«Тихие зори» Людмилы Зайцевой

Народная артистка России Людмила Васильевна Зайцева — мировая знаменитость. Первая же большая роль в кино — сержант Кирьянова в фильме «А зори здесь тихие…» — сразу принесла ей...

Народная артистка России Людмила Васильевна Зайцева — мировая знаменитость. Первая же большая роль в кино — сержант Кирьянова в фильме «А зори здесь тихие…» — сразу принесла ей широкую известность. А потом — целая галерея образов: Александра в «Здравствуй и прощай», Анна в телесериале «Строговы», Валентина в ленте «Ксения, любимая жена Федора», Мария в «Праздниках детства»…

Мало кому известно, что в судьбе актрисы огромное значение сыграл наш великий режиссер, актер и писатель Василий Макарович Шукшин. Но обо всем по порядку.

— Мои корни кубанские. На селе прошли детство и юность. Мой «сельский облик» заметил Василий Макарович, который пригласил меня еще совсем юной сниматься в фильме «Печки-лавочки».
А еще многое у меня связано с Белоруссией. Мой дядя долго служил в Белоруссии, и благодаря ему наша семья «обросла» там друзьями, а затем и родственниками. Я часто езжу в Минск, очень люблю этот город, его добрых и отзывчивых жителей. Очень счастлива, что снималась в белорусских фильмах у режиссеров Виктора Турова и Михаила Пташука.

— А почему у вас два дня рождения?

— Случайная ошибка в документах растянулась на всю жизнь.

— Расскажите, как вы, простая станичная девчонка, стали актрисой?

— Родилась после войны — в трудные для всех годы. Мать у меня — одиночка, яслей не было, детских садов тоже, жизнь голодная. Училась я хорошо, но не блестяще. А мечта стать актрисой… Это, наверное, пошло от фильмов, потому что близко никакого театра не было.

После школы махнула в Москву «поступать в артистки», смутно представляя, чем одно театральное училище отличается от другого. Пришла во МХАТ и там услышала от председателя экзаменационной комиссии: «Мне кажется, вам надо поступать не к нам, а к вахтанговцам, в Щукинское училище». Никогда не жалела, что поступила в «Щуку» и окончила ее.

— Вы окончили театральное училище, но стали киноактрисой. Почему?

— Случайно. Пригласили в массовку на съемки фильма «А зори здесь тихие…». Там на меня обратил внимание режиссер Станислав Ростоцкий. Предложил попробоваться на роль сержанта Кирьяновой. Получилось. Фильм имел, как вы знаете, огромный успех. Ну и пошло…

— Кто из режиссеров оказал на вас наибольшее влияние?

— В первую очередь, конечно, Шукшин. Я понимала, с каким мастером работаю. Но лишь после «Калины красной», после его смерти со мной что-то случилось. Я пронзительней стала воспринимать его творчество. У него же сложная была жизнь в искусстве. И человек он был очень непростой. Василий Макарович является для меня не только примером служения искусству, но главное — образцом отношения к Родине, к России. Примерно такое же влияние на меня оказал великий белорусский режиссер Виктор Туров. Они, кстати, с Шукшиным внутренне очень похожи. Народностью. Болью за свою землю. Любовью к отеческим гробам. И невероятной самобытностью.

— Людмила Васильевна, известно, вы человек религиозный, в церковь ходите, поститесь. И в то же время преуспеваете в лицедейской профессии, которую принято считать скорее греховной. Нет ли здесь противоречия?

— Помните, как Иисус сказал: кесарю — кесарево, а Богу — Богово? А вообще от греха в этом мире не спрячешься. Важно в душу его не пускать. В связи с этим хочу привести слова, сказанные архиепископом Никоном: «Не делайтесь рабами человеков в душе, в совести своей, не позволяйте себе из человеко-угодничества грешных дел. А за внешнею гражданскою свободой не гоняйтесь: есть она — пользуйтесь, нет — передавайте себя в волю Божию. Храните свою духовную свободу, свободу от рабства греху: вот это — великое благо, это — счастье и блаженство, которое никто насилием не может отнять у вас…»

— Великолепное наставление. Но давайте перейдем к мирской жизни. Расскажите, пожалуйста, о семье. Я слышал, что с мужем (ныне покойным, Царствие ему Небесное) вас в свое время познакомил сам Шукшин.

— Не совсем так. Вы, наверное, уже обратили внимание, как много в жизни у меня связано с Белоруссией. Тут опять белорусский след. Когда Василий Макарович уже умер, меня пригласили сниматься в фильме «Праздники детства» по его рассказу. Происходило это на родине Шукшина на Алтае. На одну из ролей был приглашен молодой актер из Минского драматического театра Геннадий Воронин. Во время съемок мы друг на друга и «положили глаз». Вот еще одна причина того, что в нашей семье любят Белоруссию. Теперь это чувство переняла по наследству наша дочь Василиса, которую назвали так в честь Василия Макаровича. Она окончила актерское отделение ВГИКа и мечтает об интересной работе в серьезном кинематографе.

— Какой у вас распорядок дня?

— По-разному. Во время съемок он определен режиссером и зависит от графика работы над фильмом. Недавно я снималась в новой экранизации «Тихого Дона». Съемки проходили в Ростовской области. Режим: от зари и до зари…

А когда — живу дома, то практически не придерживаюсь никакого распорядка. Могу лечь спать после двух, а проснуться в двенадцать. Ведь я не имею постоянной работы, как говорится, актриса на пенсии.

— Ваши увлечения?

-Дача, лес, грибы…

-Людмила Васильевна, так вы же – степной человек, родились в степном краю…

– Да. Но, наверное, в глубине веков далекие мои предки были лесными жителями. В общем, люблю и степь, и лес, и перелески. А, может, любовь к лесу пришла со временем. Хотя я еще маленькой девочкой на картинках со сказками его любила. Да по жизни большинство фильмов, где я снималась, так или иначе связаны с лесом, с тайгой.

– Особенно этот, полюбившийся всем, классика «А зори здесь тихие…»

– Не так давно мы отмечали его «круглую» годовщину. Снова пришлось пережить все сначала. Разве можно забыть карельские леса с их тихими, завораживающими озерами, чистыми, как и сами леса, иссиня-синями «глазами», устремленными в небо. Лес – это чудо, сказка, приют и уют. Лес не только укрывал и спасал красноармейцев, которых мы играли. Он дает кров, лечит, услаждает и понимает. Лес советует и помогает во всем. Он как живой человек. Особенно он мне стал дорог после ухода в вечность Васи Шукшина, как и сам Василий.

– Вы, ведь, и сейчас часто бываете на его малой родине?

– Да, я часто бываю там на Алтае, на ставших уже народной традицией Шукшинских чтениях. Я и дочь свою назвала Василисой в память о Васе.

– А какой все же красивее лес – карельский (скажем) или алтайский?

– И тот и другой. Это все равно, что задать вопрос: «Какая женщина красивее – блондинка или брюнетка?» Каждый лес красив сам по себе в своем роде и нельзя сказать какой краше.

– Вы говорите о лесе как о живом существе. Действительно, сейчас уже научно доказано, что растения также глубоко переживают, как и люди, что они общаются между собой, чувствуют боль и страдания, и даже реагируют на людские, что они, образно говоря, раскрывают душу и помогают добрым людям. И обратное у них отношение к людям плохим.

– Да, я это сама ощущаю. И, наверное, потому меня так тянет в лес. Не только по грибы и ягоды. Хотя я их тоже люблю. Но главное – сам лес, прогулки по лесу, общение с ним. Как только выдастся свободное время, уезжаю на дачу. Вокруг лес. На утренней зорьке — тишина. Бывает просто брожу по лесным тропинкам. Обниму березку, пошепчусь с кленом, у дуба сил попрошу. Снимаются стрессы, являются радость и душевный покой.

— Есть ли у вас домашнее животное?

— Была собака, умерла. Я относилась к ней как к члену семьи. Потеря настолько тяжелая, что до сих пор об этом говорить не могу…

— Откуда вы черпаете информацию сегодняшнего дня: из книг, телевидения, газет, журналов?

— В основном, из телевидения. Но смотрю только новости. Остальное слишком уж омерзительно. Да и к сообщениям о новостях приходится относиться достаточно критично.

— Какое у вас самое главное желание сегодня?

— Чтобы в нашем Русском мире не было войны, чтобы на Украине замирились и изгнали фашистов. Чтобы внук рос в добром и человечном мире…

— Какие человеческие качества вы считаете главными?

— Что тут особенно мудрствовать: они определены в Христовых заповедях.

— А о чем мечтаете вы?

— Человек так устроен, что всегда надеется на лучшее. Мечтаю сыграть настоящую русскую женщину с сильным созидательным характером, которая в сложную для нашей страны годину показала бы даже мужикам пример стойкости, мужества, самоотверженности. Вообще нашему кинематографу нужны сильные национальные герои, а не слюнявое подражание голливудским геройчикам. Очень хочется, чтобы дочь Василиса, тоже актриса, нашла своего режиссера, как в свое время жизнь подарила мне счастье встречи с Шукшиным и Туровым.

автор: Сергей Турченко

источник: rosgeroika.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector