«Я поклялся – мальчишка – отомстить им»: дети-белогвардейцы

«С трепетом прижимал винтовку к плечу и радовался, когда видел, что «борец за свободу» со стоном, который мне казался приятной музыкой, испускал дух», — эти кровожадные слова написал...

«С трепетом прижимал винтовку к плечу и радовался, когда видел, что «борец за свободу» со стоном, который мне казался приятной музыкой, испускал дух», — эти кровожадные слова написал в 1923 г. совсем юный белый эмигрант. А вот что тогда же писал другой подросток: «Коммунисты всячески издевались над моими родителями, и когда я об этом узнал, то решил мстить им до последнего». Это цитаты из сочинений русских гимназистов в эмиграции. 12 декабря 1923 г. директор русской гимназии в чешском городе Моравска-Тршебова А. П. Петров отменил два урока: пять сотен учеников принялись за сочинение на тему «Мои воспоминания с 1917 года» — и никаких оценок и ограничений по содержанию, каждый писал, что и как хотел. Задание оказалось неприятным. Один из учеников пожаловался: «Как ужасно, что дана такая тема. Приходится рыться в том, что я так старался забыть».

«Я поклялся – мальчишка – отомстить им»: дети-белогвардейцы

Фрагмент одного сочинения. 

«Я поклялся – мальчишка – отомстить им»: дети-белогвардейцы

Русские дети. 

Детские воспоминания оказались сильнее взрослых. Их особенная ценность — в искренности и беспощадности в отношении Гражданской войны и ее участников. Вскоре такие же сочинения написали ученики других русских школ (в Югославии, Болгарии, Турции и Чехословакии), и всего их получилось 2403 (часть издана в 2 книгах, см. ссылки в конце статьи). Война отняла у гимназистов детство, и они хорошо запомнили ее отвратительное лицо. И описали на 6,5 тысячах страниц: расстрелы своих отцов и матерей, жестокие убийства и расправы над офицерами в 1917 г., голод и болезни, разруха и горящие дома, слепая ярость красных и белых, и наконец, изгнание из России. И, конечно, большая часть сочинений пропитана ненавистью к большевикам (хотя и «буржуям» за развязывание войны досталось от детей).

«Я поклялся – мальчишка – отомстить им»: дети-белогвардейцы

Дети русских беженцев, Констанинополь, 1920. 

Кое-что было нетипично для школьных сочинений — из них десятки были написаны бывшими солдатами белых армий (к примеру, среди русских эмигрантов в Болгарии 45% подростков были участниками войны). Авторам сочинений было от 6 до 24 лет — революция прервала образование старших из них, и доучивались они в эмиграции, в школах, иногда устроенных в убогих старых зданиях и даже бараках, неотапливаемых и не оборудованных для учебы.

«Я поклялся – мальчишка – отомстить им»: дети-белогвардейцы

Построение русских скаутов. Марсель, 1930. 

«С тех поря я ненавижу большевиков…»

Мотивов для того, чтобы пойти на войну, у мальчишек хватало. Иногда это был просто юношеский порыв, вызванный романтизированными представлениями о войне, чести и долге. Но чаще это было желание мстить большевикам — за страдания своей семьи и России. Патриотизму, хотя и не так, как теперь, учили в русских школах и тогда. Благодаря В. В. Набокову (тоже эмигранту) и сегодня известна популяризированная им цитата из «Учебника русской грамматики» П. Смирновского, по которому учились дети с 1884 г.: «Дуб — дерево. Роза — цветок. Олень — животное. Воробей — птица. Россия — наше отечество. Смерть неизбежна». Этику служения России прививали с юных лет, и с успехом. Один из мальчиков писал в сочинении в 1924 г.: «Все свидетельствовало о гибели столь могущественной и великой России. Я с сожалением смотрел на пожженные дома, некогда принадлежавшие богатым владельцам, на те конские заводы, которые были разграблены […], на разбитые мосты и вагоны, валявшиеся возле полотна — все это когда-то представляло богатство и гордость нашей Родины. Я готов был разодрать коммуниста-большевика на части за то, что он, безмозглая голова, рушит то, что создавалось целыми веками. […] Если бы я был царем, то обязательно [большевиков бы] до единого человека поперевешал, не имея никакого ни сожаления, ни сострадания».

«Я поклялся – мальчишка – отомстить им»: дети-белогвардейцы

Рисунок ученика Шуменской гимназии, 1927. 

«Я поклялся – мальчишка – отомстить им»: дети-белогвардейцы

Русская гимназия в Праге, 1930-е. 

Другие дети стали свидетелями проявлений Гражданской войны откровенно садистского характера (цитируем не самые жуткие):

«Офицеры бросались с третьего этажа, но не убивались, а что-нибудь себе сламывали, а большевики прибивали их штыками»

«Несколько большевиков избивали офицера, чем попало: один бил его штыком, другой ружьем, третий поленом, наконец, офицер упал на землю в изнеможении, и они… разъярившись, как звери при виде крови, начали его топтать ногами»

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector