Ас Великой Отечественной войны Марина Чечнева

Родилась 15 августа 1922 года в селе Протасово, ныне Малоархангельского района Орловской области, в семье рабочего. Окончила среднюю школу, в 1939 году — московский аэроклуб. Работала в Москве...

Родилась 15 августа 1922 года в селе Протасово, ныне Малоархангельского района Орловской области, в семье рабочего. Окончила среднюю школу, в 1939 году — московский аэроклуб. Работала в Москве старшей пионервожатой школы, одновременно лётчиком-инструктором Центрального аэроклуба. С февраля 1942 года в Красной Армии. Окончила военную авиационную школу пилотов.

С мая 1942 года на фронтах Великой Отечественной войны. Участница обороны Кавказа, освобождения Кубани, Крыма, Белоруссии, Польши.

Ас Великой Отечественной войны Марина Чечнева

К концу войны командир эскадрильи 46-го Гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка (325-я ночная бомбардировочная авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, 2-й Белорусский фронт) Гвардии капитан М. П. Чечнева совершила 810 боевых вылетов на бомбардировку войск противника. Сбросив на войска противника 115 тонн бомб, уничтожила 6 складов, 5 переправ, 1 железнодорожный эшелон, 1 самолёт, 4 прожектора, подавила огонь 4 зенитных батарей. Во время Белорусской операции бомбила скопления войск врага на реке Проня и Днепр, в районах Могилева и Гродно. 15 мая 1946 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоена звания Героя Советского Союза.

С 1945 года Гвардии майор М. П. Чечнева — в запасе. В 1963 году она окончила Высшую партийную школу при ЦК КПСС, аспирантуру. Была заместителем председателя Центрального правления Общества советско-болгарской дружбы, членом президиума ЦК ДОСААФ, членом президиума Советского комитета ветеранов войны, членом Комитета советских женщин. Жила в Москве. Умерла 12 января 1984 года. Похоронена на Кунцевском кладбище. Автор книг воспоминаний: «Самолёты уходят в ночь», «Боевые подруги мои», «Небо остается нашим».

Награждена орденами: Ленина, Красного Знамени (дважды), Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, Красной Звезды (трижды); медалями.

*   *   *

Тревожное небо фронтовой ночи исполосовано лучами прожекторов. В их щупальцах мечется маленькая серебристая птица. Враги спокойны — самолёт «схвачен» накрепко и ему не уйти. Однако ночной бомбардировщик У-2 и не собирается уходить. Он сбрасывает свой груз вниз, и оттуда вздымается кверху зарево пожара. Удар точен: взорван склад с боеприпасами. Фашисты бешено обстреливают самолёт, зенитки буквально поливают его огнём. Но серебристая птица неуловима. И хотя лётчику неимоверно трудно — свет прожекторов слепит глаза, — он всё время маневрирует. Улучив момент, самолёт резко пикирует и идёт в тыл противника, а затем резко разворачивается и уходит к своим.

Когда израненная машина, наконец, приземлилась на своём аэродроме, из неё не спеша вылез пилот, снял шлем, устало вытер пот со лба. Огромные глаза сияли от радости. И эта радость как-то сразу передалась подбежавшим и окружившим лётчицу боевым подругам. Да, это была лётчица женского авиационного полка Марина Павловна Чечнева.

В детстве Марина жила неподалёку от Тушинского аэродрома. Восхищёнными глазами смотрела она, как «купаются» в воздухе птицы-самолёты, как раскрываются в вышине белоснежные грибы парашютов. И именно тогда родилась у неё мечта стать лётчицей: казалось, она была у Марины всегда, «Обогнать на самолёте птицу в синей вышине», — писала она о своих стремлениях в стихах, сочинённых на заре крылатой юности.

Когда всю страну облетела весть о дальнем перелёте Марины Расковой, Полины Осипенко и Валентины Гризодубоной, Марина Чечнева была ученицей одной из московских школ. У многих девушек тогда зародилось стремление приобрести крылатую профессию. Но далеко не у всех хватило воли осуществить свою мечту. Марина немедленно отправилась в лётную школу:

— Хочу учиться !

— Пионеров не принимаем, — ответили ей.

Марина была старшей пионервожатой школы и носила красный галстук. Ей было тогда 15 лет. И всё-таки Марину Чечневу приняли в аэроклуб. В этой невысокой девушке со стрельчатыми бровями и красивыми мечтательными глазами чувствовались решимость, упорство. Незаметно прошли дни учёбы. Успешно окончен курс занятий. И вот уже первый самостоятельный полёт. Это было самой большой радостью в её жизни. Марина Чечнева поняла, что быть лётчицей — её призвание.

Ас Великой Отечественной войны Марина Чечнева

В июне 1941 года Марина отдыхала в Крыму. И вдруг страшная весть — немецкие войска напали на Советский Союз. Марина в тот же день написала заявление с просьбой отправить её в действующую армию. Но ей отказали. Пришлось возвращаться в Москву. Притихшей и грозной выглядела столица. Затемнённые дома, на бульварах зенитные батареи. Вскоре Москва стала прифронтовым городом. Во время одного из фашистских налётов на столицу прямым попаданием был разрушен дом, в котором жила Марина. Так Марина непосредственно испытала, что такое война.

Осенью 1941 года, когда по инициативе Расковой стал формироваться женский авиационный полк, Марина Чечнева одной из первых подала своё заявление. Начались дни упорной учёбы. Надо привыкать к ночным полётам.

— Не выйдет из меня ночного бомбардировщика, — с досадой сказала как-то раз Марина Чечнева после не совсем удачной посадки машины без прожектора.

— Выйдет! Должен выйти! — твёрдо возразила ей находившаяся здесь же на лётном поле Марина Раскова.

Легендарной славой овеян 46-й Гвардейский бомбардировочный Таманский Краснознамённый ордена Суворова женский авиационный полк. Но в такой замечательный боевой коллектив полк сложился не сразу. Фронтовое крещение лётчицы получили в боях 1942 года в Донбассе. А именоваться Таманским полк стал после успешных боевых действий при прорыве на Таманском полуострове оборонительной полосы, на которую противник возлагал большие надежды.

Фронтовые будни складывались тяжело. Работать в основном приходилось не днём, а ночью. Линия фронта всё время менялась. Менялся и район действий полка. После изнурительных дневных боёв ночью на голову противника обрушивались новые бомбовые удары отважных лётчиц. Немецкие войска не знали покоя. Взрывались переправы, железнодорожные эшелоны, склады с боеприпасами. Смертоносный груз падал на окопы переднего края, на скопления войск и техники. Фашисты проклинали советские ночные бомбардировщики. Они устроили на У-2 настоящую охоту. В награду за каждый сбитый самолёт такого типа немецкое командование давало Железный Крест.

Пришлось менять тактику. И первыми это сделали экипаж лётчицы Марины Чечневой и штурмана Ольги Клюевой вместе с экипажем Надежды Поповой и Екатерины Рябовой. В ту ночь первой вылетела на цель Чечнева. Она отвлекла на себя заградительный огонь и прожекторы. А в это время другой самолёт на планирующем полёте сбросил бомбу на переправу. Немецкие зенитки переключились на второй бомбардировщик. Но Чечнева тут же обрушила удар на зенитки и прожекторы.

Марина Чечнева считалась одной из лучших и бесстрашных лётчиц полка. Ей поручались особо ответственные задания, в том числе дневная воздушная разведка. Надо учесть, что У-2 не создавался для боевых действий. Этот самолёт, сделанный из перкаля и фанеры, не имел брони. На его борту был лишь один пулемёт (у штурмана). Поэтому даже случайная встреча с вражескими истребителями могла оказаться роковой. Но на войне всякое бывает. Пришлось как-то раз и Чечневой встретиться с фашистским истребителем. Сжав от напряжения зубы, Марина сразу же пошла на снижение. Находчивость и умение моментально принимать единственно верное решение спасли её от неминуемой гибели. Самолёт приземлился… на просёлочную дорогу. К счастью, показался наш «Як», и «Мессер» немедленно скрылся.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector