Дело полковника Ковтуна

Полковник Владимир Ковтун уволился из армии на стыке столетий и тысячелетий. За подвиги в «Афгане» был дважды представлен к званию Героя Советского Союза. Но семь боевых ранений, три...

Полковник Владимир Ковтун уволился из армии на стыке столетий и тысячелетий. За подвиги в «Афгане» был дважды представлен к званию Героя Советского Союза. Но семь боевых ранений, три контузии и один осколок, засевший в черепной коробке, исключали возможность дальнейшей службы в кадрах войск специального назначения. Чем заниматься на гражданке ему, привыкшему к смертям и крови, было абсолютно всё равно. Потому-то с такой лёгкостью и взялся он восстанавливать до основания разрушенную птицефабрику в деревне Недюревке Владимирской области. И лишь когда с головой нырнул в совершенно доселе неизведанные для себя проблемы, понял куда попал…

В 2002 году поднятая из руин, практически заново отстроенная фабрика, говоря казённым языком статистики, произвела для продажи первую продукцию. А именно – яйца. Можно было перевести дух и как минимум насладиться плодами заслуженной победы. 99 человек из 100, наверняка бы, так и поступили. Только не Ковтун. На ходу постигая все премудрости промышленного производства яиц, Владимир Павлович почти с удивлением открыл для себя совершенно неожиданную, парадоксальную и в некотором смысле даже трагичную истину. Оказалось, что дерзновенная наука, умеющая легко расщеплять атом, смело бороздить космические просторы, строить андронные коллайдеры и упражняться в генетике, как на спортплощадке, совершенно ни на йоту не продвинулась за всю свою историю в такой прозаической донельзя, но вечной, как сама жизнь, проблеме под названием утилизация отходов.

Между тем сразу же за расползанием по земному шару ядерного и прочего вооружения стоит в затылок проблема загрязнения окружающей среды. Мы тихой сапой сами себя душим собственными отходами. Возле всех наших городов буквально высятся мусорные терриконы, на фоне которых египетские пирамиды – невинные горки с детских площадок. Ну, а братья наши меньшие – животные и птицы – нами же разводимые в промышленных масштабах, тоже не уступают нам в плане отходов. Ибо что значит – освободить от куриного помёта, скажем, ферму в сто тысяч птичьих голов? Это, прежде всего тяжкий и неблаговидный труд многих рабочих, которые должны убрать из помещения все продукты жизнедеятельности птицы. Дальше эти продукты следует куда-то девать. Либо вывозить их во чисто поле и прятать, словно ядерные отходы (ведь свежий куриный помёт сжигает растительность). Либо складировать продукты в какие-то емкости для последующего компостирования, длящегося минимум две недели. А это опять-таки – многие рабочие руки, транспорт, время. Но в итоге – дико растущие накладные расходы, когда яичко для нас, грешных, в магазине становится уже не простым – золотым. Утилизировать куриный помёт проще и эффективнее никто ещё не придумал.

И стал полковник запаса Ковтун рыскать по стране и миру в поисках функциональной, недорогой технологии по переработке пресловутого куриного «продукта».

Долго искал, пока в Японии не нашёл один агрегат. Купил, привёз, установил и понял, что в наших климатических условиях он – что пальма, пересаженная из Африки на Владимирскую землю – не приживается. Тогда обложился техническими «букварями» и начал рационализаторски совершенствовать изобретение из Страны восходящего солнца. Прибывший через полгода японский бизнесмен Кавасаки, продавший Ковтуну установку, осмотрел её со всех сторон и смиренно попросил: «Вольодья-сан, а можно я и у себя сделаю так, как ты?». Полковник милостиво разрешил. Однако после встречи и обстоятельного общения с доктором сельскохозяйственных наук В.А. Манукяном из Федерального научного центра «Всероссийский научно-исследовательский и технологический институт птицеводства», что расположен в Сергиевом-Посаде, Владимир Павлович решил всё-таки запатентовать, как водится, свою уникальную установку по переработке куриного помёта в самое эффективное, безопасное, высококалорийное органическое удобрение. Потому что больше такого оборудования нет нигде в мире.

К Владимиру Ковтуну с недавних пор зачастили высокие и прочие гости. Молва о его чудо-установке только ширится.

Вот и губернатор области С.Ю. Орлова наведалась. Хозяин стал показывать свои 30-гектарные владения. Для Светланы Юрьевны ни сами птичьи фермы, ни 600-метровый яичный конвейер, ни сортировочный цех с японской диагностической аппаратурой в новинку не показалась – наверняка, видела всё это на других фабриках-миллионниках. А вот на заводе по переработке помёта в удобрение задержалась. Оно и понятно. Трудно не восхититься работой полукилометрового многоярусного транспортёра, доставляющего в бункер-накопитель «отходы яичного производства». Эти отходы засыпаются в громадный пятиметровой высоты цельнометаллический чан, где происходит их постоянное смешивание. Идёт сложный биологический процесс нагрева, остывания, усушки, утруски, просева. Наконец, на выходе получается почти сухое, слегка тёплое гранулированное удобрение коричневатого оттенка. В него засунь руки по локоть – совершенно не испачкаешься. И вообще на территории завода, среди множества 800-килограммовых мешков с готовым удобрением, можно смело ставить обеденный стол – чистота здесь почти стерильная. Даже с трудом верится, что за стенкой завода транспортёр с куриным помётом своей работы ни на минуту не прерывает. А можно удобрение тут же в цеху упаковывать в целлофановые мешки ёмкостью 5-ти, 10-ти и 15-ти килограммов. Несколько таких мешков я себе выпросил у Владимира Павловича. Посыпал свой травяной газон у дома. (Удобрение не нуждается в замачивании). Спустя неделю растительность попёрла густая и сочная. Ещё бы: в удобрении – избыток азота, калия, с десяток микроэлементов.

Вот и государственник Орлова поняла, что наблюдает своего рода революцию в сложном процессе переработки отходов птицеводства и животноводства. Надёжное и простое в эксплуатации изобретение полковника Ковтуна можно ведь применять и в коровниках, и в свинарниках. И везде будет наблюдаться прорыв в таких определяющих параметрах как низкая себестоимость производства удобрения; доступная стоимость оборудования; минимум рабочих рук (в цеху трудится один (!) оператор).

Без капитальных вложений обеспечится экологически чистое, безотходное производство при высочайшей скорости переработки.

Более того: качественные и востребованные продукты переработки обеспечат производителю в конечном итоге высокую прибыль.

автор: Михаил Захарчук

источник: www.stoletie.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector