Феофан Прокопович – церковный сподвижник Петра I

В допетровское время Церкви и государству удалось в какой-то мере приблизиться к тому идеалу отношений, который в Византии назывался симфонией. Все правители средневековой Руси, за исключением Ивана Грозного,...

В допетровское время Церкви и государству удалось в какой-то мере приблизиться к тому идеалу отношений, который в Византии назывался симфонией. Все правители средневековой Руси, за исключением Ивана Грозного, с уважением относились к духовенству, и советовались с епископами и священниками не только по личным вопросам, но и по вопросам государственной важности.

Наибольшее сближение гражданской и церковной власти произошло при первом царе из династии Романовых Михаиле Федоровиче, его отец, вынужденно постриженный в монахи, впоследствии занял кафедру патриарха Московского и всея Руси. Филарет носил титул «Великий Государь» и являлся фактическим руководителем страны.

Позже лишь один патриарх Никон имел титул «Великий Государь» и принимал активное участие в государственных делах, но его несогласие с церковной политикой Алексея Михайловича привело к размолвке, последствия которой проявились уже при сыне и преемнике царя – Петре I.

Баланс между светской и церковной властью сместившийся в сторону усиления царской власти при Алексее Михайловиче, с особенной силой проявился при Петре. Великий реформатор подверг коренной перемене не только сферы гражданской, но и церковной жизни, вторгшись не в свою юрисдикцию. Идею о смене системы церковного управления он задумал еще при жизни патриарха Адриана и обдумывал ее длительное время. Для реализации этой программы ему были нужны деятельные помощники, такие же европоориентированные люди, как он сам.

Петр не стал искать их в Москве, замкнувшейся в своем благочестии, но обратил свой взор на восточную окраину России, именно из Украины вышли самые главные сторонники петровских реформ – Феофан (Прокопович) и Гавриил (Бужинский).

Прокопович, был образованнейшим человеком своего времени, ради получения образования он не погнушался поменять конфессиональную принадлежность, был православным – перешел в униатство.

Униатам, в отличие от православных, были открыты двери в католические университеты Европы. Прокопович слушал лекции в университетах Лейпцига, Халла, Йена и Рима. На его эрудицию обратил внимание папа Климент XI, но даровитый студент не прельстился латинскими перспективами, и решил вернуться в Киев.

За годы обучения симпатий к католичеству не прибавилось, латинофилом он не стал, видимо, переход в униатство он совершил с одной целью – получить образование. В Киеве Прокопович легким движением скинул маску униата, он получил назначение на должность ректора Киево-Могилянской академии и всецело отдался преподавательской деятельности.

После воссоединения Украины с Россией в 1654 году, православное население Украины было избавлено от социальной и конфессиональной дискриминации, проводившейся в его отношении польской шляхтой и католическим духовенством. Поэтому попытка Карла XII вернуть Украину в зависимость Польши, встретила сопротивление местного населения, а победа над Карлом в Полтавской битве вызвала многочисленное панегирики украинцев. На одну из таких речей, произнесенных Феофаном, обратил внимание сам Петр.

Проповедник блестяще сопоставил дату сражения с днем памяти Самсона и провел соответствующую параллель: библейский Самсон, раздирающий льва, и Петр, разбивший шведов, на гербе которых имеется изображение льва. Не забыта была и простреленная вражеской пулей треуголка Петра. Император был впечатлен умом и мастерством ритора. Вскоре последовал вызов в Петербург.

Феофан обладал даром безошибочно угадывать направление мысли Петра, он умело подбирал к реформам царя богословское обоснование и через свои проповеди обеспечивал их информационную поддержку.

Даже бытовые нововведения находили отклик архиепископа. В сочинении «О мученичестве» он обличает «фанатиков», недовольных введением европейской одежды и бритьем бород, которые упорным неподчинением царю навлекают на себя его гнев.

Такими мерами подготавливалась почва для упразднения на Руси патриаршества. Вскоре была создана Духовная коллегия, подчиненная царю, – Святейший Правительствующий Синод.

Впоследствии эта система неоднократно критиковалась, были заявления от очень резких: «…святотатственная рука нечестивого Петра свела первосвятителя Российского с его векового места в Успенском соборе» (священномученик Иларион) до более мягких: «Духовную Коллегии, которую у протестанта перенял Петр, но которую Провидение Божие и церковный дух обратили в Святейший Синод» (святитель Филарет).

Феофан был главным руководителем новосозданного органа, без сомнения он не являлся приспособленцем, желающим удержаться у власти. У него было собственное видение церковно-государственных отношений и во многом оно совпадало с петровским.

Как и самодержец, который испытывал симпатии к протестантским управленческим моделям, Феофан был неравнодушен к идеям протестантизма. И им вместе удалось переформатировать модель «Церковь-государство», на три столетия Церковь стала одним из винтиков в государственной машине.

Творческая деятельность архиепископа Феофана закончилась со смертью Петра I. На погребении императора он произнес речь, которая считается его лучшей речью. Сразу после похорон вокруг Феофана закрутился водоворот интриг и козней. В нем «он умел находить себе счастье, не справляясь с совестью».

Выбор у него не большим: или быть смещенным, или, работая на опережение, убирать всех, кто может представлять для него опасность. Он выбрал второе. В результате его позиции стали непоколебимыми при всех последующих сменах власти. И только я фраза на смертном ложе: «О, главо, главо, разуму упившись, куда ся преклонишь?..» свидетельствует о том, как неспокойно умирал крупнейший реформатор и сподвижник Петра I.

автор: Кирилл Брагин

источник: rusplt.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector