500 тысяч за голову Леонида Хабарова

Горный пик назвали в честь ВДВ Зная подготовку подразделений Хабарова, командование доверяло его разведчикам проведение самых сложных операций. Они взяли пик на Памире на высоте более чем 4000...

Горный пик назвали в честь ВДВ

Зная подготовку подразделений Хабарова, командование доверяло его разведчикам проведение самых сложных операций. Они взяли пик на Памире на высоте более чем 4000 метров над уровнем моря. Так на всех общевойсковых картах середины 70-х годов появились горные вершины, которые называли в честь ВДВ. Командующий военно-десантные войсками Василий Маргелов сразу же приметил талантливого командира и возлагал на него самые сложные задачи потому, что он знал: Хабаров и его подчиненные не подведут.

Первая атака моджахедов

Так и было 25 декабря 1979 года, когда десантники Хабарова смогли без потерь занять перевал Саланг, но уже на следующий день им пришлось держать организованную оборону против моджахедов, которые попытались стремительным броском выбить советские войска с позиций. Но это им сделать не удалось. Повторная атака тоже была отбита. Подразделения Хабарова несли ответственность за охрану 100 километрового участка, по которой проходила дорога жизни через перевал Саланг.

500 тысяч афгани за голову Хабарова

Впоследствии Хабаров признавался, что ему хотелось бы встретиться с Панджшерским львом (так называли Ахмад Шаха Масуда) в бою лично, но воинская судьба распорядилась иначе: они не увиделись. За голову отчаянного советского командира была назначена огромная награда – 500 000 афгани.

Потом последовал приказ о передислокации в Кундуз. А по завершению успешной операции в этом районе, Хабаров был направлен в Панджшер, чтобы противостоять войскам Ахмад Шаха Масуда.

500 тысяч за голову Леонида Хабарова

В ходе первой операции против опытного командира моджахедов, батальон Хабарова миновал несколько сот километров по горной дороге и в течение четырех дней смог достичь долины Панджера. Мятежники не ожидали появления у себя в тылу крупного советского подразделения и в страхе разбежались в разные стороны, что позволило захватить важные документы, принадлежащие Исламскому комитету, центральному органу поддержки моджахедов. Потом десантники двинулись по долине, лишь изредка встречая вооруженное сопротивление, которое быстро подавлялось четкими действиями советских солдат.

500 тысяч за голову Леонида Хабарова

500 тысяч за голову Леонида Хабарова

500 тысяч за голову Леонида Хабарова

500 тысяч за голову Леонида Хабарова

Полковник Хабаров у гробницы Ахмад Шаха Масуда (вверху и в центре); на перевале Саланг тридцать лет спустя (внизу)

Печевой подвел под провал

Впрочем, в ходе этой операции не обошлось без конфликта внутри советского командования. Изначально для Хабарова цель операции была не ясна. Еще больше настораживала его необычность поставленной задачи: нужно было захватить этот плацдарм в районе Панджерского ущелья, а потом покинуть позиции. «Почему мы должны отойти?», — этот вопрос больше всего мучил полковника, не давал ему ответа. Он мог только предполагать, что его бойцы вовлечены в какой-то отвлекающий маневр, который позволит другим частям с минимальными потерями оказывать интернациональную помощь братскому народу Афганистана. Об этом заявлялось с высоких партийных трибун, но военные – не политики, им необходимо четко и слаженно выполнять свою задачу в отличие от дипломатов, которых испокон века учили действовать осторожно.

Хабаров был недоволен общевойсковой поддержкой: все тяготы операции ложились на плечи его десантников. Он неоднократно высказывался против неэффективной, по его мнению, общей работы генерал-лейтенанта Печевого, который управлял общим операцией с помощью особого вертолета, позволяющего в режиме реального времени транслировать команды. Претензии к Печевому высказывало и вышестоящее руководство армии.

Раненая рука болталась на обрывках сухожилий

Такая несогласованность привела к тому, что передовой отряд разведчиков попал в засаду, им на помощь бросился Хабаров. Он был тяжело ранен, но поле боя не покинул и до конца руководил боем. Только по настоятельному требованию своих сослуживцев и прибывших врачей, он был отправлен в госпиталь, где врачи намеревались провести ампутацию руки: он был ранен в ключицу, пули еще несколько раз прошили руку. Но Хабаров категорически возражал и наотрез отказывался от операции. Об этом доложили генерал-полковнику Максимову, который в срочном порядке распорядился о необходимости срочной операции в Ташкенте, а потом в Москве. Операция прошла успешно – Хабарову руку, болтающуюся на сухожилия, собирали по кусочкам.

Доблесть передал по крови

Казалось, после тяжелого ранения ему бы подумать о спокойной службе: он получил инвалидность второй группы. Он это и сделал: поступил на заочное отделение академии имени Фрунзе, попросился служить в Туркестанский военный округ, но тяготы спокойной службы были не для него и он снова направил командованию рапорт о переводе его в Афганистан. Так началась его вторая боевая командировка: почти 11 месяцев он возглавлял штаб 56-ой десантной бригады, но получил второе тяжелое ранение и по излечении вернулся служить в Прикарпатский военный округ, а потом перевелся на Урал. За войну в Афганистане он получил две награды: орден Ленина и Красного Знамени.

500 тысяч за голову Леонида Хабарова

500 тысяч за голову Леонида Хабарова

Он являл собой удивительный пример человека-воина, который не щадя своей жизни служил на верность Родине всегда и везде и старался привить своим подчиненным ту горячую преданность своему делу, что была у него в крови. Два его сына тоже окончили Рязанское военно-воздушное училище и воевали в Чечне с доблестью, как отец.

Я ТВОЙ СОЛДАТ.

Музыка А. Тараканова, слова А. Филатова.

Я твой солдат от края и до края,

Родней и ближе тебя сегодня нет.

56-я десантно-штурмовая

В душе моей оставила свой след.

Я помню, как в Чирчик к тебе приехал,

Я помню, как присягу принимал.

И после этого, куда б я ни поехал,

Я никогда тебя не забывал.

Припев:

Ну где же ты, молодость лихая,

И где моя бригада штурмовая,

И наш чётвёртый знаменитый батальон,

В каких краях сейчас базируется он?

Ответь-ка мне, крылатая пехота,

Так где ж теперь моя родная рота?

В какой она сегодня стороне,

Та рота, где служил я на войне?

Война в Афгане вспыхнула, как спичка,

Нас по приказу сразу бросили туда.

Нам, как собакам, духи дали кличку,

Мы Шурави отныне раз и навсегда.

Исползал я под пулями на пузе,

Скажу вам честно, вдоль и поперёк

Всю местность возле города Кундуза,

Таская за собою пулемёт.

Припев.

Наш батальон хабаровским прозвали,

Мы лезли даже к чёрту на рога,

Традиции свои мы не меняли,

И на Саланг не допускали мы врага.

Где вы сейчас, мои браты лихие,

В какие дали вас сегодня занесло?

Мы честно своей Родине служили,

Я в памяти храню о вас тепло.

Припев.

Специально для AesliB, Полина Ефимова

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector