Шведский жених

В августе и сентябре 1796 г. Петербург переживал веселое время. Праздники, балы и всякого рода увеселения происходили ежедневно по случаю приезда сюда шведского короля Густава IV под именем...

В августе и сентябре 1796 г. Петербург переживал веселое время. Праздники, балы и всякого рода увеселения происходили ежедневно по случаю приезда сюда шведского короля Густава IV под именем графа Гага. Но все в Петербурге знали, что 17-летний король приехал в качестве жениха 13-летней Великой Княжны Александры Павловны…

Этикет тех лет предписывал наносить подобные визиты инкогнито. Поэтому Густав и его дядя спрятались под именами графа Гага и графа Ваза, но прихватили с собой в поездку 140 сопровождающих, да и расположились главные фигуры «тайно» в посольстве Швеции.

Как только разнеслась весть об его прибытии, весь город пришел в движение, всем хотелось взглянуть на него не только как на короля, но как на лицо, готовое вступить в родство с царским семейством.

По словам графа А. Р. Воронцова, король был «среднего роста, волосы имел рыжие и большие глаза под цвет волос, которые выражали только хладнокровие».

К прибытию высоких гостей Державин написал четверостишие:

«Ты скрыл величество, но видим и в ночи
Светила северна сияющи лучи.
Теки на высоту свой блеск соединить
С прекраснейшей из звезд, чтоб смертным счастье лить!..»

Приехав в Петербург 13 августа, король остановился в доме шведского посланника барона Стединга, а через два дня он представлялся императрице Екатерине II, которая приехала из Царского Села в Петербург и, прожив несколько дней в Таврическом дворце, переселилась в Зимний, чтобы принять там короля и давать в честь его, в Эрмитаже, блестящие праздники и спектакли.

Представ в первый раз пред Государыней, Густав подошел к ней и хотел поцеловать ее руку, но Екатерина не допустила этого, сказав:

— Я никогда не забуду, что граф Гага — король.

— Если Ваше Величество, — ответил находчивый 18-летний король, — не желаете дозволить мне такой чести, как Императрица, то позвольте, по крайней мере, оказать эту честь, как женщине, к которой я исполнен не только уважения, но и удивления.

Шведский жених

Екатерина II на прогулке в Царскосельском парке. Картина художника Владимира Боровиковского, 1794 год.

Словом, Екатерина после первого свидания с Густавом была от него в восхищении и говорила своим приближенным, что сама влюбилась в него. Впрочем, король нравился всем: он был вежлив, прост и обходителен, каждое слово его было обдумано: он обращал внимание на серьезные предметы, и его рассудительные разговоры казались даже несвойственными юношескому возрасту.

Тот же Воронцов писал о нем следующие строки:

«Король говорит мало, ничего не скажет не кстати, голос его басистый и монотонный. Он пристрастен к военному искусству и желает подражать Карлу XII. С тех пор, как он в Петербурге, он еще ни разу не улыбнулся».

Совсем иное впечатление производил спутник короля, его дядя-регент, о котором граф Воронцов в письме к своему брату в Лондон писал, «что он смахивает на шарлатана, с игривостью ума соединяет манеры полишинеля, и это придает ему вид старого шалуна».

Кроме того, регент противодействовал предполагаемому браку и едва ли не затем только приехал в Петербург, чтобы наделать Императрице неприятностей.

В 1790-х годах Императрица Екатерина Великая через дипломатов начала искать женихов для своих внучек и самой подходящей кандидатурой в мужья великой княжне Александре Павловне Екатерина считает молодого и красивого шведского короля Густава IV.

Однако, брачные переговоры шли вяло — все никак не решался вопрос вероисповедания великой княжны — Густаву не нужна была православная королева, это могло повлечь за собой ненужные волнения, а Екатерина ни за что не желала идти на уступки 14-летнему мальчишке и тверд стояла на сохранении православия.

Дело дошло до того, что король махнул рукой на эти переговоры и сделал предложения принцессе Луизе-Шарлотте Мекленбург-Шверинской. О помолвке объявили в 1 ноября 1795 года, в шведских храмах начали даже молиться за здоровье будущей королевы.

Шведский жених

Принцесса Луиза -Шарлотта Мекленбург-Шверинская.

Гневу Екатерины не было предела, она писала: «Пусть регент ненавидит меня, пусть ищет способ отмстить — в добрый час! Но зачем он женит своего племянника на кривобокой дурнушке? Чем король заслужил такое жестокое наказание? Ведь он думал жениться на невесте, о красоте которой вся Европа говорит в один голос»

В это время в Петербурге стали готовиться к войне со шведами, но вскоре обстоятельства изменились, так как король, ссылаясь на нездоровье, стал просить регента отложить свой брак до его совершеннолетия.

В итоге к королю был подослан интриган Кристин, который во время одного из балов шепнул королю на ухо: «Ваше величество, вас обманывают, хотят женить на уродке; позвольте вам все объяснить». Объяснили королю, что невеста его горбата и уродлива, в то время как русская княжна Александра Павловна — настоящая красавица.

Александра Павловна действительно была очень красива, но и Луизу-Шарлотту, судя по ее портретам, уродцем назвать нельзя. Однако, король Густав ни портретов Луизы, ни ее самой не видел, сделав предложение заочно, а потому в сказанное Кристином поверил. Помолвка с 16–летней мекленбургской принцессой была незамедлительно разорвана и Густав отправился в Россию — знакомиться с другой потенциальной невестой.

Это говорят, было делом партии придворных, недовольных регентом и сочувствовавших России; эти люди распускали слух, что король заочно, по письмам и портрету, страстно влюблен в Великую Княжну Александру Павловну.

И это, кажется, была правда, так как при первой встрече с невестой король покраснел, а на щеках Великой Княжны вспыхнул жгучий румянец и на глазах выступили слезы. Оба они смешались, застыдились и не могли промолвить друг другу ни одного слова, но Екатерина ободрила их, отрекомендовав взаимно жениха и невесту.

Через несколько дней после этого был дан обед для короля в Таврическом дворце, после которого Императрица вышла в сад и села на скамейку; возле нее присел и Густав. Остальное общество пило кофе в отдалении на лужайке. Король сказал, что, пользуясь этой удобной минутой, открывает ей свое сердце, и затем высказал, что чувствует непреодолимую любовь к ее внучке Александре, с которой желал бы вступить в брак.

Заявление это было по душе Екатерине, но она, тем не менее, напомнила Г уставу о том затруднении, в какое он ставит ее и Великую Княжну, имея разом двух невест. Король согласился со справедливостью такого замечания, но просил Императрицу предварительно дать свое согласие на его предложение и хранить все дело в тайне. Екатерина потребовала несколько дней на размышление.

19-го августа, на балу у графа Самойлова, тогдашнего генерал-прокурора, дом которого теперь занимает с. — петербургский градоначальник, король спросил, когда ее величество исполнит свое обещание. Императрица отвечала, что исполнит тотчас же, как только он освободится от своих обязательств с герцогинею Мекленбургской и что тогда она будет готова выслушать формальное его предложение.

Шведский жених

Шведский король Густав IV в год вступления на престол.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector