Евгения Симонова: советская принцесса

В кино ее карьера началась с небольшой роли в фильме Леонида Быкова «В бой идут одни старики». Затем Симонова предстала в образе влюбленной девушки Кати Снегиревой в культовой...

В кино ее карьера началась с небольшой роли в фильме Леонида Быкова «В бой идут одни старики». Затем Симонова предстала в образе влюбленной девушки Кати Снегиревой в культовой комедии «Афоня» и сыграла одну из главных принцесс Советского Союза в «Обыкновенном чуде». Театралы знают ее и как блистательную актрису театра имени Маяковского, где она работает почти 40 лет.

Принцесса

Евгения Симонова: советская принцесса

Трогательная и невинная, но в то же время отчаянная и решительная — самая настоящая принцесса, одним словом. Ее и сыграла Симонова в советском художественном телефильме 1978 года «Обыкновенное чудо» по пьесе Евгения Шварца.

Худоба, грация и широко распахнутые глаза Симоновой придавали ей особое сходство с классическим типажом Одри Хепберн. Симонова и есть — русская Хепберн.

Катя Снегирева

Евгения Симонова: советская принцесса

Историю о непутевом слесаре-сантехнике Афоне в 1975 году посмотрели 62,2 миллиона зрителей, и все они, конечно, запомнили главную фразу наивной и влюбленной в сантехника девушки Кати: «Афанасий! Мне кто-то позвонил, я подумала, что это — Вы…».

Маша Попова

Евгения Симонова: советская принцесса

Героиня Симоновой Маша Попова вместе с напарницей Зоей по сюжету фильма «В бой идут одни старики» погибли. Именно у могилы девушек садятся главные герои Макарыч и Титаренко, обещая вернуться сюда, когда окончится война, чтобы снова спеть «Смуглянку».

Об амплуа лирической героини

Евгения Симонова: советская принцесса

«Я с этим амплуа всю жизнь отчаянно боролась. Помню, однажды у нас был показ, когда мы самостоятельно выбрали отрывок, который сами захотели. Моим партнером, к сожалению рано ушедшим и трагически погибшим, был Стас Жданько. Мы выбрали отрывок не очень известного писателя начала XX века Гаршина. Это был страшный рассказ, где я играла проститутку. Я отчаянно старалась ее играть, и даже наш ректор училища Борис Захава долго терпел и смотрел на мои «подвиги», когда я изображала падшую женщину со всеми вытекающими, как мне казалось, манерами и жестами, но потом сказал: «Женя, я больше не могу! Занавес!». Дали занавес, я полтора часа рыдала в аудитории, потом ко мне подошел Борис Евгеньевич и сказал: «Я не мог на это смотреть, я понимаю, что ты себя пробуешь в разных образах, но делай это не так резко!»

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector