Генерал от кавалерии. Павел Адамович Плеве

«Бесспорно, Плеве считается лучшим из всех командующих армиями». М.К. Лемке, военный цензор Ставки Верховного главнокомандующего в 1915-1916 Павел Адамович появился на свет 30 мая 1850 года в Петербургской...

«Бесспорно, Плеве считается лучшим из всех командующих армиями».

М.К. Лемке, военный цензор Ставки Верховного главнокомандующего в 1915-1916

Павел Адамович появился на свет 30 мая 1850 года в Петербургской губернии в дворянской семье. О его детских и юношеских годах, к сожалению, известно очень мало. Учился Плеве в Варшавской классической гимназии, и в 1868 был определен в привилегированное Николаевское кавалерийское училище. Окончил он его спустя два года, причем не просто окончил, а по первому разряду с занесением на почетную мраморную доску заведения. Подающего большие надежды молодого человека произвели в корнеты и отправили в лейб-гвардии Уланский полк. В 1874 г. Павла Адамовича повысили до поручика, и в это же время он принял решение поступать в Николаевскую академию Генштаба. Спустя три года он окончил ее и снова по первому разряду. Учитывая трудность этих результатов, уже тогда можно было заключить об исключительных дарованиях юного офицера.

Генерал от кавалерии. Павел Адамович Плеве

Боевое крещение Плеве получил на Русско-турецкой войне 1877-1878. Воевал он в должности обер-офицера при штабе армейского корпуса. Молодой человек принял участие в сражении у высоты Сахар-Тепе, в битве при болгарском селении Аяслар, а также в общем наступлении сил Северного отряда и преследовании противника к Шумле. За отличия в годы войны Павел Адамович был награжден Святой Анной третьей степени. Когда война закончилась, Плеве остался служить в Болгарии в качестве штаб-офицера для поручений. В ноябре 1879 его отметили орденом Святого Станислава второй степени за «отличное мужество и храбрость, оказанные в разновременных делах». В этом же году двадцатидевятилетний Павел Адамович стал подполковником. С 1880 по 1889 годы этот талантливый офицер служил на различных штабных и командных должностях. Помимо прочего он работал в экзаменационной комиссии Офицерской кавалерийской школы, заведующим офицерами, обучающимися в Николаевской академии Генштаба, временно командовал Кирасирским полком. В 1882 его произвели в полковники.

В 1889 Плеве представил на суд публики свою первую военно-научную работу — в свет вышли его «Очерки из истории конницы». Работа, предназначенная для юнкеров Николаевского кавалерийского училища, рассматривала развитие конницы с древнейших времен и являлась весьма неплохим исследованием по данной тематике. Необходимо отметить, что деятельного по натуре Павла Адамовича всегда привлекала оперативная подвижность кавалерии — единственного в то время мобильного рода войск. Ему, к примеру, принадлежат такие строки: «Конница не должна волноваться быстрыми совершенствованиями огнестрельного оружия — силе огня она должна противодействовать развитием маневренности и быстроты действий, а в особенности подъемом духа до сюиминутной готовности решаться на отчаянные предприятия…».

В конце 1890 Павел Адамович уже командовал двенадцатым драгунским Мариупольским полком, а с начала 1893 занимал должность генерал-квартирмейстера штаба Виленского военного округа. Это назначение позволило ему детально ознакомиться с будущим театром военных действий — с инспекционными поездками он регулярно посещал Ригу, Сувалки, Гродно, Осовецкую и Ковенскую крепости. Годы безупречной службы не остались незамеченными — в январе 1901 Плеве стал генерал-лейтенантом и начальником штаба Войска Донского. На этом месте он находился до марта 1905, а затем в связи с волнениями в Царстве Польском был назначен на место коменданта Варшавской крепости. Необходимо отметить, что подобный поворот событий генералу пришелся весьма не по нраву, и он всеми силами старался вернуться в строй. Наконец его в июле того же года перевели на пост командующего тринадцатым армейским корпусом. К сожалению, Плеве так и не довелось повоевать с японцами в ходе войны 1904-1905, хотя он и считался ее участником. К тому времени у него, помимо вышеперечисленных наград, имелись ордена Святой Анны, Святого Станислава и Святого Владимира разных степеней, французский орден Почетного легиона, румынский Орден короны и множество медалей. Характеризовался он в верхах командования всегда исключительно положительно, или, как тогда говорили, «беспорочно».

Карьера Павла Адамовича продолжала идти в гору — в 1906 он стал помощником командующего войсками уже знакомого ему Виленского военного округа, а спустя год произведен был в генералы от кавалерии. С весны 1909 Плеве занимал ответственнейший пост командующего Московского военного округа. В 1912 начштаба округа был назначен Евгений Миллер — такой же, как и Плеве, военный до мозга костей. С той поры эти два генерала составляли постоянный и продуктивный дуэт, превосходно сработавшись друг с другом. Павел Адамович на посту командующего округом занимался благотворительной и общественной деятельностью, состоял членом Императорского общества воздухоплавания и помощником попечителя больницы военных врачей. Кроме того Плеве, согласно воспоминаниям, был примерным семьянином — у него имелось трое детей (две дочери Ольга и Екатерина и сын Николай).

Разразившаяся Первая мировая явилась войной нового типа, сразу поставившей к командному составу русской армии исключительно жесткие требования. К началу боевых действий за плечами Павла Адамовича (человека уже весьма солидного возраста) имелся пятилетний опыт руководства войсками вверенного ему округа — время, за которое Плеве успел хорошо подготовить свои соединения и части к предстоящим боям. В ходе объявленной мобилизации в июле 1914 на базе Московского военного округа была сформирована пятая армия под командованием Павла Адамовича. Ей предстояло влиться в состав Юго-Западного фронта, расположившись в области Брест-Литовск — Холм — Ковель. Вверенные генералу средства и силы включали 176 батальонов, 158 сотен и эскадронов, почти четыре десятка инженерных рот, около 380 пулеметов и 670 орудий, а также шесть самолетов. Всего в пятой армии изначально насчитывалось 147 тысяч человек. Что касалось снабжения продовольствием и боеприпасами, то войска Плеве оказались в худшем положении в сравнении с другими частями Юго-Западного фронта. Главным «оппонентом» сил командарма на указанном направлении оказалась четвертая армия австро-венгров под предводительством пехотного генерала Морица Ауффенберга, к которому в первой половине августа подошли части эрцгерцога Иосифа-Фердинанда. Вражеская группировка, противостоявшая Плеве, насчитывала свыше двухсот тысяч военнослужащих, то есть значительно превосходила пятую армию в живой силе, а кроме того имела существенный перевес в артиллерии.

В связи с поражением под Красником соседней четвертой армии Павел Адамович получил от командующего силами Юго-Западного фронта приказ «…для оказания подмоги левому флангу четвертой армии развернуть свои силы на запад (прежний курс был на юг)». Данный маневр ставил пятую армию в чрезвычайно неблагоприятное положение — Плеве пришлось разделить свои корпуса на две части, которые подошли к полю сражения отдельно друг от друга, растянувшись на добрую сотню километров. В середине августа правое крыло пятой армии русских встретило наступавших австрийцев. Разыгравшаяся битва впоследствии получила название Томашевской. Завязка сражения произошла (не по вине командарма) в очень неблагоприятных условиях. Фронт пятой армии составлял около 120 километров (в то время как, к примеру, для восьмой армии — 70 километров). Командование противника поставило свои первую и четвертую армии в выгодное начальное положение, детально проанализировав театр военных действий и употребив местные топографические и географические особенности. Причем неприятель заранее создал соответствующую группировку и вел свои корпуса сосредоточенно, а пятая армия Плеве двигалась на растянутом фронте и была вынуждена маневрировать в непосредственном соприкосновении с австрийцами. В результате этого русские части вступали в сражение разрозненно и подвергались ударам с флангов. Несмотря на это, Павел Адамович докладывал главнокомандующему Николаю Иванову: «Мы будем сражаться до последней крайности».

В практической безнадежной обстановке начала битвы, в условиях превосходства врага в количественном и позиционном отношении, ведя сражение в полуокружении, войска Плеве сумели нанести неприятелю существенный урон и, ловко маневрируя, выскочить из-под удара. В ходе начавшегося окружения пятой армии командарм, не снимавший руку с «пульса» битвы, нашел замечательное применение своей коннице. Образовав сводный кавалерийский корпус (к слову, один из первых в русской армии), он наносил им удары в тыл австрийцев. Донская же казачья дивизия Плеве использовалась генералом для обеспечения отхода его сил после Томашевского сражения. Помимо того конная разведка пятой армии своевременно обнаруживала изменения сосредоточения австрийских войск, и все важнейшие решения Павел Адамович принимал, отталкиваясь от этих данных. Один военный историк так описывал действия конницы Плеве: «В тяжелые моменты боев конные дивизии быстро сосредоточивались в прорыве между корпусами или на флангах корпусов и боями обеспечивали фланги войск, в полной мере содействуя последним». Потери армии Плеве в Томашевской битве составили менее тридцати тысяч человек, а «победоносных» австрийских войск — сорок тысяч. Операция на окружение, задуманная командованием противника, обернулась тривиальным оттеснением, причем полученные результаты не оправдывали понесенных потерь. Известный военный историк, генерал-лейтенант Николай Головин называл марш-маневр пятой армии после Томашевского сражения одним из самых искусных в истории Мировой Войны: «Этот отход вовсе не являлся отступлением — это был отрыв от врага, возвращавший свободу маневра армии, сохранившей полную боеспособность».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector