«Авиационный Чапаев» Яков Владимирович Смушкевич

Жизнь этого человека можно сравнить с легендой. Яков Смушкевич прожил короткую, но яркую жизнь. Его имя по праву записано золотыми буквами в историю советской авиации. Из 39 прожитых...

Жизнь этого человека можно сравнить с легендой. Яков Смушкевич прожил короткую, но яркую жизнь. Его имя по праву записано золотыми буквами в историю советской авиации. Из 39 прожитых им лет Яков Владимирович 23 года крепил военную мощь Страны Советов. Современники назвали его «гордостью Красной Армии».

Яков Смушкевич родился 14 апреля 1902 года в местечке Ракишки, ныне город Рокишкис в Литве, в семье портного. Окончив всего 3 класса начальной школы, Яков был вынужден пойти работать — семья была большая ( кроме него в ней было ещё 7 детей ), и заработков отца явно не хватало. Яков работал грузчиком в порту, а в 1918 году добровольно вступил в ряды Красной Армии.

"Авиационный Чапаев" Яков Владимирович Смушкевич

Многие яркие страницы жизни и деятельности Я. В. Смушкевича связаны с Беларусью и её столицей — Минском. Именно там сформировался его блестящий военный талант. Яков Владимирович был активным участником гражданской войны на территории Беларусии. С 1919 года он воевал на Западном фронте в качестве командира батальона и полка, был участником боёв под Барановичами, взятия Сморгонского укреплённого района. Летом 1921 года комиссар полка Яков Смушкевич был назначен помощником военкома 36-го полка 4-й Смоленской стрелковой дивизии, которая дислоцировалась в районе Борисова и Минска.

Через месяц дивизия передислоцировалась в Игуменский уезд. 36-й полк расположился в местечке Пуховичи. В это время 20-летний Яков Смушкевич замещал военкома полка. В июне 1922 года ему с группой бойцов удалось проследить место укрытия крупной банды, терроризировавшей население Пуховичей. Бандиты были окружены и уничтожены. Именно Яков Смушкевич сыграл важную роль в разгроме банды атамана Берёзы, которая терроризировала население Игуменского уезда.

17 сентября 1922 года Смушкевича назначают ответственным организатором партийной работы в 4-ю истребительную авиаэскадрилью, базировавшуюся в Минске. Именно с этого дня началась его почти 20-летняя служба в советской авиации. В августе 1923 года Яков Смушкевич был назначен политруком 2-го отряда 4-й эскадрильи. И хотя политрук неплохо справлялся со своими обязанностями, он ощущал нехватку знаний. В сентябре 1923 года Яков поступает на первый курс правового отделения факультета общественных наук Белорусского государственного университета. В феврале 1926 года Смушкевич получает назначение на должность военкома Отдельного корпусного авиационного отряда, который дислоцировался в Бобруйске. В этом же году в Смоленске была сформирована авиационная бригада. Её военным комиссаром назначили Смушкевича.

В 1936 году, через 5 лет — после окончания Качинской школы военных лётчиков, он стал командиром и комиссаром 201-й лёгкобомбардировочной авиабригады, названной потом «имени Совнаркома БССР». Бригада размещалась в Витебске. Именно здесь, на этом ответственном посту в одном из древнейших городов Беларуси, сформировались замечательные лётные и командирские качества Якова Смушкевича. Одной из важнейших заслуг командира и комиссара бригады является обучение воспитанию волевых качеств лётчиков, превращение их в профессионалов своего дела, отличных авиаторов Белорусского военного округа. «Школа Якова Смушкевича» дала нашей авиации десятки и сотни первоклассных пилотов, которые прославились в битве на Халхин — Голе, в Советско — Финляндской и Великой Отечественной войнах.

Осенью 1936 года Смушкевич вылетел в Испанию, где принял активное участие в боевых действиях в качестве старшего советника при командующем ВВС и командира авиационной группы советских лётчиков. Имел псевдонимы «Генерал Дуглас» и «Андре». Летал на самолётах И-15, «Фиат-32», «Дракон», «Дуглас», «Потез».

«…На аэродром приехали Я. В. Смушкевич и П. И. Пумпур. Они решили лично произвести разведку. Мне впервые довелось наблюдать за взлётом Смушкевича — «Дугласа», как его называли в Испании. После запуска мотора он дал полный газ, удерживая самолёт на тормозах. Затем отпустил тормоза и, не поднимая хвоста производящего разбег «чато», на коротком расстоянии оторвал его от земли, немного выдержал самолет над землёй, чтобы набрать скорость, заложил глубокий крен и виражом начал уходить вверх. Этот взлёт показал, на что способен И-15. Он не требовал большой длины площадки для разбега и мог взлетать в направлении горы или другого препятствия, уходя от него крутым разворотом. Это было очень важно в условиях горной местности Испании…»

( Из книги — «Ленинградцы в Испании». )

Смушкевич сыграл решающую роль в разгроме итальянского экспедиционного корпуса в марте 1937 года под Гвадалахарой. Впервые в боевой авиации он использовал принцип сосредоточения крупных воздушных сил и массированных налётов. Чтобы сократить время, необходимое для перехвата фашистских самолётов, он ввёл новый порядок взлёта истребителей без предварительного их выруливания на старт. Но Яков Владимирович не ограничивался лишь общим руководством своих подчинённых. Лично участвуя в десятках боевых вылетов, он провёл несколько групповых воздушных боёв, а по некоторым источникам — даже имел воздушные победы. [ Во время выполнения боевых заданий налетал 223 лётных часа, в том числе 115 лётных часов — на истребителе И-15. ]

Вашему вниманию предлагается фрагмент статьи, опубликованной в сборнике — «Бойцы ленинской гвардии»:

«…Инициатива в небе над Мадридом медленно, но неуклонно переходит в руки республиканских лётчиков. Штабисты подсчитали, что из предпринятых в ноябре — декабре 1936 года авиацией мятежников 110 налётов успехом увенчались лишь 40, да и то в большинстве своём ночью.

Таковы были первые практические результаты воздушной обороны Мадрида. Но конечно, неверно было бы объяснять успех республиканцев исключительно быстротой пх появления на поле боя. Противник у них не из робких. Асы из легиона «Кондор» и преисполненные самоуверенности после победы над Абиссинией итальянские лётчики от одного вида самолётов противника бежать не стали бы. Для этого их надо было сначала крепко побить. А сделать эго можно было, лпшь выявив их уязвимые места. Были у них такие ? Разумеется. И Смушкевич их настойчиво искал.

Его день, как правило, начинался с вылета на разведку. Он считал необходимым видеть все детали обстановки на фронте. То, что другому могло показаться малозначащим, ему помогало принять единственно правильное в данной обстановке решение о ведении предстоящих боевых действий.

Вначале он совершал лишь небольшие круги над расположением фашистских войск. Но с каждым днём, точно от брошенного в воду камня, эти круги расходятся всё дальше и дальше. А вскоре в полёте произошло то, чего Яков Владимирович всё это время с таким нетерпением ждал. Он впервые встретился с самолётами противника и провёл воздушный бой.

"Авиационный Чапаев" Яков Владимирович Смушкевич

Нет, он не сбил тогда ни одного самолёта. Другое было важно: он получил представление о характере врага.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector