Обмен на шпионском мосту

Вильям Фишер, вошедший в историю под псевдонимом Рудольф Абель, работал под прикрытием в США почти десять лет — с 1948-го по 1957-й. Интересовали его экономические сведения, а также...

Вильям Фишер, вошедший в историю под псевдонимом Рудольф Абель, работал под прикрытием в США почти десять лет — с 1948-го по 1957-й. Интересовали его экономические сведения, а также информация о ядерных объектах. Все шло довольно гладко, пока у Абеля не появился помощник — Рейно Хейханен. Он-то Абеля и сдал. Советский разведчик был арестован и осужден более чем на 30 лет тюремного заключения — правда, отбыл чуть более пяти.

С американским летчиком Фрэнсисом Пауэрсом дело обстояло несколько иначе. Его самолет-разведчик был сбит под Свердловском в мае 1960 года. Его ждали 10 лет лишения свободы, часть наказания он отбыл во Владимирском централе. В 1962 году этим совершенно разным людям суждено было в одно время оказаться на Глиникском мосту.

Обмен на шпионском мосту

Выставка обломков самолета Пауэрса, 1960 год.

Впервые о возможности обмена одного разведчика на другого упомянула газета New York Daily News. «Можно с уверенностью предположить, что для нашего правительства Абель не представляет больше ценности как источник информации о деятельности красных (он никогда им и не был!). После того, как Кремль выжмет из Пауэрса всю информацию, какую сможет, такой обмен был бы вполне естественным…» — рассуждали американские журналисты.

Идею подхватили и другие периодические издания. Заинтересовались ей и разведки обоих государств. Правда, в итоге решено было менять «тяжеловесного» Абеля не на одного только Пауэрса, а сразу на троих американских разведчиков — также на родину отправились Марвин Макинен и Фредерик Прайор.

В операции обмена, намеченной на 10 февраля 1962 года, принимал участие советский разведчик Павел Спирин. О том вошедшем в историю дне он подробно рассказывал в интервью.

Обмен на шпионском мосту

Вильям Фишер, он же Рудольф Абель. 

«Нас определили в будку, предназначенную для сотрудников таможенной службы, откуда мы все наблюдали. За полчаса до начала на той стороне показалось шесть американских бронетранспортеров с солдатами, что всех очень насторожило. Но вскоре они удалились. Ровно в 9.00 со стороны Западного Берлина подъехали две машины, из которых вышли сотрудники ФБР, Абель и его адвокат Донован. Сначала по мосту три наших сотрудника пронесли шесть громадных чемоданов, поставили их на середине возле шлагбаума и вернулись назад. В них находились подарки родственникам и сувениры, которые Пауэрс лично накупил в московском ГУМе. Потом я увидел самого Пауэрса. Он был одет в наше зимнее пальто, шапку, ботинки…

Когда его 1 мая 1960 года сбили под Свердловском, он был в летном обмундировании, поэтому пришлось его приодеть. Пауэрс выглядел маленьким, холеным, розовощеким и смешным в нашей одежде. Его под руки взяли два полковника — Корзников и Шишкин, и повели по мосту. Навстречу вели Абеля в каком-то старом, грязном, потертом летнем пальто, широченных брюках и маленькой кепке. В руках он нес крошечный чемоданчик с бритвенными, туалетными принадлежностями и акварелями. Как только стороны сравнялись, Корзников, готовивший Абеля к нелегальной работе, крепко обнял его, и они все вместе быстрым шагом направились назад. Сразу же в этот момент мы с пистолетами в руках выскочили из укрытия навстречу к ним, плотно обступили сзади, закрыв собой, и так сопровождали до машины», — вспоминал Спирин. Абель в этот февральский день показался ему «худющим, уставшим, с бледным лицом». Он, по словам коллеги, совершенно не напоминал «киношных Джеймсов Бондов».

После возвращения на родину Абель отправился на отдых и лечение, а затем приступил к работе в центральном аппарате разведки. Он занимался преимущественно подготовкой новых кадров, в свободное время рисовал. Кстати, ходили слухи, что в кабинете Кеннеди висел его собственный портрет, написанный Абелем в американской тюрьме, — об этом рассказывал глава КГБ Владимир Семичастный.

Обмен на шпионском мосту

Фрэнсис Пауэрс. 

Пауэрс же продолжил работать в военной авиации. О пребывании в советском плену и обмене он написал книгу «Операция «Перелёт»: воспоминания об инциденте с U-2». В 1977 году Пауэрс погиб в авиакатастрофе — вертолет, которым он управлял, потерпел крушение.

автор: Дарья Пащенко

источник: diletant.media

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector