Неизвестный Берия

29 марта 2019 года исполняется 120 лет со дня рождения Лаврентия Павловича Берии (1899–1953). Его имя сегодня вызывает неоднозначную реакцию, хотя заслуги Берии перед страной огромны. В данной...

29 марта 2019 года исполняется 120 лет со дня рождения Лаврентия Павловича Берии (1899–1953). Его имя сегодня вызывает неоднозначную реакцию, хотя заслуги Берии перед страной огромны. В данной статье автор постарался рассказать о малоизвестной его ипостаси – как одного из организаторов победы в Великой Отечественной войне.

Неизвестный Берия

ВОЙНА, ВЧ-СВЯЗЬ И 15 ЧЕКИСТСКИХ ДИВИЗИЙ

Уже к началу 1941 года Сталину стало ясно, что использовать Берию только как руководителя НКВД, значит, использовать его нерационально. И с 3 февраля 1941 года распределение обязанностей Берии существенно изменилось. В этот день единый наркомат – НКВД СССР был разделен на два отдельных наркомата: НКВД СССР, которым по-прежнему руководил Лаврентий Берия, и НКГБ СССР – наркомат государственной безопасности во главе с Всеволодом Меркуловым. Нагрузка Берии при этом возросла, поскольку он, оставаясь наркомом внутренних дел СССР, был назначен также одним из заместителей председателя Совета Народных Комиссаров СССР. Государственное и политическое положение Берии в высшем руководстве СССР окончательно определялось как первостепенное. По линии Совнаркома Берия курировал наркоматы госбезопасности, лесной промышленности, цветной металлургии, нефтяной промышленности и наркомат речного флота.

Началась война, и 30 июня вся полнота власти сосредоточилась в руках ГКО во главе с И.В. Сталиным. Берия вошел уже в первый состав ГКО, в который кроме него и Сталина были включены В.М. Молотов (зампред), Г.М. Маленков и К.Е. Ворошилов. Позднее – в 1944 году Берия был назначен заместителем председателя ГКО.

20 июля 1941 года НКГБ был вновь влит в НКВД под общим руководством Берии при Меркулове – первом его заме. С началом военных действий два заместителя Берии – зам по войскам Иван Масленников и другой зам Сергей Круглов – убыли на фронт, и обязанности по наблюдению за работой управлений и отделов НКВД СССР перераспределились. Непосредственно за наркомом были закреплены 1-е Управление (разведка за границей); Следственная часть по особо важным делам; 2-й (оперативной техники), 4-й (Особое техническое бюро, ВЧ-связь) и 5-й (шифры) спецотделы; Секретариат Особого совещания; Контрольно-инспекторская группа; Секретариат НКВД СССР и ЦФПО – Центральный финансово-плановый отдел. Показательно, что Берия лично за собой оставил курирование ВЧ-связи, понимая ее возросшую важность. Приказом наркома внутренних дел № 001430 от 2 октября 1941 года правительственная ВЧ-связь выделялась в самостоятельную структуру – Отдел правительственной связи НКВД СССР, причем нарком по собственной инициативе постоянно расширял круг абонентов ВЧ-связи. Так, 27 марта 1942 года Сталин написал «За!» на рапорте Берии об установке ВЧ-связи у начальников тыла действующих фронтов, а 22 октября 1942 года Берия даже без санкции Верховного распорядился установить ВЧ-аппараты начальникам ВВС Орловского, Сталинградского и Северо-Кавказского округов. К октябрю 1942 года Берия добился решения о доведении ВЧ-связи до каждой армии, действовавшей в пределах фронтов.

А ведь это была лишь часть того, чем был занят Берия с 22 июня 1941 года. Приказом Ставки Главного командования

№ 00101 от 29 июня 1941 года Берия был введен в состав Военного совета Московского военного округа. Предыдущий приказ № 00100 от 29 июня 1941 года также был посвящен Берии. Вот его полный текст:

«Приступить немедленно к формированию 15 дивизий, из них 10 стрелковых и 5 моторизованных. На формирование дивизий использовать часть кадров начальствующего и рядового состава пограничных и внутренних войск НКВД. Недостающий личный состав покрыть из запаса. Формирование дивизий возложить на народного комиссара внутренних дел тов. Берия Л.П. Начальнику Генерального штаба Красной Армии обеспечить формирующиеся дивизии людскими и материальными ресурсами и вооружением по заявке НКВД.

Ставка главного командования: Тимошенко, Сталин, Жуков».

Конечно, Берия не стоял тогда на плацу, занимаясь строевой подготовкой. Как и всегда и везде, он подбирал компетентных исполнителей, а за собой оставлял функции контроля и оперативного решения тех из возникающих проблем, которые его подчиненным решить было не под силу. Так что для формирования чекистских дивизий много сделал Иван Иванович Масленников – чекистский соратник Берии по Закавказью. При генерал-лейтенанте Масленникове создавалась оперативная группа из пяти человек с задачей – сосредоточение кадров, выделяемых из войск НКВД, закончить к 17 июля.

Пограничники приграничных погранокругов уже воевали – кто в составе войск по охране тылов фронтов, кто в окружении или в строевых частях. И новые чекистские дивизии формировались за счет лучшего кадрового состава погранвойск Грузинского, Армянского, Азербайджанского, Казахского, Среднеазиатского, Туркменского и Забайкальского округов. Оголить даже второстепенные участки границы было делом рискованным, но риск был оправданным, и из дальних погранокругов в места формирования, в частности – в Ярославль, в считаные дни (за 8–11 суток) из Закавказья и Средней Азии прибыли 3 тыс. командиров и 10 тыс. сержантов и рядовых. Плюс по 500 человек из личного состава частей Ленинградского, Прибалтийского, Белорусского, Украинского и Молдавского пограничных округов, вышедших из окружения. Эти люди представляли собой и вовсе золотой фонд – их уже крепко опалило огнем войны, но они в нем лишь закалились. Итого – более 15 тыс. боевого ядра на 15 дивизий. Из запаса Красной Армии брались тоже крепкие кадры. Пограничники играли роль легирующих добавок в обычную сталь, и сплав получался великолепным! Практически все командные должности в дивизиях занимали пограничники. Командирами взводов стали выпускники Харьковского кавалерийского пограничного училища, командирами батальонов – слушатели Высшей пограничной школы.

Первый год войны был особо горьким для советских пограничников. Погибли десятки тысяч их товарищей – прекрасных ребят, преданных Родине и профессионально умеющих ее защищать. Однако 1941 год стал для советских пограничников и «звездным» годом, потому что никогда ни до, ни после значение кадров погранвойск для страны не было таким огромным! Это был действительно коллективный подвиг, совершенный в масштабах войны и истории почти мгновенно.

Теперь наступала новая фаза этого подвига. Сколачивание шести дивизий первой очереди прошло с опережением сроков, потому что фронт не ждал. На Западном фронте образовалась огромная брешь, через которую вливались и вливались в Россию германские войска. Закрывать эту брешь пришлось в том числе и кадрам Берии. Присягу принимали в пути следования и на боевых позициях – так диктовала обстановка на фронте. Все 15 чекистских дивизий Берии ушли туда, где было наиболее сложно. Десять дивизий (243, 244, 246, 247, 249, 250, 251, 252, 254 и 256-я) – на Западный фронт, пять дивизий (265, 268, 262, 257 и 259-я) – на Северо-Западный.

Впрочем, пришлось покомандовать Берии и самому…

СОРВАТЬ ПЛАН «БЛАУ»

Закончился 1941 год. Красная Армия провела контрнаступление под Москвой, и виделись обнадеживающие перспективы на лето 1942 года. Однако в реальности к концу лета 1942 года немцы не только подходили к Сталинграду, но и успешно развивали наступление на кавказском направлении. Ситуация на Кавказе к августу сложилась критическая. Демонстрируя намерение и в 1942 году нанести основной удар группой армий «Центр» на Москву, Гитлер основным считал план «Блау» по захвату Кавказа. А Кавказ – это в итоге Баку.

В 1942 году бакинские нефтепромыслы давали почти всю ту нефть, которая обеспечивала и фронт, и тыл. И вот как описывает положение первая 6-томная «История Великой Отечественной войны». На странице 461-й второго тома сказано: «Командование немецкой группы армий «А» считало, что советские войска в операциях на Северном Кавказе утратили боеспособность и уже не могут оказать значительного сопротивления. Поэтому с середины августа противник приступил к перегруппировке войск с целью одновременного развития наступления на Баку и Батуми. 1-я танковая армия развертывалась фронтом на юго-восток и должна была наступать… в направлении Грозный–Махачкала–Баку. 17-я армия получила задачу наступать из района Краснодара на Новороссийск, овладеть им и развить наступление вдоль черноморского побережья на Сухуми–Батуми. 491-й горно-стрелковый корпус должен был нанести удар из района Черкесска через перевалы Главного Кавказского хребта, выйти в район Сухуми и способствовать прорыву 17-й армии к Черноморскому побережью. 18 августа начались бои на перевалах…»

18 августа Берия принимал участие в совещании у Сталина, как и в ночь на 21 августа, где были также генералы из Генштаба Бодин и Боков. Но уже утром 21 августа Берия с группой генералов и офицеров вылетел через Среднюю Азию в Тбилиси. Вернулся он в Москву лишь 17 сентября и за неполный месяц фактически восстановил Кавказский фронт и стабилизировал ситуацию на Кавказе.

После ареста Л.П. Берии статья о нем и его портрет были вырезаны из Большой Советской энциклопедии (БСЭ). Однако взмахом бритвы убрать Берию из советской истории не удалось. Например, в 13-м томе БСЭ в статье «Грузинская Советская Социалистическая Республика» так и остались невырезанными (да и как их вырежешь!?) следующие строки на странице 53: «Летом 1942 года ценой огромных потерь войска немецко-фашистских захватчиков прорвались к предгорьям Главного Кавказского хребта. По поручению И.В. Сталина в эти грозные для народов СССР дни Л.П. Берия возглавил оборону Кавказа. Л.П. Берия тесно увязал работу тыла и фронта и обеспечил блестящее осуществление сталинского плана разгрома немецко-фашистских войск на Кавказе…»

Выше дана точная историческая оценка заслуг Берии в организации обороны Кавказа, ныне отрицаемых. Так, генерал Дмитрий Волкогонов в книге «Триумф и трагедия» пишет: «Боевые действия Берии в Великой Отечественной войне ограничиваются двумя его поездками в качестве члена ГКО на Кавказ в августе 1942 – марте следующего года. Архивы свидетельствуют: здесь он от имени Сталина нагонял страх на военных работников, снимал ему неугодных людей, расстреливал…»

Волкогонов обвинял Берию, ссылаясь на безымянные «архивы», но архивы свидетельствуют вообще-то о прямо противоположном – об эффективных и компетентных действиях представителя Ставки Л.П. Берии. И фамилий «расстрелянных» Волкогонов не сообщает – их, собственно, не было. А снять Берия кое-кого действительно снял. Например, 28 августа 1942 года он снял генерал-майора Сергацкова с командования 46-й армией и назначил на его место генерал-майора Леселидзе. Желающие могут самостоятельно ознакомиться с боевой биографией Сергацкова и Леселидзе и решить – был ли Берия прав, снимая одного и назначая другого?

С собой на Кавказ Берия взял свою старую «команду» по Закавказью. Все прекрасно знали местную обстановку, все были способны начать действовать «с пол-оборота». Чекисты Меркулов, Судоплатов, Орлов, пограничные генералы Пияшев, Хоменко, как и воевавший на Кавказе генерал Масленников, были давно проверенными «кадрами».

По согласованию со Ставкой Берия фактически снял с должности командующего Северо-Кавказским фронтом маршала Буденного, а 1 сентября 1942 года Сталин по рекомендации Берии принял решение объединить Северо-Кавказский и Закавказский фронты в один Закавказский фронт. Однако, прибыв на Кавказ, Лаврентий Берия не только разгоны устраивал, хотя без них, естественно, не обошлось. Берия и выдвигал людей, и не одного Леселидзе. Так, «крестником» Берии стал ровесник Леселидзе – будущий маршал Андрей Гречко. 8 сентября 1942 года Берия назначил его командующим 47-й армией.

Главное же, чем занялся представитель Ставки и член ГКО Берия, это ликвидацией немецкого прорыва. 8 августа 1942 года – еще до отбытия Берии на Кавказ – была создана Северная группа Закавказского фронта, командующим которой стал чекист – генерал-лейтенант Масленников. Идея этого назначения принадлежала, безусловно, Берии. Теперь в Тбилиси к командующему Закавказским фронтом Тюленеву прибыл сам Берия с генералом Бодиным, полковником Штеменко и группой старых «кавказцев».

Кавалерист, генерал-лейтенант Бодин выдвинулся в ходе войны, к лету 1942 года он был одним из заместителей начальника Генштаба. У Берии на людей глаз был острый, и Бодина приглядел явно он, «сосватав» на должность начальника штаба Закавказского фронта. Бодин пришелся «ко двору», но погиб в ходе Нальчикско-Орджоникидзевской операции в ноябре 1942 года и был похоронен в Тбилиси. А если бы не погиб, мог бы пойти далеко…

С приездом группы москвичей во главе с Берией в Тбилиси началась большая работа. Командующего Закавказским фронтом генерала армии И.В. Тюленева Берия знал давно и хорошо и помог ему крепко. Помог в том, в чем мог и обязан был помочь именно в Закавказье именно Берия – в мобилизации людей, резервов и экономики. Однако начал Берия с вопросов чисто военного планирования, то есть с вопросов, собственно, полководческих.

Через много лет после войны Тюленев писал (без упоминания имени Берии): «Некоторые из нас считали главной задачей войск оборону черноморского побережья, где и были развернуты основные силы 46-й армии. Лишь вмешательство Ставки исправило нашу ошибку. По указанию из Москвы мы разработали новый план обороны перевалов Главного Кавказского хребта: она разбивалась на направления, во главе которых стали опытные командиры и штабы». Тюленев пишет о Ставке, хотя за такой концепцией обороны сразу виден Берия. При этом он не лез в оперативные решения – куда и какие направлять части, как планировать удары и т.д. Он сам был настолько профессионален в том, в чем был профессионален, что всегда уважал профессионализм и в других. Но стратегию обороны советского Кавказа в 1942 году дал все же Берия.

МОБИЛИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ

Значительной и даже решающей оказалась роль Берии в мобилизации экономики Закавказья для обеспечения интересов фронта.

9 сентября в республиках Закавказья было объявлено военное положение. Был увеличен план выпуска военной продукции. Многие предприятия, особенно местной промышленности, целиком переводились на производство боеприпасов, вооружения и снаряжения для армии, что позволило сократить централизованные поставки войскам, оборонявшим Кавказ, ограничившись лишь поставкой самолетов, танков, орудий. Минометы, автоматы, гранаты, патроны, различное снаряжение и обмундирование производилось на месте.

Причем надо помнить, что битва за Кавказ проходила на фоне начинающегося сражения за Сталинград, и поэтому Берия и его товарищи в Закавказье тоже защищали Сталинград, позволяя перебрасывать туда максимум возможного за счет того, что Кавказ начал делать многое сам.

Начальник Главного артиллерийского управления РККА маршал артиллерии Николай Дмитриевич Яковлев в мемуарах писал: «…Как-то мне доложили, что в Баку создано нечто подобное снаряжательному заводу. Причем на базе… городского утильсырья. А в Тбилиси для этого приспособили здание бойни. И вот на таких-то «заводах» за пять месяцев работы было снаряжено 647 тыс. ручных гранат, 1,2 млн мин, 549,5 тыс. артиллерийских снарядов!»

Сын Берии – Серго сам принимал участие в обороне Кавказа, и то, что он сказал о роли Берии в этой обороне, полностью исторично: «Отец приехал на фронт в критический момент, когда командование пребывало в полнейшей растерянности. Немцы довольно глубоко проникли в тыл, захватили Клухорский, Марухский, Мамисонский перевалы… Вместе с товарищами из Генштаба при огромной поддержке местного населения отцу удалось нормализовать обстановку…»

Берия пробыл на Кавказе менее месяца, но Кавказ спас.

автор: Сергей Брезкун

источник: nvo.ng.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector