Железноводск. Курорт во фронтовом тылу

Несмотря на то, что Железноводск находился несколько севернее фронтовой Азово-Моздокской линии укреплений, входящей в общую систему Кавказской линии, он был менее обустроен, нежели его южный сосед на Кислых...

Несмотря на то, что Железноводск находился несколько севернее фронтовой Азово-Моздокской линии укреплений, входящей в общую систему Кавказской линии, он был менее обустроен, нежели его южный сосед на Кислых Водах. Кисловодск, находящийся практически на линии фронта, учитывая частые тревоги и абсолютно военное состояние, был облагорожен лучше. И сейчас весьма атмосферный Железноводский курорт обустроен несколько слабее, нежели его собратья по региону Минеральных Вод.

В поисках загадочных источников

Территория Железноводска была заселена ещё в древности, а с 7 века здесь проходила ветвь Великого Шёлкового пути. Впервые письменно о целебных источниках близ горы Бештау упоминает Пётр-Симон Паллас, исследовавший и Кисловодские источники. Однако история непосредственно Железноводского курорта начинается в 1810-м году и связана с именами московского врача и исследователя Фёдора (Фридриха) Гааза и кабардинского князя (пши) Измаил-Бей Атажукова, сына Темрюка Атажукова и внука Магомеда Кургокина. Измаил-Бей сам по себе личность крайне примечательная. Князь был подданным Российской империи, получил в России военное образование, воевал с турками, мечтал о просвещении и замирении Кавказа ненасильственными методами, поэтому заимел недругов как в России, так и на Кавказе.

Буквально через год, в 1811-м (по другим данным — в начале 1812-го) был убит, предположительно собственным двоюродным братом.

Железноводск. Курорт во фронтовом тылу

Фёдор Гааз

Но вернёмся в 1810-й год. Стоит отметить, что доктор Гааз уже пытался обнаружить железноводские минеральные источники, но местные горцы, в основном абазины и ногайцы, никак не желали помочь чужестранцу. И вот Гааз предпринял вторую попытку, и на его счастье судьба свела его с Измаил-Бей Атажуковым. Князь, узнав цель исследователя, с радостью согласился. Радетель просвещения, видимо, рассчитывал, что империя поможет обустроить район будущего Железноводска, когда станет известно о наличии целебных источников. Вот что писал сам исследователь о его встрече с Атажуковым:

«Я отказался от мысли об открытии этого затерянного и таинственного источника, о котором говорили все, которого никто никогда не видел. Когда я приехал сюда вторично, я поставил себе обязательной задачей его найти и исследовать. Поэтому я был очень доволен, когда во время моего вторичного посещения Константиногорска узнал от черкесского князя Измаил-Бея, что позади Бештау действительно существует горячий источник, что он сам купался в нем и что он охотно туда бы меня проводил. Я очень обязан князю Измаил-Бею, и всякий, кто будет пользоваться этими водами, также будет ему благодарен за любезность и обязательность в доставлении необходимых проводников и устройства поездки к этим водам».

Железноводск. Курорт во фронтовом тылу

Вид на горы Железноводска

В то время Атажуков служил на Кавказской линии в одном из казачьих подразделений. Поэтому, будучи опытным офицером, он отправился на поиски минеральных источников не в одиночку. Измаил-Бей сформировал небольшой отряд, в который вошли сам князь, доктор Гааз и три бывалых казака с ближайшего кордонного поста. Летним жарким утром команда вышла в район Бештау. Путь был сложным и опасным. Отряд продирался сквозь заросли и петлял горными тропами. Достигнув Бештау, Измаил-Бей и Гааз обогнули её с севера на юг и оказались в предгорье Гуч-Тау (так абазины называли эту гору, ныне её именуют Железная) лишь в половине шестого вечера. Именно там и были обнаружены целых три целебных источника с неказисто собранными из камней запрудами, игравшими роль бассейнов. (Такие сам автор в юности сооружал на горных реках.)

Железноводск. Курорт во фронтовом тылу

Фёдор Гааз назвал открытые источники и гору, из недр которой они бьют, Константиновскими (в честь великого князя Константина Павловича) и описал их следующим образом:

«И я сразу же определил по вкусу и виду небольшой железистый источник, что пересекал наш путь. В нескольких шагах от него находился большой, отличавшийся расположенным перед ним холмом цвета железистой охры, возникшим в результате выпадения осадка. На холме вода выходит из бассейна в 3 аршина шириной, 4 длиной и глубиной. Эта вода, набранная в стакан, прозрачная и чистая, без запаха, горячая, но приятная для рта и желудка, слегка солоноватая и терпкая на вкус, как и все железистые воды».

Однако в отечественной географии прижились народные названия — Железные воды, а гора, соответственно, стала Железной. Именно так называли эти места солдаты Константиногорской крепости, что в Пятигорске. Солдаты и стали одними из первых постоянных посетителей железноводских минеральных вод. Гарнизон Константиногорской жестоко страдал от малярии, ревматизма и разнообразных кожных заболеваний, поэтому минеральная вода стала настоящим спасением.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector