Драма генералиссимуса

ДЕЛА РАТНЫЕ. ССЫЛКА У полководца, руководящего сражением, как у режиссера спектакля, все летучее, временное, все «только сейчас». Это художники, композиторы и писатели могут позволить себе работать на потомков,...

ДЕЛА РАТНЫЕ. ССЫЛКА

У полководца, руководящего сражением, как у режиссера спектакля, все летучее, временное, все «только сейчас». Это художники, композиторы и писатели могут позволить себе работать на потомков, которые «потом оценят», а у стратега и в мыслях не может быть никакого «потом». Суворов – «вечности заложник у времени в плену» – это знал. Да чего он только не знал о той материи, что звалась войной!

В Молдавии Александр Васильевич возглавлял группировку союзных войск, и благодаря его талантливому руководству действиями русских и австрийских войск 22 сентября 1789 года при Рымнике были разгромлены превосходящие силы турок.

В честь победы Екатерина II даровала Суворову графский титул, и с тех пор он официально именовался «граф Суворов-Рымникский». Тогда же он был удостоен ордена Святого Георгия I степени.

…В декабре 1790 года Суворов, командуя 30-тысячным корпусом, за две недели подготовил штурм неприступной крепости Измаил с 35-тысячным гарнизоном. И 22 декабря крепость была взята.

Годы спустя группа молодых офицеров, глядя влюбленными глазами на легендарного полководца, которому было глубоко за 60, спросили:

– Александр Васильевич, скажите, могли бы вы еще раз взять Измаил?

Старый воин, при жизни ставший легендой русской славы, с грустью в голосе и взгляде ответил:

– Измаил берут раз в жизни. Это первая любовь…

…В сентябре-октябре 1794 года войска под командованием Суворова подавили восстание поляков. При этом полководец проявил гуманное отношение к бунтовщикам: отпустил всех пленных и под страхом расстрела запретил своим войскам проводить реквизиции и грабить местное население.

В отправленной на имя императрицы победной реляции генерал-аншеф Суворов употребил всего три слова: «Ура! Варшава наша!»

Екатерина тоже обошлась тремя словами: «Ура фельдмаршалу Суворову!»

Произведя Суворова в фельдмаршалы, Екатерина II незадолго до своей смерти отозвала его из Польши и предоставила короткий отпуск, за время которого полководец создал знаменитый труд «Наука побеждать». Его тезисы во многом опровергали положения воинского Устава новоявленного императора Павла I, который он позаимствовал у своего кумира – прусского короля Фридриха Великого.

За дискредитацию устава и отказ выполнить павловский приказ «привести войска в мой порядок» Суворов в 1797 году монаршим указом был уволен из армии и отправлен в ссылку в свое имение в село Кончанское Новгородской губернии.

РЕВИЗИЯ

Брошенная Суворовым Варвара все то время проживала то у своего отца, то у брата в Москве. Наконец, почувствовав себя в стесненных материальных условиях, решилась написать мужу письмо:

«Милостивый государь мой граф Александр Васильевич!

Крайность моя принудила беспокоить вас моей просьбой. Тринадцати лет я вас ничем не беспокоила, воспитывала нашего сына в страхе Божием, внушая ему почтение, повиновение, послушание, привязанность и сердечные чувства, которым он обязан родителям… Надеясь, что Бог столь милосерд, преклонит ваше к добру расположенное сердце; вы, видя детей ваших, вспомните и их несчастную мать, в каком она недостатке, получая в разные годы малую пенсию, воспитывала сына и вошла в долг 22 000 рублей, о которых прошу милость сделать заплатить».

Суворов в своем ответе был краток и неприступен: «Сам в долгах, потому помочь ничем не в состоянии». Приставленные к ссыльному фельдмаршалу соглядатаи тут же доложили Павлу I о назревающем взрыве между супругами из-за якобы имеющей место чрезмерной скупости полководца.

Новоиспеченный император, чтобы показать свою власть и силу, решил выступить третейским судьей, но для начала повелел провести ревизию всего имущества фельдмаршала. Вскоре ему доложили, что у Суворова каменный дом в Москве, 9080 душ крестьян, с которых он имеет 50 тыс. руб. в год оброку, а также у него на 100 тыс. руб. серебром всяких алмазных вещей.

Впечатленный этими цифрами, Павел I только и сказал:

– Передайте Суворову, чтобы снизошел к нуждам жены.

Полководец не заставил себя ждать с ответом:

– В гробу карманов нет. А деньги – это зло, помет Беса, от них избавляться надо!

Он поднял ежегодное содержание жены до 8 тыс. руб. и отдал ей свой московский дом на Большой Никитской. Но погасить денежный долг отказался наотрез.

Истинная причина отказа крылась в том, что незадолго до письма Варвары Александр Васильевич завещал дочери дом в столице на Итальянской улице, все приобретенные имения, 834 души крестьян мужского пола, «тако же все наличные деньги, сколько числом явится». К тому же его дочь Наталья уже два года состояла в браке с генерал-поручиком Николаем Зубовым, отпрыском одной из богатейших семей России и родным братом фаворита Екатерины II.

Так что – обоснованно считал Суворов – Варваре достаточно обратиться к Наталье, чтобы погасить долг. Само же письмо он расценил как попытку ввести его (возможно, по злобе!) в неоправданные траты, а то и просто, чтобы досадить.

ТРИУМФ. ОПАЛА. СМЕРТЬ

Весной 1796 года в Италию вступила армия 27-летнего генерала Бонапарта Наполеона, в июле он занял Милан и, продвигаясь на юг, захватывал целые области, превращая их в республики-вассалы Франции. К весне 1799-го вся Италия, кроме Сардинии, Сицилии и Венеции, оказалась под властью Франции.

Павел I с пристрастием наблюдал за войной в Южной Европе. Событием, побудившим его к решительным действиям, был захват Наполеоном Мальты – ведь русский император являлся покровителем Мальтийского ордена. Заявив: «Веди войну, как знаешь, Александр Васильевич», он направил Суворова в Италию.

19 апреля 1799 года объединенные русско-австрийские войска под началом Суворова перешли в наступление, и через четыре месяца освободили всю Северную Италию. За это Павел I возвел полководца в достоинство князя Италийского. А после изгнания французов из страны Суворову были присвоены еще титулы: принц Сардинии и граф священной Римской империи.

…Во время Итальянского похода командовавший австрийскими войсками эрцгерцог Карл придерживался «выжидательной тактики», поэтому никогда не атаковал французов первым. Вот и при взятии Милана он намеренно медлил с наступлением. Тотчас Суворов послал ему записку: «Мой дорогой Карл! Если Вам сейчас не нужна Ваша армия, я хотел бы одолжить ее на некоторое время. С уважением Суворов».

Карл ответил: «Господин Суворов, Вы принимаете меня за дурака?»

Суворов на его записке начертал: «Конечно, нет. Но я могу и ошибиться».

…Во время Швейцарского похода все тот же Карл под любым предлогом уклонялся от исполнения своих обязательств, поэтому все тяготы боевого марша легли на плечи русских солдат и офицеров. После блистательного завершения этой труднейшей в истории войн кампании Карл, намереваясь показать миру, что и его солдаты «пахали», предложил Павлу I выпустить памятную медаль в честь совместного похода. Узнав об этом, Суворов только и сказал:

– На одной стороне медали должен быть отчеканен российский герб с девизом: «С нами Бог». А на другой – австрийский герб со словами: «Ну, да Бог с ними»!

…Не дожидаясь возвращения полководца в Санкт-Петербург, император пожаловал ему звание генералиссимуса и тут же уволил из армии. Приказ об этом настиг Суворова у города Кобрин, когда он возвращался из Швейцарского похода.

Приказав войскам собраться в полной парадной форме, Суворов предстал перед ними в фельдмаршальском мундире при всех регалиях. Объявив им волю Павла I, стал снимать с себя награды, приговаривая:

– Этот орден дали вы мне, ребята, за такое-то сражение, этот – за то…

Войска, растроганные до слез, возопили:

– Не можем мы жить без тебя, батюшка Александр Васильевич, веди нас в Питер!

Суворов обратился к генералу Линденеру, доставившему высочайшее повеление:

– Доложите государю о том, что я могу сделать с войсками.

Вслед за этим снял с себя мундир со шпагой и надел кафтан на меху. Раздались душераздирающие вопли солдат. Один из офицеров приблизился к полководцу и что-то шепнул ему на ухо. Суворов, сотворив крестное знамение, сказал:

– Что ты говоришь, как можно проливать кровь родную!

В Санкт-Петербург генералиссимус Суворов в последний раз въехал 20 апреля 1800 года. Въехал тайком в заурядном возке под покровом сумерек. Ему запрещено было являться к государю. Его имя исчезнет с полос газет. У него заберут любимых адъютантов. Именно эта опала сократит его дни. Заболев еще в пути, он сляжет и умрет через месяц после приезда, 18 мая.

Когда Иван Кутайсов, бывший цирюльник Павла I, получивший из его рук графский титул, потребует у Суворова отчета в своих действиях, он, с трудом расщепив пересохшие от жара губы, скажет:

– Я готовлюсь отдать отчет Богу, а о государе и думать не хочу…

…Гроб с телом впавшего в немилость великого полководца сопровождали лишь три батальона. Павел I, не желая, чтобы военные отдали последний долг усопшему герою, назначил на время похорон развод караула.

В церкви при погребении генералиссимуса катафалк застрял в дверях, и процессия остановилась. Вмешался унтер-офицер, побывавший с Суворовым во всех походах. После его команды четверо гренадеров подняли гроб и с возгласом: «Суворов везде пройдет!» – на плечах внесли его внутрь…

В то время как генералиссимусу графу Александру Васильевичу Суворову-Рымникскому, князю Италийскому, графу священной Римской империи, принцу Сардинии, рукоплескала вся Европа и его именем называли младенцев обоих полов, в России его ждала не овация, а опала. И это при том, что Швейцарский поход был признан всем миром триумфом полководческого гения Суворова, триумфом, к которому он шел более 50 лет ратной службы, участвуя в 7 войнах, выиграв 63 сражения из 63 проведенных, получив 6 осколочно-пулевых ранений, но ни разу не покинув поле боя!

А все потому, что для Павла I не было кумира в своем отечестве…

автор: Игорь Атаманенко

источник: nvo.ng.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector