«Ас-истребитель» Александр Ситковский

*    *    * БЬЁМ ВРАГА НАД ОДЕРОМ Из-за Одера появилась пара самолётов. Пока присмотрелся к ним, они высыпали по нашим окопам бомбы и начали обстреливать. «Фоккеры»...

*    *    *

БЬЁМ ВРАГА НАД ОДЕРОМ

Из-за Одера появилась пара самолётов. Пока присмотрелся к ним, они высыпали по нашим окопам бомбы и начали обстреливать.

«Фоккеры» — охотники !

Посмотрел в направлении ангара, вижу, — закончили заправлять самолёт Тужилина. Если взлечу один, получу нагоняй от командира полка. Моя задача — охранять аэродром.

Но ведь «Фоккеры» штурмуют нашу пехоту. Решил взлететь, надеясь, что после заправки самолётов дежурить на старт вырулят другие. Запустил мотор и, дав полный газ, взлетел. На подлёте к окопам успел набрать высоту 100 метров. На пересекающихся курсах выходил из атаки по окопам «Фоккер».

— Ну, теперь потягаемся, фриц !

Немец полез вверх. Я за ним. Поймал в прицел и нажал на гашетки — тихо. Пушка и пулемёты молчат. Высота растёт. Пристроился к «Фоккеру». Он попытался оторваться, сделал несколько фигур, но я словно прилип к нему. Высота 2000 метров. Он полетел по прямой. Он смотрит на меня, а я на него. Он пытается удрать, а я хочу его сбить. Но ведь пушка и пулемёты не стреляют. Не из пистолета же стрелять. Потом догадался и сделал то, чего не сделал в спешке. Быстрым рывком перезарядил пушку, вторым рывком — пулемёты. Есть ! Чуть отстал, зашёл под брюхо «Фоккеру» и дал очередь. Самолёт задымил, а я отвернул в сторону самолёт, смотрю. Немец отбросил фонарь кабины, вывалился и с затяжкой пошёл к земле. Пролетел 1000 метров и раскрыл парашют. Снизившись, я сделал вираж вокруг парашютиста.

«Ас-истребитель» Александр Ситковский

Посмотрел вниз, там наши войска. Значит — не уйдёт, возьмут в плен. Сбросив парашют, он пытался удрать к железнодорожной будке, но навстречу ему уже мчалась наша автомашина.

Огляделся. В воздухе барражировал взлетевший вслед за мной Тужилин. Подлетел к нему. Вдруг заговорила наземная радиостанция, наводя нас на цель:

— Справа от вас «Фоккер»… Справа «Фоккер»…

Увидели его. Он летел по прямой, не маневрируя и не осматриваясь. Потеряв ведущего, он ходил над занятой нами территорией и восстанавливал ориентировку.

— Тужилин, ближе к «Фоккеру» ! — передаю по радио, — Атакуй ! Я прикрываю…

Тужилин отвернул. Ударил. Вражеский истребитель опрокинулся и упал в Одер.

Зашли на посадку. Сели, оба довольные слаженными действиями и результатом. Тужилин снял шлемофон. К его широкому лбу прилипли уже поредевшие волосы. Достал расчёску, расчесал их и снял с неё выпавшие волосы.

— Бой, не бой, а после каждого вылета полный подшлемник волос. Хоть бы до дому хватило. — Сказал Тужилин, надевая пилотку.

Я вспомнил довоенную лётную форму, которую мы носили в Каче и на Дальнем Востоке. Мы тогда были убеждены, что без тёмно — синей формы лётчик — не лётчик. А вот Тужилин в кирзовых сапогах и выцветшей гимнастёрке с погонами Капитана, немного грузный, лысеющий, бил врага, как и представить себе не могли в довоенное время.

Через час на аэродром прилетела вторая группа «Яковлевых» во главе с командиром полка. Майор Климов доложил обстановку и о сбитых самолётах:

— Самолёт, сбитый Ситковским, упал в двух километрах от аэродрома. Лётчик, выпрыгнувший с парашютом, взят в плен. Самолёт, сбитый Тужилиным, упал в Одер, лётчик погиб.

Исаков, отпустив Климова, пошёл на старт принимать третью группу самолётов…

*   *   *

НАД ФАШИСТСКИМ ЛОГОВОМ

Весна 1945 года. Весна накануне победы. За Одером в руинах лежали города и изрытая войной немецкая земля. Просыпалась природа, зеленью покрылись сады. Ожидали приближения долгожданной победы — конца кровопролитной войны…

Я взлетел в паре с капитаном Е. Ф. Тужилиным. Показался дымный Берлин. Внизу пылали танки и автомашины. Наши войска успешно продвигались вперёд.

— Саша, слева, ниже два «Фоккера», — передал по радио Тужилин.

— Атакуем ! — отдаю команду.

«Ас-истребитель» Александр Ситковский

Мчимся на цель. «Фоккеры» резко развернулись и полезли вверх, стремясь оторваться от нас. Блеснули на солнце кабины, форсируя моторы, мы погнались за ними. Приблизились к задней полусфере и открыли огонь. Один самолёт сразу загорелся и, круто пикируя, пошёл к земле. Второй продолжал лететь. Тужилин догнал его и атаковал вторично. Враг свалился в штопор и пошёл к земле…

День 18 апреля принёс нашим лётчикам много побед. По 4 самолёта сбили Тужилин и Калашников, по 2 — Банников, Кривобок, Боровский и я. А пара Моргунов — Молибожко сбила 5 вражеских самолётов.

В течение дня лётчики нашего полка совершили 159 боевых вылетов, провели 23 воздушных боя, сбили 31 самолёт.

Последующие дни были не менее напряжёнными и результативными.

19 апреля я повёл 4 Як-3 на прикрытие наших войск. Увидели 20 «Юнкерсов», летевших бомбить наши войска. Устремляемся в атаку.

Стреляю из пушки по ведущему. Они сбрасывают бомбы и удирают на запад. Мы бросаемся вдогонку. Пристраиваюсь в хвост одному «Юнкерсу», а он резко полез вверх. Я за ним. Он достиг высшей точки набора высоты, закачался и, теряя скорость, свалился на крыло и понёсся к земле. Перед землёй он резко вышел из пике и начал набирать высоту, при этом — потерял скорость. Я подошёл на близкое расстояние и прошил его очередью… Ещё 2 самолёта сбила пара Тужилина.

источник: airaces.narod.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector