Крылатая гвардия

Пехота издревле являлась становым хребтом любой армии. Да, была кавалерия, которая в решающий момент стремительным натиском могла качнуть чашу весов в сражении в пользу того или иного его...

Пехота издревле являлась становым хребтом любой армии. Да, была кавалерия, которая в решающий момент стремительным натиском могла качнуть чашу весов в сражении в пользу того или иного его участника. Были смертоносные колесницы и боевые слоны, своеобразные «танки» древности, пробивавшие бреши в обороне противника. Была и есть артиллерия, способная создать огненный вал, сокрушающий все на своем пути. Но основную тяжесть войны всегда выносила на себе именно пехота.

Не утратила она своей роли и в век машин, когда поле боя заполонили танки и другая бронетехника. Более того, ее роль при этом даже возросла, поскольку «стальным чудовищам» требовалось постоянное сопровождение – они не могли воевать в одиночестве, становясь достаточно легкой жертвой для вражеской пехоты и артиллерии.

Революцию в военном деле была призвана совершить авиация. После того как небо заполонили боевые дирижабли и самолеты, многие посчитали, что наступил закат сухопутной армии в классическом ее понимании. А итальянский генерал Джулио Дуэ даже разработал доктрину ведения воздушной войны, в соответствии с которой авиация массированными бомбардировками должна была подорвать военный, экономический и моральный потенциал врага, заставив его капитулировать. В одной из своих статей, опубликованной в 1928 году, знаменитый теоретик даже утверждал, что 300 тонн бомб, сброшенных на главные города противника, позволят закончить войну менее чем за месяц.

Однако на практике эта доктрина не сработала. Да и не могла сработать. Ведь не зря же говорят, что территория не может считаться завоеванной или, напротив, освобожденной от врага, пока на нее не ступила нога пехотинца.

Ну, а уж крылатое прозвище «царица полей», данное пехоте, самым наилучшим образом характеризует ее роль и влияние на ход сражения и войны в целом. Причем даже флот, который, казалось бы, не имеет никакого отношения к полям, кроме минных, не смог обойтись без этой «царицы» и был вынужден создать морскую пехоту, решающую широкий круг задач.

В итоге пехота и в эпоху войн моторов осталась основой армии любой страны мира, но на повестке дня встал вопрос о дальнейших направлениях ее развития. Понятно, что надо было повышать ее огневую мощь с одной стороны и защищенность от артиллерии, бронетехники и авиации противника – с другой. Почти сразу же было решено воспользоваться в интересах пехоты преимуществами танков и бронемашин. Так появились бронетранспортеры, доставляющие пехоту на поле боя и поддерживающие ее огнем, а также пришло решение «сажать» пехоту на танки, формируя группы прорыва для действий в отрыве от своих сил, зачастую в глубине взломанной обороны противника.

Впрочем, все эти решения лежали на поверхности и были, естественно, тут же реализованы военными теоретиками и практиками. Но что делать дальше в концептуальном плане? Вот тут‑то и родилась смелая идея – «срастить» пехоту с авиацией, что давало возможность, скажем так, перескочить линию обороны противника и атаковать его в самом неожиданном месте и едва ли не с любого направления, нарушая его систему управления войсками и как бы изнутри разрушая его оборону. Так и появилась на свет крылатая пехота.

«Небесные солдаты»

Американские военные историки любят приписывать своим политикам и генералам первенство в разного рода деяниях: то они первыми предложили это, а то и впервые в мире совершили другое. Вот и с крылатой пехотой дела обстоят так же: как утверждают американцы, первым в мире идею использования воздушного десанта, своеобразных «небесных солдат», предложил Бенджамин Франклин, который якобы заявил в 1784 году: «Найдется ли лидер, который сможет создать войско из 10 тысяч человек, которые спустятся с небес на землю и успеют нанести противнику сильный урон до того, как тот сможет собрать войска, чтобы отразить нападение?»

Что имел в виду два с лишним века назад Франклин, не совсем понятно, но в целом ту же идею уже в 1917 году высказал Уинстон Черчилль, предложивший создать аэромобильные войска, которые смогли бы «перепрыгнуть» германские траншеи и нанести удар изнутри обороны противника. Это позволило бы наконец перейти от надоевшей всем позиционной обороны к решительным действиям.

А чуть позже, в 1918 году, аналогичную идею двинул уже американский бригадный генерал Уильям Митчелл, считающийся «отцом» американских ВВС. Он предложил «посадить пехотинцев на парашюты», а точнее использовать снабженную парашютами 1‑ю пехотную дивизию американской Армии для атаки в феврале 1919 года германских позиций в районе города Мец – с одновременным ударом «в лоб» остальных сил, что, по его расчетам, должно было привести к полной победе над противником.

Коллапс кайзеровской Германии не дал возможности ни британцам, ни американцам реализовать свои планы, а затем на Западе все почти на четверть века забыли о том, что противника можно и нужно атаковать в глубине его территории. Точнее – почти все, поскольку в Италии, где всему, что было связано с авиацией, уделялось чрезвычайно большое внимание, решили все же опробовать идею воздушного десанта на практике. И в ноябре 1927 года итальянцы высадили парашютным способом относительно крупный воинский контингент. К сожалению, подробностей об этом автору найти не удалось, но поверим зарубежным историкам на этот раз на слово. После этого в течение нескольких лет были сформированы несколько парашютно‑десантных батальонов, на базе которых позже появились полки, преобразованные затем в дивизии.

Применяли, конечно, парашютистов и в Германии: отряд десантников входил в состав одного из подразделений полиции, в 1935 году он был переведен в подчинение командования Вермахта, а когда Герман Геринг возглавил Люфтваффе – оказался в составе последних, став фактически базой для создания немецких воздушно‑десантных сил. Но все это было существенно позже – во второй половине 1930‑х годов.

Впрочем, в 1920‑е годы идея «скрещивания» пехоты и авиации завоевала умы не только итальянских военных. Была еще одна страна, уделявшая повышенное внимание созданию воздушного десанта. Этой страной был Советский Союз, который, судя по имеющимся данным, совсем ненамного отстал от итальянских «партнеров» в деле практического применения воздушных десантов: отечественные историки в качестве первого примера боевого использования крылатой пехоты приводят операцию по деблокаде в апреле 1929 года осажденного басмачами таджикского городка Гарм.

Тогда на помощь местному гарнизону с воздуха было высажено подразделение красноармейцев, с помощью которого и была уничтожена вторгшаяся из‑за границы банда. Правда, здесь речь идет скорее всего о высадке десанта посадочным способом, но уже в следующем году в СССР был выброшен и первый парашютный десант, а к концу 1930‑х годов в СССР были созданы крупнейшие в мире воздушно‑десантные войска – это единодушно признают сегодня даже зарубежные военные историки. Правда, историки трезвомыслящие и неангажированные.

РОЖДЕНИЕ ДЕСАНТА

Датой рождения отечественных Воздушно‑десантных войск считается 2 августа 1930 года – именно в тот день в рамках учения, проводившегося под Воронежем командованием Военно‑воздушных сил Московского округа, с самолета «Фарман‑Голиаф» была осуществлена выброска в тыл условного противника подразделения парашютистов в составе 12 человек. Руководителями этой первой в нашей истории воздушно‑десантной операции являлись Леонид Григорьевич Минов и Яков Давидович Мошковский.

Данный эксперимент позволил военным теоретикам увидеть перспективу преимущества парашютно‑десантных частей, их огромные возможности, связанные с охватом противника по воздуху. Поэтому в перечне задач, которые определил на 1931 год Реввоенсовет СССР, указывалось: «… воздушные десантные операции должны быть всесторонне изучены с технической и тактической сторон Штабом РККА с целью разработки и рассылки соответствующих указаний на места». В том же, 1930‑м, году была открыта и первая в Советской России фабрика по изготовлению парашютов, на которой выпускались парашюты моделей ПЛ‑1 (парашют летчика) и ПТ‑1 (парашют тренировочный), созданные Михаилом Алексеевичем Савицким.

Первая же официально сформированная часть воздушно‑десантных войск, «нештатный опытный авиационный моторизованный десантный отряд», создавалась на основании директивы Штаба РККА от 18 марта 1931 года – в Ленинградском военном округе (ВО), на базе 1‑й авиабригады. Задачей отряда численностью 164 военнослужащих было определено «изучение вопросов оперативно‑тактического применения и наиболее выгодных организационных форм авиационных десантных (воздушно‑десантных) подразделений, частей и соединений».

Крылатая гвардия

Генерал армии Василий Маргелов создал уникальный в мировой истории род войск. 

Организационно авиамотодесантный отряд, командиром которого был назначен Е.Д. Лукин, состоял из стрелковой роты, трех отдельных взводов (саперного, связи и легких машин), а также приданных отряду тяжелой бомбардировочной авиаэскадрильи (12 самолетов ТБ‑1) и корпусного авиационного авиаотряда (10 самолетов Р‑5, переданы только в сентябре 1931 года). На вооружении отряда, кроме личного оружия, имелись две 76‑мм динамореактивные пушки, две танкетки Т‑27, три легкие бронемашины, четыре гранатомета, 14 ручных и четыре станковых пулемета, а также автотехника (10 грузовых и шесть легковых автомашин, четыре мотоцикла и один самокат (велосипед)).

В июне того же года по приказу командующего войсками Ленинградского ВО на базе 1‑й авиабригады сформирован «нештатный парашютно‑десантный отряд» численностью 46 военнослужащих, который был призван дополнять авиамотодесантный отряд и формировался исключительно из добровольцев. Парашютно‑десантной подготовкой личного состава отряда руководил инспектор ВВС по парашютному делу Л.Г. Минов. В августе‑сентябре 1931 года первые советские воздушно‑десантные части принимали активное участие в учениях Ленинградского и Украинского военных округов в районах Красного Села, Красногвардейска и Могилевки.

Результаты применения авиамотодесантного отряда были заслушаны на заседании Реввоенсовета СССР от 5 января 1932 года (обсуждался вопрос «Об авиамотодесантном отряде Ленинградского военного округа»), по итогам которого было принято решение о необходимости создания в 1932 году в Ленинградском, Украинском, Белорусском и Московском ВО по одному – уже штатному – авиамотодесантному отряду. В частности, Отдельный отряд № 3 был сформирован в Ленинградском ВО в районе Детского Села – на базе ранее существовавших и упомянутых выше двух авиадесантных отрядов. Численность отряда составляла 144 военнослужащих, командиром отряда был назначен М.В. Бойцов, а начальником штаба – И.П. Чернов. Отряд состоял из трех пулеметных рот, трех авиаэскадрилий и отдельного авиаполка. На его вооружении числились 76‑мм пушки, ручные пулеметы, автоматические пистолеты, мотоциклы с коляской, самокаты и грузовые автомашины. И в том же месяце был пущен в эксплуатацию экспериментальный завод по изготовлению опытных образцов воздушно‑десантной техники.

Позже, согласно постановлению Реввоенсовета от 11 декабря, на базе Отряда № 3 была развернута бригада, в задачу которой входили подготовка инструкторов по воздушно‑десантной подготовке и отработка оперативно‑тактических нормативов для воздушно‑десантных войск. Фактически это постановление, предусматривавшее также создание к марту 1933 года еще и по одному авиадесантному отряду в Белорусском, Украинском, Московском и Приволжском ВО, дало старт созданию воздушно‑десантных войск РККА. Главной задачей новых соединений являлась дезорганизация управления войсками и тыловой системы противника, действие в районах и условиях, где применение других родов войск являлось нецелесообразным или физически невозможным. Кроме того, воздушно‑десантные части должны были использоваться высшим командованием во взаимодействии с войсками, наступающими с фронта – воздушные десанты должны были содействовать окружению и разгрому противника на данном направлении.

В январе 1933 года директивой наркома по военным и морским делам авиадесантный отряд Ленинградского ВО развернули в 3‑ю авиационно‑десантную бригаду особого назначения (с 1935 года – 3‑я авиационная бригада особого назначения имени С.М. Кирова; командир бригады – М.В. Бойцов), представлявшую собой совершенно новый тип воздушно‑десантного соединения, которая строилась по принципу общевойскового соединения и включала парашютный и механизированный батальоны, артдивизион, авиаэскадрильи и подразделения специальных войск. К концу 1933 года в составе ВВС уже имелось 29 авиадесантных батальонов и бригад, а в следующем году к учениям были привлечены уже 600 парашютистов.

20 июня 1935 года учреждено почетное спортивное звание «Мастер парашютного спорта СССР», а по состоянию на сентябрь того года в стране уже работало около 400 парашютных вышек, 315 парашютных станций и школ, несколько тысяч парашютных кружков, тогда как военнослужащими РККА было выполнено более 100 тыс. прыжков с парашютом. Популярность нового дела была так высока, что прыжок с парашютом выполнил даже бывший тогда слушателем Военной академии им. М.В. Фрунзе Семен Михайлович Буденный, которому традиционно приписывают «косность военного мышления и узость кругозора».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector