Американская звезда на мундире красноармейца

…У высоты Безымянная Криворожской области, в районе хутора Красный, немец крепко прижал советских бойцов. (Сколько таких безымянных высоток разбросано по России, Белоруссии, Украине!) Атака захлебнулась. Фашисты методично выбивали...

…У высоты Безымянная Криворожской области, в районе хутора Красный, немец крепко прижал советских бойцов. (Сколько таких безымянных высоток разбросано по России, Белоруссии, Украине!) Атака захлебнулась. Фашисты методично выбивали воинов из рядов наступавших. Во что бы то ни стало надо было брать высоту. Но как заставить себя подняться, когда ноги стали ватными, когда свинец смертельно жалит каждого, кто пытается оторвать себя от земли? Сержант Михаил Сахненко сумел поднять батальон в атаку. Высота была взята.

Уже в санчасти, перевязывая Михаила, симпатичная медсестричка обмолвилась:

– В рубашке родился.

Девять пулевых отметин насчитали в фуфайке Сахненко. Но цели достигли лишь две пули, причинив легкие ранения. Причем одна, разрывная, шла прямо в сердце. Пробив командирскую карточку, опалив фотографии брата и сестры, она ударилась о металлическую расческу, срикошетила и вырвала кусок мышцы.

Не менее памятен был бой у реки Ингулец, которую в феврале 1944 года предстояло форсировать советским войскам. Захватить занятый врагом плацдарм на противоположном берегу поручили роте старшего сержанта Сахненко.

Пробирались к нему ночью. Однако берег оказался ближе, чем ожидали воины. Вскоре они обнаружили себя. Тогда командир пошел на хитрость: приказал одному отделению создать видимость отступления роты. Основные силы продолжили движение вперед, к трем часам ночи они были уже у высоты. Немцы несколько успокоились, осветительные ракеты вспыхивали не столь часто. Михаил решил дождаться рассвета и начать атаку в пять часов утра, когда пунктуальные немцы завтракают. Ровно в пять часов послышались шум котелков и довольные голоса гитлеровцев. Подождав еще минут десять, когда котелки наполнились кашей, красноармейцы ринулись в атаку. Сидя с ложками в руках у дымящихся котелков, немцы не ожидали нападения. Михаил Сахненко без потерь овладел плацдармом, захватил немецкую минометную батарею, 2.000 мин, пять пулеметов, 75 пленных. Пришлись кстати и две полевые кухни. Затем, заняв круговую оборону и приспособив трофейные пулеметы и минометы, до перехода советских войск в наступление воины отбили четыре контратаки противника.

А в ноябре 1944 года младшего лейтенанта Михаила Сахненко вызвали в Москву, где в Кремле за храбрость, проявленную в том бою, ему вручили Золотую Звезду Героя и орден Ленина. К тому времени на груди Михаила Сидоровича уже были орден Отечественной войны 1 -и степени, медаль «За боевые заслуги», а также солдатский орден Славы 3-й степени.

По щеке отца – Сидора Сахненко – текла слеза. В руках он держал принесенное почтальоном письмо. Голос предательски дрожал, а глаза вновь и вновь вчитывались в строки: «Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР… за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте… и проявленные при этом мужество и героизм вашему сыну Михаилу Сидоровичу Сахненко присвоено звание Героя Советского Союза».

Его сын – Герой! Настоящий воин! Как хотелось отцу в тот момент прижать к себе своего Миньку…

А в те дни Михаил Сахненко освобождал Польшу. И здесь, так же как в свое время в окружении под Харьковом, он плакал. Последний раз в своей жизни. Ничего более ужасного, чем Освенцим, офицер больше не увидит: печи, в которых сжигали людей, оставшиеся от них одежда и обувь разных размеров…

И вновь бои, и вновь награды. Одна из них – армейский орден «Серебряная звезда» и грамота, подписанная президентом США Ф.Рузвельтом.

«К тем, кто увидит эту грамоту: для засвидетельствования о том, что президент Соединенных Штатов Америки, уполномоченный решением Конгресса от 9 июля 1918 года, наградил орденом «Серебряная звезда» старшего сержанта Михаила Сидоровича Сахненко Красной Армии СССР» – было начертано в ней.

Американскую «Серебряную звезду» и грамоту Михаил получит в Берлине, будучи уже лейтенантом. А в личном деле офицера появится запись: «За боевое отличие». За какое именно? К сожалению, об этом мы уже никогда не узнаем. Сегодня Михаила Сидоровича нет в живых.

Американская звезда на мундире красноармейца

Михаил Сидорович (в центре) на праздновании Дня Победы с боевыми товарищами. Фото из семейного архива

После Великой Отечественной он продолжил военную службу: сначала – в Германии, потом – в Белоруссии. Послужной список офицера заканчивается записью: «10.01.1959-23.05.1963 г. – военный комиссар Ленинского РВК г.Минска. Пр. ком. БВО № 09 от 10.01.1959 г.» После увольнения в запас Михаил Сидорович болел (сказывались полученные на фронте контузии), вновь работал.

Люди, знавшие Михаила Сахненко, говорили, что он был скромным человеком. О себе не очень любил рассказывать.

…Любовь Николаевна перебирает пожелтевшие от времени фотографии. С гордостью рассказывает она о том, что одна из улиц в городе Курганинске названа именем Михаила Сахненко. В память о нем там же открыта мемориальная доска на здании средней школы № 4. Сожалеет она лишь о том, что, не дожил ее Миша до этих дней.

автор: Александр Макаров

источник: otvaga2004.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector