, что с ней связано. В бешеном современном ритме мгновенно тускнеет самый яркий блеск звезд и медалей, а время неумолимо стирает из памяти подробности героики любого уровня и уводит в тень самого героя. Но только не в случае с генералом Романовым.

Генерал Романов: по-прежнему в строю

Лейтенант Анатолий Романов – впереди еще вся жизнь

В честь 70-летия Анатолия Александровича, которое отмечалось 27 сентября, по стране прокатилась поздравительная волна мероприятий и акций, приуроченных к его юбилею. Сам генерал, как известно, находится в госпитале Росгвардии и по состоянию здоровья не сможет посмотреть ни биографические фильмы и видеосюжеты на центральных каналах, ни флешмоб в Саратове в его честь, как не сможет прочитать новую книгу, в которой скрупулезно собраны воспоминания и пожелания. Однако дело не столько в поздравлениях. Осмысление, сохранение памяти о подробностях службы и миротворческой деятельности генерала, принявшего на себя основные удары противостояния на Северном Кавказе в горящие 90-е, необходимо в первую очередь нам – тем, кто сейчас в строю. И нам же важно скомпоновать данные рассекреченных документов, мнения и оценки тех, кто по специфике службы долгие годы не раскрывал определенные сведения, и все это с одной целью: подтвердить правильность дипломатического курса и верность стратегии генерала Романова в Чечне.

ПАЗЛЫ ВОЕННОЙ СТАТИ

Когда военная карьера – призвание, судьба с самого рождения подталкивает человека на эту стезю, жизненной мозаикой и пазлами год за годом старательно выкладывая военную стать. Генерал-полковник Валерий Петрович Баранов – ровесник Анатолия Романова, многие ступени их служебных лестниц и жизни схожи: Академия Генштаба, ОГВС, ранения при взрывах в Чечне. Валерий Петрович, характеризуя личность Анатолия Александровича, видит успех Романова как военного деятеля прежде всего в его потрясающем трудолюбии и редкой работоспособности.

– Именно трудолюбие помогло ему стать тем, кем он стал, потому что жизненный старт был непростым. Родился Романов в Башкирии, в семье фронтовика, который в боях под Курском получил тяжелейшее ранение. А в семье – шесть детей! У нас в рождении разница с Романовым – всего полтора месяца, в одно время родились. Нас было трое у родителей, и то помню, насколько тяжело тогда жили. Что уж говорить о многодетной семье Романовых. Анатолию с ранних лет приходилось много работать, брать ответственность на себя, что впоследствии положительно сказалось на службе в армии. Его призвали в спецвойска, так ранее назывались современные подразделения Росгвардии по охране важных государственных объектов и специальных грузов. За два года он стремительно вырос в воинских званиях и на экзамены в Саратовское военное училище МВД СССР им. Ф.Э. Дзержинского прибыл в звании старшего сержанта. После окончания оставлен в училище командиром взвода. Так же быстро дорос до командира батальона, хотя работать с курсантами без знаний психологии и педагогики было весьма непросто. Одновременно поступил заочно в Академию им. М.В. Фрунзе. Работать и учиться в таком молодом возрасте – значит полностью жертвовать своим личным временем. Он и жертвовал.

Будучи на командирских должностях, никогда и ни в чем не ущемлял своих подчиненных. Всегда спрашивал: «А как бы вы поступили в этой ситуации? Как бы выполнили эту задачу?» Такой подход заставлял думать, анализировать и выбирать правильное решение. Сам же Романов свои решения всегда обдумывал до мельчайших деталей, и эта мыслительная привычка была с ним на всех этапах карьеры.

И еще была в Анатолии Романове гармония ума и физической силы, которая позволяла ему задавать очень высокий темп собственному труду. Он легко переносил любые походные условия, многомесячные тренировки и бессонную страду войны. Он был обладателем высоких спортивных разрядов. Любил гимнастику, легкую атлетику, стрельбу.

…А тем временем заканчивались 80-е, закладывая в военную летопись страны новые блоки теории и практики межнациональных конфликтов. Именно в эти годы еще одной вехой в карьере генерала Романова становится Военная академия Генштаба, где не только существенно расширился круг общения, которое он ценил и которым, по словам однокашников, реально наслаждался, но и появилась возможность познать и прочувствовать систему принятия решения в звеньях: армия – округ – вид вооруженных сил – взаимодействие между ними.

Годом раньше в академию был направлен Анатолий Сергеевич Куликов, ставший учителем Романова в вопросах оперативного искусства, а позже – непосредственным начальником. Он одним из первых приметил уникальную работоспособность тезки. Куликов прекрасно знал специфику спецчастей – замкнутой структуры, в которой офицерам сложнее, чем в других частях, было двигаться вверх. И по достоинству оценил «прорыв» Романова. Позже, в 1995 году, именно он рекомендовал генерал-майора Романова президенту Ельцину как наилучшую кандидатуру на должность командующего внутренними войсками. И генерал армии Анатолий Куликов тоже объяснял свой выбор прежде всего деловыми качествами Романова:

– Еще со времен академии мне импонировала его манера аккуратного и точного исполнителя приказов. За Романовым ничего не нужно было переделывать. Как ни пытай его, помнил каждую деталь любой операции. И если он проводил ее, можно было не сомневаться, что он добьется победного завершения с минимальными потерями с нашей стороны. Если он вел переговоры, то не следовало удивляться, что он, например, загодя перечитает всего Чичерина, чтобы понять основы дипломатического искусства. Говоря о Романове как об аккуратном исполнителе приказов, я имею в виду его врожденную способность доводить все до абсолюта – до последнего заключительного штриха, после которого любая проблема казалась просто исчерпанной.

Указ о назначении Романова был подписан, и вскоре Анатолий уехал в Ханкалу, чтобы возглавить Объединенную группировку федеральных войск на территории республики. Поскольку я, уже в ранге министра, состоял в переговорной комиссии, мы целый месяц провели с Романовым вместе, решая и боевые, и переговорные задачи. 31 июля было подписано соглашение вместе со всеми участниками переговоров. Анатолий активно включился в процесс урегулирования: практически весь блок военных вопросов не только детально был обработан при его непосредственном участии, но и впоследствии именно Романовым и реализовывался. Он умел и любил убеждать людей и очень корректно обращался с нашими, так сказать, партнерами по переговорам. В тот момент существовала уверенность, что перелом в войне наступил.

В этой обстановке надо было двигаться к миру, давая возможность гражданской администрации укрепить свои позиции. Нужно было находить общий язык с боевиками, склоняя их к прекращению бессмысленного кровопролития. Кстати, во время переговоров самообладание Романова производило на чеченцев неизгладимое впечатление.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector