Как-то в Интернете, читая какую-то статью , я зацепил краем глаза одно объявление

Как-то в Интернете, читая какую-то статью , я зацепил краем глаза одно объявление: молодая женщина, видимо, имеющая хорошее, правильное желание создать семью, ищет спутника жизни. На баннере высветилось...

Как-то в Интернете, читая какую-то статью , я зацепил краем глаза одно объявление: молодая женщина, видимо, имеющая хорошее, правильное желание создать семью, ищет спутника жизни. На баннере высветилось всего одно предложение, но оно меня просто повергло в шок. Там было написано: «Познакомлюсь с парнем в возрасте 26-40 лет»… Я был шокирован формулировкой «парень». Это значит, мы, мужчины, так себя сегодня ведем или, как говорят образованные люди, так себя позиционируем в обществе, что женщинами 26-летние и 40-летние представители сильного пола воспринимаются как одна возрастная категория. Если этому 40-летнему прибавить пару-тройку годков, то он уже может стать отцом этого 26-летнего. Сейчас это называется «ранний брак», между прочим…

Как-то в Интернете, читая какую-то статью , я зацепил краем глаза одно объявление

А еще мне стало стыдно за мужчин и больно за женщин, потому что 40-летний мужчина, оказывается, так себя ведет ныне, что молодые женщины воспринимают его как парня. Мы вообще разучились слышать наши слова.

Что значит 26 лет? Михаил Юрьевич Лермонтов отошел к Богу в возрасте 27 лет абсолютно состоявшимся мужчиной, человек до Неба, так я его называю. И когда он погиб от подлой пули Мартынова, это ведь был командир казачьей сотни. Вдумайтесь, командир казачьей сотни на Кавказе – это не просто мужчина, это еще, ох, какой мужчина! А здесь «парень 26-40 лет»…

Причин тому очень много. Дело в том, что беда сегодняшнего общества – то, что мужчину воспитывают женщины. Те самые неполные семьи. Сегодня женщина стала экономически состоятельна, она социальна. И, не находя себе достойного мужа, зачастую произносит такую фразу: «Я самодостаточна».

Это меня ввергает в ступор: самодостаточен только Господь, мы же все ущербны, в той или иной степени. Причем, без Бога я никто и ничто, а с Богом «всё могу в укрепляющем меня Иисусе Христе»… Христос говорит: «Без Меня не можете творити ничесоже» – о какой самодостаточности может идти речь? Это страшная вещь, это же бесовское. Как враг рода человеческого искушал наших прародителей в Эдемском саду? Вы имеете право, съешьте запретный плод и всё, вот вы и самодостаточны. Еве что внушил лукавый: самое главное ты самодостаточна, что вы Его слушаете, вы сами, как боги… Понимаете, какая страшная вещь.

И когда «сильная женщина» говорит: «Что, я ребенка не прокормлю?..» – меня смущают два момента. Прокормить-то она прокормит, и двоих прокормит. Но «прокормить» – это все-таки слово из лексикона звероводов. Кролика можно прокормить, поросенка. Неужели мальчику – мы сейчас говорим о мужчинах – кроме, как прокормить, не надо ничего, чтобы он стал мужчиной? А ты сможешь без отца, даже плохонького, воспитать из него мужчину? Каким образом? Конечно, нет. И собирается это общество разведенных подруг, все разговоры у них о чем? Простите, даже сериал есть такой, что все мужчины – сволочи, козлы и т.д. А у детей «ушки на макушке». И вот с детства у мальчишки комплекс неполноценности. Он заласкан бабушкой, мамой, назло отцу. Всё. Потом он идет в садик. Кто воспитывает мальчика? Женщина. Потом он приходит в школу… Теперь стоп! Школа, в которой учился ваш покорный слуга – совсем не наша нынешняя школа. После войны восточный город, южная республика – у меня добрая половина учителей были мужчины. Даже по литературе учитель был мужчина. Математика – мужчина, физкультура – мужчина. Мужчина, мужчина, мужчина… И когда мы, мальчики, поступали как-то не так, самое страшное, если ты ударил девочку, толкнул или, не дай Бог, оскорбил ее – всё: тебя, в буквальном смысле этого слова, брали за шкирку и звучала эта сакраментальная фраза: «Идем, поговорим, как мужчина с мужчиной!» Многие из учителей были фронтовики. И для нас это было целебно. А дальше могли дать взбучку. Как правило, на родительские собрания ходил мой отец и не он один, многие мужчины тогда ходили. Сегодня на родительских собраниях нет мужчин. Моя дочка училась, у них был один мужчина в классе на родительских собраниях. И вот, мой покойный отец после того приходил в школу. Конечно, я папе все рассказывал честно сам: все равно он узнает – лучше от меня. Он подходил к педагогу, который дал мне взбучку, и говорил: «Спасибо Вам большое, только у меня к Вам одна просьба: надо было еще сильнее». Я правильно это понимал… А как еще воспитать мужчину?

Теперь давайте честно скажем. У нас сегодня что происходит? Кто позволяет, чтобы его ребенку кто-то просто замечание сделал?.. «Вы что моему ребенку замечание делаете?!» – говорим мы. Да? Говорим! А уж чтобы взбучку дать… Тут сразу в милицию и в Ювенальную юстицию обратятся… О чем мы говорим?..

Писатель Василий Ирзабеков

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector