Агентурный псевдоним «Дэн»

Долгие годы после Великой Отечественной войны имя этого человека было строго засекречено. В массовой печати оно появилось лишь после 1996 года, когда Барковскому было присвоено звание Героя России....

Долгие годы после Великой Отечественной войны имя этого человека было строго засекречено. В массовой печати оно появилось лишь после 1996 года, когда Барковскому было присвоено звание Героя России. А 30 ноября 2010 года в Красногорске состоялась церемония открытия мемориальной доски на доме № 9 по улице Красная Горка, где жил Владимир Борисович после возвращения на Родину. Мне довелось принимать участие в этом мероприятии. На открытие мемориальной доски были приглашены дети разведчика — Ирина и Борис Барковские, руководитель пресс-бюро Службы внешней разведки Сергей Иванов, представители общественных организаций города, ветераны разведки. Они рассказали много интересного об уникальном разведчике.

 

Владимир Барковский начал свою трудовую деятельность на Красногорском заводе «Бецема» в качестве слесаря в начале 30 годов прошлого столетия. Отсюда поступил в Московский станкоинструментальный институт, а после его окончания был приглашен на разведывательную службу. В 1939 году он прошел подготовку в так называемой «лесной» школе НКВД в Подмосковье. В феврале 1941 года прибыл в Лондон на должность атташе Полпредства СССР в Великобритании. Но главная, неофициальная часть работы Владимира Барковского (агентурный псевдоним – «Дэн») была нацелена на добывание научно-технических секретов Великобритании.

В то время в Лондоне работал только один резидент Анатолий Горский («Вадим»), который прибыл в Англию всего на два месяца раньше Барковского. Они начали с восстановления агентурных связей, утерянных после разгрома прежней резидентуры. Вскоре в распоряжении наших разведчиков оказалось несколько агентов, имеющих выходы на важнейшую научно-техническую информацию. Уже к сентябрю 1941 года наши разведчики получили бесценные материалы о начале разработки нового оружия необычайной разрушительной силы. «Это было первое соприкосновение с атомной проблемой и первое получение советской разведкой достоверных сведений о том, что работа над созданием первой атомной бомбы приняла конкретные практические очертания и не где-нибудь, а именно в Англии, – вспоминает полковник госбезопасности в отставке Владимир Чиков. — В добытой информации, – а это был подробный секретный доклад Уранового комитета премьер-министру Великобритании Уинстону Черчиллю о возможностях создания атомной бомбы, – содержались сведения о её первичной конструкции и способах производства необходимого для неё урана-235, а также о привлечении к её разработке университетских и промышленных центров Англии. Фотокопия подлинника доклада Уранового комитета (фотографирование всех информационных материалов тоже входило в круг обязанностей «Дэна») была отправлена в Москву дипломатической почтой. Одна за другой в Центр шли шифртелеграммы: «…Урановая бомба вполне может быть разработана в течение двух лет, в особенности если фирму «Империал кемикал индастрис» обяжут сделать её в наиболее сокращённые сроки…».

«…Комитетом начальников штабов на своём совещании, состоявшемся 20.09.41 г., было вынесено решение о немедленном начале строительства в Англии завода по изготовлению урановых бомб…

 

 

Помимо огромного разрушительного эффекта урановой бомбы, воздух на месте её взрыва будет насыщен радиоактивными частицами, способными умерщвлять всё живое, что попадёт под воздействие этих частиц…»

Полученную информацию Центр доложил Берии, но тот посчитал ее «утечку» акцией немецкой разведки, осуществленной для отвлечения научных и материальных ресурсов от потребностей фронта. Центр затребовал из резидентур в Канаде, Англии и США дополнительных данных по урановой проблеме и поставил перед ними задачу по вербовке новых компетентных источников из исследовательских и производственных центров, занимающихся разработкой атомного оружия.

«Вадим» и «Дэн» снова оказались на вершине успеха. Они получили новый источник информации, который предоставил материал, существенно расширивший представления о состоянии разработок по урановой тематике. Новые разведданные убедили Берию в точности первичных материалов. В марте 1942 года он подготовил спецсообщение Сталину о реальности создания атомного оружия в ходе войны и об английских усилиях в этом направлении.

В течение всей войны английская резидентура продолжала успешно добывать урановую развединформацию. Однажды из Центра пришла шифровка в адрес резидента: «Вами и «Дэном» проделана большая и полезная работа. Около 60 процентов полученной от вас научно-технической информации признаны весьма ценной. В большинстве своём это касается сведений по атомной бомбе. За последнее время активность английской контрразведки возросла, и в этих условиях наличие у «Дэна» на связи большого количества агентов является ненормальным. Нет необходимости объяснять вам опасность и неоправданность риска такого положения».

После окончания войны Барковский был вызван в Центр. Ему вручили орден «3нак Почёта» и медаль «За победу над Германией». Затем Барковский был направлен в США, где проработал до 1950 года, поставляя в Центр американские ядерные секреты.

 

В 1950 году в связи с болезнью жены, нуждавшейся в экстренном хирургическом вмешательстве, Барковскому разрешили выехать в СССР. Перед отъездом он получил шифровку Центра по поводу награждения его орденом Трудового Красного Знамени за участие в добывании информации об атомной бомбе, успешное испытание которой состоялось в 1949 году под Семипалатинском.

В 1956 году Барковский во второй раз был командирован на работу в США: сначала заместителем резидента, а потом стал руководителем нью-йоркской резидентуры.

По возвращении на Родину он стал заместителем начальника Управления научно-технической разведки, а позже — профессором кафедры Краснознамённого института разведки, защитил диссертацию, опубликовал свыше сорока научных работ по проблемам внешней разведки.

 

 

15 июня 1996 года Указом Президента России за успешное выполнение специальных заданий по обеспечению государственной безопасности в условиях, сопряжённых с риском для жизни, проявленные при этом героизм и мужество, полковнику Владимиру Барковскому было присвоено звание Героя Российской Федерации. В 2003 году он умер на 90 году жизни.

автор: Сергей Турченко

источник: rosgeroika.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector