Портрет на двоих — Анна Герман и Збигнев Тухольский

Многие психологи утверждают, что любовь живет 3 года, а потом чувства в лучшем случае, переходят в привычку и привязанность, в худшем – люди становятся чужими друг другу. Но...

Многие психологи утверждают, что любовь живет 3 года, а потом чувства в лучшем случае, переходят в привычку и привязанность, в худшем – люди становятся чужими друг другу. Но для любого правила существуют исключения. И тогда любовь длится всю жизнь.

Два Збигнева тщательно охраняют память о ней. Они до сих пор живут в том доме в Варшаве, который так любила Анна. Збигнев-старший – супруг Анны Герман, который был рядом с ней в самые тяжелые минуты ее жизни. Збигнев-младший – единственный сын, которого она назло всем запретам врачей родила в тридцать девять лет.

Портрет на двоих — Анна Герман и Збигнев Тухольский

Вот,что вспоминает муж Анны,Збигнев Тухольский:

«Наше знакомство, может, кому-то покажется не столь романтичным, зато – абсолютно жизненным. Это было в 1960 году. Меня, тогда молодого научного работника, отправили в командировку в город Вроцлав, это на Одре. Дел было не так много, управился я довольно быстро.

До отхода поезда оставалось несколько часов, погода стояла прекрасная. Вот я и решил искупаться. На пляже долго думал, что делать с багажом – я же был при полном параде, с чемоданом в руках. И тут увидел симпатичную девушку – было в ее взгляде что-то такое, что не давало сомневаться в честности и искренности. Ее-то я и попросил приглядеть за вещами».

Когда мы разговорились, выяснилось, что девушка заканчивает геологический факультет, но в свободное время участвует в художественной самодеятельности. Тогда и сама Аня не предполагала, что когда-нибудь станет известна всему миру. Когда мы прощались, она подарила мне фотографию и пообещала при случае пригласить на свой концерт».

Анна сдержала свое слово. И фотографию прислала. И позже пригласила на концерт. Хотя ехать надо было аж за триста километров от Варшавы, Збигнев помчался на встречу со своей будущей супругой.

Портрет на двоих — Анна Герман и Збигнев Тухольский

Сама Анна всегда была девушкой сомневающейся и в принципе к своим вокальным опытам относилась довольно спокойно. А вот Збигнев, не имея никакого музыкального образования (он работал в Политехническом институте на кафедре металловедения), уже после первой песни понял: у его новой знакомой – большое будущее.

Збигнев: «У нее был потрясающий голос, такой проникновенный, затрагивающий все струны души. И в то же время чувствовалась такая беззащитность, что мне тут же захотелось быть рядом с ней, чтобы при случае защитить от жизненных невзгод».

Збигневу потом придется не раз защищать ее от жизненных невзгод. Возможно, если бы не его поддержка, Анна вряд ли смогла бы пережить те испытания, которые выпали на ее долю…

После той страшной катастрофы,которая произошла с Анной, Збигнев и Анна решили пожениться.

Збигнев: «На тот момент мы жили в гражданском браке двенадцать лет. Однако оформить наши отношения все как-то не было времени. И Анна, и я очень много работали, да и нам обоим казалось, что штамп в паспорте – всего лишь формальность. После трагедии мы посмотрели на этот вопрос совсем по-другому».

Портрет на двоих — Анна Герман и Збигнев Тухольский

Анна Герман никогда не боялась транспорта – спокойно переносила гонки темпераментных итальянцев на своих маленьких «фиатиках» по пересеченной местности. Да что там: даже самолетная «болтанка» всегда представлялась ей не более чем бесплатным аттракционом. Однако незадолго до трагедии Анне попала в руки газета со страшным заголовком: «Одна из знаменитых французских сестер Дорлеак погибла в горящей машине».

С тех пор Анечка почему-то постоянно представляла ужас человека, который заживо горит в машине. В тот момент, когда их авто с силой подбросило в воздух, за долю секунды до многочасовой тьмы и тишины, Анна успела подумать: только бы не сгореть.

Изувеченную машину обнаружил через несколько часов после аварии водитель грузовика. Анну сначала никто не заметил: пробив лобовое стекло, она улетела на двадцать метров в сторону от останков пижонского «Фиата».

Уже позже комиссия выяснила: водитель машины просто заснул за рулем. Сам Ренато отделался переломом кисти и ноги. А на пассажирку было страшно смотреть. У Анны были сложные переломы позвоночника, обеих ног, левой руки, нескольких ребер, опасные ушибы внутренних органов, сотрясение мозга.

После того как сняли гипс, еще полгода Анна неподвижно лежала на ставшей ненавистной кровати.

Портрет на двоих — Анна Герман и Збигнев Тухольский

Двигаться ей запрещалось – она действительно была собрана буквально по кусочкам. В левую ногу для скрепления поврежденных костей ей вставили металлические штыри.

Возвращение в строй оказалось невероятно долгим. За многие месяцы неподвижности мышцы атрофировались. Любое движение давалось с трудом. Даже просто согнуть пальцы на руке было для нее непосильной задачей. Сначала на специальном аппарате Аня приучалась к вертикальному положению тела: ее, привязанную ремнями к столу, чуть-чуть приподнимали всего на несколько минут.

Еще несколько месяцев она училась сидеть. И только потом начала тихонько вставать. Ночами – чтобы не попасться никому на глаза – Збигнев увозил Анну за город, где она училась ходить.

Портрет на двоих — Анна Герман и Збигнев Тухольский

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector