Есть такая профессия — Родину защищать

Есть такая профессия — Родину защищать. Пожалуй, единственная, не имеющая возрастных ограничений. В годы Великой Отечественной войны не оставались в стороне от всенародной борьбы не только молодые, но...

Есть такая профессия — Родину защищать. Пожалуй, единственная, не имеющая возрастных ограничений. В годы Великой Отечественной войны не оставались в стороне от всенародной борьбы не только молодые, но и многие старики, давно снятые с воинского и трудового учета. Одним из них был дед Талаш — человек-легенда, народный герой, знакомый каждому из нас со школьной скамьи по повести Якуба Коласа «Дрыгва».

Есть такая профессия - Родину защищать

Родился Василий Исаакович Талаш 25 декабря 1844 года в деревне Белка Петриковского района Гомельской области в бедной крестьянской семье. Его отец всю жизнь работал на земле, гнул спину, но так и не разбогател. Не смог даже выделить надел земли сыну после женитьбы, поэтому Василий был вынужден пойти в примаки в соседнюю деревню Новоселки. Надежду на лучшую жизнь перечеркнула польская оккупация. Захватчики издевались и грабили крестьян. Более сознательные из жителей начали протестовать, объединяться, подниматься на борьбу. Одним из первых на этот путь стал и крестьянин из деревни Новоселки Василий Талаш. Он понимал, что нужно браться за оружие, чтобы спасать не только свое добро, но и свое достоинство, свою Родину.

Перед приходом поляков в деревне стоял отряд красногвардейцев, командир которого квартировал у Василия Талаша. Он часто посылал Василия за сведениями в стан врага. Все, о чем доводилось узнать полешуку, командир передавал в Петриков, где стояли главные силы Красной Армии. При помощи красногвардейцев был организован партизанский отряд. Командиром единогласно был избран Талаш.

Кроме непосредственного участия в боевых операциях Василий Исаакович выполнял важные поручения командования Красной Армии по распространению подпольной литературы за линией фронта и среди польских солдат. Талаш хорошо знал левобережье Припяти, размещение населенных пунктов и неоднократно ходил в разведку в Новоселки, Куритичи и Петриков. Несколько раз он попадал в плен к полякам, и только благодаря природной сообразительности и хитрости оказывался на свободе.

Первая боевая операция по освобождению от поляков родной деревни была проведена успешно. Отряд своими силами выбил белополяков из Новоселок, чем оказал ценную помощь наступающим советским войскам.

В 1920 году отряд влился в одну из частей Красной Армии. Талаш не мог служить по состоянию здоровья (перенес тиф) и вернулся в родную деревню.

В окрестных деревнях господствовали нищета и голод. Авторитетного деда Талаша избрали председателем Новоселковского сельсовета. На то время ему уже было 77 лет. На плечи легли новые заботы, но он энергично взялся за дело, стал делегатом VIII съезда Советов Петриковской волости, где обсуждались вопросы восстановления деревни. Василий Исаакович помогал землякам строить новую жизнь, находил выходы из сложнейших ситуаций. За короткое время приобрел зерно для посевной, с его помощью погорельцам бесплатно выделили лес, чтобы отстроить сожженные дома. Дед Талаш входил в состав комиссии по составлению плана развития животноводства и птицеводства в районе. Много сделал он для открытия, а затем и расширения судоремонтных мастерских в Петрикове, школ, медицинского пункта.

Белорусское правительство высоко оценило героические дела полесского самородка. Вот выписка из постановления Президиума ЦИК БССР от 6 февраля 1928 года: «За совершение подвига наградить орденом Трудового Красного Знамени Талаша Василия Исааковича, крестьянина деревни Белка Петриковского района Мозырского округа». Эта награда по тем временам была редкая и весомая.

Полесский крестьянин дважды приезжал в Минск на встречу с Якубом Коласом. Как раз в то время вышла из печати повесть «Дрыгва». Дед Талаш внимательно читал и перечитывал произведение. Среди героев он узнавал товарищей по оружию, несмотря на то, что фамилии были изменены.

Первая встреча Талаша с Якубом Коласом состоялась в Минске, прочитавший повесть дед Талаш решил лично познакомиться с писателем. Якуб Колас был в то время вице-президентом Академии наук, и вот в один из дней дверь его кабинета распахнулась, на пороге появился дед Талаш. Писатель принял гостя радушно, показал ему Минск, пригласил к себе домой. В целом художественным произведением о себе Василий Талаш был доволен. Однако высказал он в их первую встречу и некоторые замечания. Особенно Талаш настаивал на том, что он сбежал от пяти задержавших его в лесу польских солдат, а не от трех, как было написано в повести. И Колас в следующем переиздании книги внес поправку.

В 1939 году Талаш и Колас встретились второй раз. Когда в Минском театре оперы и балета ставили оперу «В пущах Полесья», Якуб Колас привел Василия Исааковича на одну из репетиций и заботливо усадил в мягкое кресло. Дед Талаш очень удивлялся, что играющий его артист все время поет. Режиссеру спектакля пришлось объяснить ему суть оперного жанра. Талаш, что называется, вошел во вкус и охотно посещал последующие репетиции. Особенно нравилась ему ария «Люблю я приволье…». Помог Талаш и в создании одной из декораций спектакля — партизанского леса. Художник сделал до этого десятки эскизов, но все было не то. Когда рисунки показали Талашу, он подсказал: «А вот тут, на полянке, лежал огромный сваленный дуб». Сам того не зная, он помог художнику создать нужную декорацию.

Когда началась Великая Отечественная война, Василию Талашу было почти 100 лет. Нападение немецко-фашистских захватчиков Василий Исаакович переживал очень тяжело. Был он еще физически относительно сильный, бодрый, подвижный. Чувствовалось, что несчастье, которое постигло народ, сильно взволновало его, болью отозвалось в сердце. Особенно невыносимой стала жизнь деда Талаша с приходом врагов в Новоселки. И он снова взял оружие и пошел к партизанам. Просился в бой, но в отряде берегли этого уникального человека, одно только имя которого уже само по себе было оружием против врага. Талаш хорошо знал секреты местного рельефа, которые партизаны использовали в ходе боев и блокад. Он даже составил оперативно-стратегическую карту размещения вражеских укреплений в гарнизонах, которые разведал во время поиска партизан. Слух о том, что в рядах народных мстителей воюет Василий Исаакович, разнесся по всем соединениям и вызвал прилив новых сил, желание увидеть его в своих отрядах.

Талаш передавал бойцам свой богатый опыт, проводил встречи с жителями окрестных деревень, распространял газеты и листовки, за что был арестован оккупантами, заключен в петриковскую тюрьму. После освобождения сотрудничал с Минским подпольным обкомом КП(б)Б.

Потом решено было переправить Талаша в Москву, в штаб партизанского движения, который возглавлял Пантелеймон Пономаренко. В начале 1943 года с партизанского аэродрома, который находился среди лесов и болот на небольшом островке Зыславе, дед Талаш был переправлен на Большую землю. Там Василию Исааковичу организовали теплую встречу, поселили в самой лучшей гостинице того времени — «Москва». Деда одели в новое военное обмундирование, но форсил он в нем не более недели, а затем спрятал в мешок, чтобы отвезти в подарок внукам и сыновьям.

В Москве Василий Талаш посещал фабрики, заводы, государственные учреждения, военные части, встречался с людьми разных профессий, рассказывал им о боевых подвигах белорусских партизан. Выступал перед воинами, которые отправлялись на фронт. В Москве Василий Исаакович проводил активную деятельность по обеспечению белорусских партизан одеждой, боеприпасами и продуктами. В это же время дед Талаш встретился с Михаилом Калининым с ходатайством о выдаче ему дубликата ордена Красного Знамени, который у него отняли фашисты. Его просьбу удовлетворили.
Листовки с призывами Талаша к борьбе с врагами распространялись и на оккупированной территории Беларуси. Не миновала известного партизана своим вниманием и газета-плакат «Раздавім фашысцкую гадзіну», где был помещен портрет деда Талаша. Художник Иван Ахремчик показал его мужественным, вдумчивым и сосредоточенным. В глазах старого партизана — грусть по дорогим местам, по милой сердцу Припяти.

Выступал дед Талаш и по радио. Его пламенные призывы доходили к воинам и партизанам, находили живой отклик в сердцах людей. В то же время Якуб Колас приехал в Москву на Всеславянский комитет из Ташкента, где он находился в эвакуации. Эта встреча стала третьей в истории отношений известного писателя и прославленного им деда Талаша. Она была снята на кинокамеру — Талаш что-то рассказывает Коласу, тот слушает с улыбкой. Это неудивительно — Василий Исаакович был хорошим рассказчиком, человеком колоритным, с юмором.
Третья встреча Коласа и Талаша в Москве, увековеченная на снимке, стала последней. Колас после Всеславянского комитета вернулся в Ташкент, а Талаш остался в Москве. В Беларусь он вернулся уже с наступающими частями Красной Армии. Прощаясь с дедом Талашом, Пономаренко сказал: «Если нужна будет помощь, приезжайте в Минск».

Талаш вернулся в родные Новоселки и увидел там тяжелую картину: люди голодают, во всей деревне нет ни одного коня, не говоря уже про машины и тракторы. Пришлось воспользоваться приглашением и поехать за помощью в Минск. Заслуженному партизану выделили коня, довезли вместе с ним в товарном вагоне до Гомеля. От Гомеля Талаш поехал верхом, и в лесу на него напали незнакомые люди — хотели отобрать коня. Однако дед Талаш дал бой нападавшим, и хотя на тот момент ему было уже сто лет, он снова вышел победителем, отстояв вороного.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector