Дальневосточный рубеж Крымской войны. Оборона Петропавловска

26 апреля 1854 года началось для стоявших в порту Кальяо английских и французских кораблей с досадной неожиданности. Русский фрегат «Аврора», прибывший в перуанскую гавань за несколько дней до...

26 апреля 1854 года началось для стоявших в порту Кальяо английских и французских кораблей с досадной неожиданности. Русский фрегат «Аврора», прибывший в перуанскую гавань за несколько дней до этого, вдруг внезапно снялся с якоря и ушел в неизвестном направлении. Мало того, корабль, за которым велось практически постоянное наблюдение, сделал это, несмотря на все попытки британцев и примкнувших к ним французов заблокировать «Аврору» в нейтральном порту. Ночью экипаж фрегата при помощи шлюпок отбуксировал корабль в открытое море, где он поднял паруса и скрылся.

Подобное происшествие, случись оно при других обстоятельствах, было бы воспринято с недоумением, однако отношения России с Англией и Францией в то время были враждебными. Кризис на Ближнем Востоке, эпицентром которого была Османская империя, набирал обороты. В феврале 1854 г. правительства двух западных стран разорвали дипломатические отношения с Россией, и стало совершенно ясно, что последует вскоре. Ни готовящаяся вязать носки своим солдатам королева Виктория, ни выразительно машущий дядюшкиной саблей Наполеон III не испытывали ни малейшего желания вести «конструктивный диалог» с «варварской нацией». В воздухе отчетливо пахло порохом, и командующий британской эскадрой на Тихом океане контр-адмирал Дэвид Пауэлл Прайс загодя отправил находившийся в его распоряжении колесный пароход «Вираго» в Панаму за инструкциями.

Дальневосточный рубеж Крымской войны. Оборона Петропавловска

Неожиданный уход «Авроры» озадачил и Прайса, и находившегося у него фактически в подчинении французского контр-адмирала Огюста Депуанта. Возможно, в Европе уже что-то происходило, но подробности не были известны обоим командующим. 7 мая 1854 г., когда внезапное исчезновение русской «Авроры» перестало быть главной темой в кают-компаниях и кубриках, в Кальяо на всех парах примчался, наконец, «Вираго» с известием, что еще с 23 марта Англия и Франция находятся в состоянии войны с Россией. Русский фрегат, благодаря мастерству его экипажа под командованием капитан-лейтенанта Ивана Николаевича Изыльметьева, ушел буквально из-под носа превосходящей его на несколько порядков союзной эскадры. Этот досадный для флотов их величеств факт привел к целой цепочке событий, главное из которых станет для России «мгновенным слабым проблеском на тогдашнем мрачном горизонте».

Тихий океан в планах сторон

Крымская война была конфликтом между государствами, имеющими обширные территориальные владения. В Тихоокеанском регионе к таким относились Россия и Британская империя. Интересы Петербурга в Сибири и на Дальнем Востоке в 30–40-хх гг. XIX века продолжали расширяться – закрепление своих позиций на тихоокеанских рубежах давало значительные преимущества в виде распространения торговли с азиатскими странами и Америкой, усиливало связь с русскими владениями на североамериканском континенте. Северная часть Тихого океана была богата и в отношении китобойного промысла. В то же время немногочисленные еще русские форпосты в столь отдаленном регионе были весьма уязвимы для воздействия серьезной и хорошо организованной военной силы. В роли таковой безальтернативно выступала Великобритания. Русские и английские интересы уже сталкивались в жестком противостоянии в Европе, на Балканах, на Кавказе и в Азии. Многие высокопоставленные лица в русском руководстве были уверены, что в скором времени ареной острого противостояния между двумя империями станет и Тихий океан.

В число наиболее авторитетных входило мнение Николая Николаевича Муравьёва, с 1847 г. занимавшего пост генерал-губернатора Сибири. Отношения с западными державами отчетливо покрывались изморозью, и перспектива войны становилась все более очевидной. Муравьёв указывал на скудость сил, которыми Россия располагает на Дальнем Востоке, слабость и недостаточность оборонительных возможностей, рост которых был непосредственно связан с преодолением огромных расстояний между центральными районами империи и Дальним Востоком. Важнейшей целью, по мнению Муравьёва, было всемерное обеспечение защиты Петропавловска – располагавшегося на Камчатке небольшого городка, который на тот момент являлся стратегически важной гаванью.

Дальневосточный рубеж Крымской войны. Оборона Петропавловска

Василий Степанович Завойко

2 декабря 1849 г. по предложению деятельного Муравьёва императором была учреждена особая Камчатская область под управлением военного губернатора. 15 февраля на эту должность был назначен капитан 1 ранга Василий Степанович Завойко. Оставалось дело за «малым»: довести обороноспособность данной области до приемлемого уровня. А это было в силу географической отдаленности не так-то просто. Наиболее удобным способом доставить подкрепления и необходимые материалы в Петропавловск была перевозка их на Тихий океан через реку Амур.

11 января 1854 г. император Николай I отдал распоряжение генерал-губернатору Муравьёву урегулировать остающиеся до той поры спорными моменты по разграничению водной границы по Амуру с китайскими властями. Одновременно предполагалось добиться от них лояльности в вопросе перевозки по этой реке войск и других военных грузов. Ответственное поручение было Муравьёвым с успехом выполнено, и первая транспортировка войск на Камчатку состоялась уже весной 1854 года: из Забайкалья вниз по Амуру были переправлены тысяча человек вместе с припасами.

Однако в начавшейся войне с Турцией и западными державами свою роль в защите тихоокеанских рубежей должен был сыграть и флот. В 1852 г. генерал-адмирал Великий князь Константин Николаевич высказался за поддержку давно вынашиваемого плана налаживания дипломатических отношений с Японией, предложенного и сформулированного вице-адмиралом Евфимием Васильевичем Путятиным. Международная обстановка ухудшалась, из Америки были получены сведения о том, что там готовится военно-дипломатическая миссия коммодора Мэтью Перри, целью которой является установление с японцами дружеских торговых отношений при помощи 10 военных кораблей и отряда морской пехоты.

Россия выбрала иной путь, и Путятин отправился на Дальний Восток на фрегате «Паллада» без инструкций ультимативного характера и кровожадных казаков, припрятанных в трюме для запугивания японцев. Прибыв в Японию через месяц после Перри, в августе 1853 года, Путятин выяснил, что переговоры с взбудораженными и перепуганными японскими властями будут трудными и затяжными. Учтивый Перри деликатно удалился, обещая вернуться через год с усиленными аргументами для диалога. На помощь Путятину были направлены другие корабли, поскольку разрыв с западными державами представлялся вполне очевидным.

В конце августа 1853 г. в продолжительный поход из Кронштадта отправилась 50-пушечная «Аврора», на долю которой выпадет стремительный уход из Кальяо и участие в обороне Петропавловска. «Авроре» предстояло, преодолев Атлантику, обойти мыс Горн, а затем, перейдя Тихий океан, прибыть в залив Де-Кастри. Осенью 1853 г. из Архангельска ушел новейший фрегат – «Диана».

Союзники в предстоящей войне отводили Тихоокеанскому театру сугубо вспомогательную роль. На Североамериканском материке в начале 1854 г. Русско-Американская компания, занимавшаяся освоением Аляски и пушным промыслом, подписала с английской «Хадсон Бей компани» соглашение о нейтралитете в случае войны. В соответствии с этим соглашением британское командование разослало командирам своих кораблей предписание не совершать враждебных действий против русских поселений в Северной Америке.

Оставалась охота на редкие торговые суда и еще более немногочисленные русские боевые корабли на Тихом океане. 24 февраля 1854 г., практически за месяц до официального объявления войны, Британское адмиралтейство оправило инструкции командирам заграничных баз на предмет взаимодействия с французскими союзниками. Наличные силы королевского флота на Тихом океане были сведены в эскадру под командованием контр-адмирала Дэвида Прайса, корабли которого стояли в перуанском порту Кальяо. После начала боевых действий в его распоряжение переходили и все французские корабли в этом регионе, которыми командовал контр-адмирал Депуант.

Стороны готовятся

Русские военно-морские силы на Тихом океане к моменту начала войны были не только малочисленными, но и вдобавок разобщенными. Вице-адмирал Путятин держал свой флаг на стоящем в заливе Де-Кастри фрегате «Паллада», техническое состояние которого после океанского перехода и плавания в японских водах было плохим. Фрегаты «Аврора» и «Диана» находились в разных местах Тихого океана на финальной стадии своих переходов. Кроме того, в дальневосточных водах пребывали корвет «Оливуца», шхуна «Восток» и военные транспорты «Двина» и «Князь Меншиков».

Столь скромный количественный состав российского императорского флота все же вызвал серьезную озабоченность не только у английского Адмиралтейства, но и у руководства многочисленных английских колоний, располагавшихся в бассейне Тихого и Индийского океанов. По мнению последних, «русские пираты» с началом войны бросятся не только разорять священную английскую морскую торговлю, но и прибрежные города. Общественность в лице влиятельных колониальных и торговых кругов давила на Адмиралтейство, а оно, в свою очередь, не давало покоя контр-адмиралу Прайсу.

Этот флотоводец, чей боевой опыт ограничивался уже отдаленной эпохой наполеоновских войн, половину своей карьеры провел на берегу, находясь на половинном жаловании. Надвигающийся кризис в отношениях с Россией призвал на флот многих офицеров и адмиралов. 17 августа 1853 г. Прайс был назначен командующим британскими силами на Тихом океане в чине контр-адмирала. 1854 год застал его и вверенную ему эскадру в Кальяо. Когда туда прибыла «Аврора», то союзники начали чинить русскому кораблю различные мелкие пакости. Как человек дисциплинированный, но не инициативный, Прайс ждал дополнительных инструкций сверху. Для этого в Панаму и был отправлен пароход «Вираго».

Дальневосточный рубеж Крымской войны. Оборона Петропавловска

Пароход «Вираго»

Командир «Авроры» капитан-лейтенант Изыльметьев был тоже дисциплинированным, однако несоизмеримо более инициативным, смелым и решительным командиром. В результате «Аврора» 26 апреля 1854 г. упорхнула из Кальяо, оставив союзников с носом. Даже когда «Вираго» привез известие о начале войны с Россией, которое опоздало более чем на месяц, англо-французская эскадра только 17 мая неторопливо покинула Кальяо.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector