Битва за Галлиполи

Финальным стал комбинированный (Галлиполийский) этап операции, осуществлявшийся в период с 25 апреля 1915 года по 9 января 1916 года. Его отличали совместные действия армии и флота, а собственно...

Финальным стал комбинированный (Галлиполийский) этап операции, осуществлявшийся в период с 25 апреля 1915 года по 9 января 1916 года. Его отличали совместные действия армии и флота, а собственно Галлиполийский полуостров как основная сфера приложения сил десанта был выбран потому, что обеспечивал фланг эскадры.

Впрочем, и на этом этапе действия союзных сил сопровождались целой вереницей просчетов и неудач. Так, планирование операции и единоначалие над сухопутными и морскими силами отсутствовали. Остров Лемнос, выбранный в качестве главной базы, при наличии большой гавани имел слабую инфраструктуру для погрузки-выгрузки войск, вследствие чего многие подразделения десанта оказались разбросаны по островкам Эгейского моря или размещались на транспортах. Орудия, боеприпасы и снаряжение шли на разных кораблях, повозки – отдельно от лошадей. Прежде чем приступить к высадке всего десанта, пришлось отправить все транспорты в Александрию и провести погрузку заново. В результате десантная операция задержалась на целый месяц, чем противник вновь не преминул воспользоваться.

У командующего экспедиционными силами генерала Яна Гамильтона имелось только четыре британские и одна французская дивизии (и это при примате обороны над наступлением, выраженном в соотношении 1 к 3) – всего с частями усиления около 78 тыс. человек. Малая численность войск и то обстоятельство, что Я. Гамильтону была поставлена ограниченная задача – оказать помощь флоту при форсировании пролива – заставили его провести высадку десанта не на европейском или азиатском побережье Турции, а на Галлиполийском полуострове.

Турки же под руководством германских военных специалистов организовали мощную оборону береговой линии, протянув на всех удобных для высадки пляжах колючую проволоку и установив пулеметы на близлежащих высотах. Были исправлены повреждения на фортах, полуостров покрылся полевыми укреплениями. Командующим сухопутными силами германо-турок являлся мушир (маршал) Турции и генерал кавалерии Германской империи Лиман фон Сандерс – и специально для обороны Дарданелл была создана 5-я армия, численность которой в апреле достигла 60 тыс. человек.

ДЕСАНТ

25 апреля 1915 года в 5 часов 30 минут началась высадка англо-французского десанта, сопровождавшаяся большими потерями в людях. Был потерян и темп наступления.

Район высадки Австралийско-новозеландского армейского корпуса (АНЗАК) изначально рассматривался как второстепенный – но стратегически он был гораздо важнее направления главного удара (южной оконечности полуострова у Седд-эль-Бар и Теке-бурну). Локализовав в боях 25–28 апреля наступление австралийцев и новозеландцев, турки фактически предрешили исход операции.

Когда турки окружили береговые плацдармы британцев (1–1,5 км в глубину) кольцами траншей, англичане поняли, что оказались втянутыми в такую же окопную войну, что и на Французском фронте, но с еще меньшим пространством для маневра. Положение десантников усугублялось тем, что шанцевый инструмент не подходил для каменистой местности и прочных корней кустарника, в некоторых местах склоны были слишком крутыми, чтобы в них копать окопы. Десант отчаянно нуждался в артиллерийской поддержке, но из-за пересеченного характера местности и неопределенности линии фронта корабельная артиллерия мало чем могла помочь.

В ходе первого сражения за Критию 28 апреля британцы потеряли 3 тыс. бойцов из 14 тыс. участвовавших в наступлении. Потери англо-французов (основной в Галлиполи и вспомогательный у Кум-Кале десанты) меньше чем за неделю боев достигли 18 тыс. человек (например, 1-я австралийская дивизия АНЗАК в боях 26–27 апреля лишилась 4,5 тыс. солдат). Борьба на всех плацдармах все больше приобретала позиционный характер.

В итоге Гамильтон был вынужден затребовать подкрепления, прежде всего 42-ю пехотную дивизию и 29-ю индийскую бригаду. В то же время Лиман фон Сандерс реорганизовал свои части, и турецкие войска с учетом подкреплений из Константинополя достигли внушительной силы в 75 батальонов.

В ходе боев 1–7 мая атаки десантников перемежались с контратаками турок. С подходом резервов британские атаки на турецкие позиции продолжились, причем в «лучших традициях» Французского фронта. Например, только за 8 мая союзники лишились 6,5 тыс. человек. Причем в зависимости от подходящих резервов центр тяжести союзных атак перемещался на Южный фронт либо на позиции АНЗАК, но ощутимых результатов это не дало.

Гамильтон последовательно, но безуспешно провел 2-ю (6–8 мая) и 3-ю битвы за Критию. В результате боев за обладание высотами Ачи-Баба с начала операции потери англо-французов достигли 50 тыс. человек.

В конечном итоге в период с 25 апреля по 20 мая оба противника серьезных результатов не достигли. Англо-французы не обеспечили своему флоту возможности проникновения в проливы хотя бы на небольшую глубину, турки же не смогли сбросить в море англо-французский десант, несмотря на введение в боевую линию присланной из Константинополя элитной 2-й пехотной дивизии.

КАТАСТРОФА НА МОРЕ

На море события складывались неблагоприятно для союзников: в ночь на 13 мая турецкий эскадренный миноносец «Муавенет-и-Миллет» в заливе Морто трехторпедным залпом поразил линейный корабль «Голиаф», 25 мая германская подводная лодка U-21 у Габа-Тепе потопила старый британский линейный корабль «Трайэмф», а 27 мая та же лодка в 7 часов утра у мыса Хеллес потопила старый линкор «Маджестик».

Битва за Галлиполи

Генерал Ян Гамильтон.

Постепенно боевой флот англо-французов, опасаясь германо-турецких подводных лодок, вышел из пролива и встал на якорь на мудросском рейде острова Лемнос. Командование флотом больше не думало о прорыве через пролив в Мраморное море и создании угрозы Константинополю: минные силы деморализовали (!) мощный линейный флот.
Таким образом действия германо-турецких подлодок и миноносцев привели к тому, что вскоре у Дарданелл остались лишь старые боевые единицы англо-французского флота, к тому же тщательно охраняемые и неохотно вводимые в бой. Это сразу же сказалось на огневой поддержке сухопутных частей. Бомбардировка флотом турецких берегов в целях совместных действий с высаженными войсками в значительной степени потеряла свою интенсивность, атакующие Критию в июне англо-французские войска почувствовали это в полной мере. Экспедиционный корпус, предназначенный служить поддержкой флота, остался один на скалах Сэдд-эль-Бара и мыса Габа-Тепе.

А тем временем германо-турки начинают охоту за транспортом союзников – 13 немецких подлодок в Эгейском море только с 28 сентября по 11 октября потопили 18 транспортов с войсками, боевым снаряжением и вооружением, а до конца октября эта цифра возросла до 23 судов. Это сильно ухудшило положение союзников в Галлиполи. Десант получал огневую поддержку теперь только в светлое время суток. Транспорты разгружались не у берега Галлиполи, а в бухте острова Мудрос. Снабжение десанта из-за подводной опасности теперь осуществлялось только по ночам. И это в преддверии осенне-зимней непогоды и холодов.

Угроза коммуникациям союзников сказалась на всем ходе Дарданелльской операции.

ПОСЛЕДНИЙ ШТУРМ

В августе союзники предприняли последнюю решительную попытку переломить ход операции в свою пользу, в том числе и посредством новой высадки. Операция получила название «Августовские бои у Сувлы». Серия сражений у Сувлы считается одной из самых кровопролитных операций в английской военной истории.

Битва за Галлиполи

Адмирал Джон Фишер. Артур Стокдейл Коуп. Портрет адмирала Джона Фишера. 

Еще в конце июня в Лондоне было принято решение послать Я. Гамильтону пять свежих союзных дивизий, что доводило число дивизий экспедиционных сил на Галлиполи до 12 (10 британских и 2 французские). С вновь прибывшими войсками под командованием Я. Гамильтона было 157 тыс. солдат, в том числе 30 тыс. французов. Численный штат всех частей, в том числе АНЗАК и французских дивизий, был пополнен, также была пополнена и материальная часть. Вместе с тем стоит отметить, что по качеству вновь прибывшие части являлись «сырыми» и не могли сравниться с войсками, высаженными в апреле. Это касалось 10-й, 11-й и 13-й дивизий (составивших 9-й корпус, получивший важную боевую задачу) и 53-й и 54-й дивизий (территориальные дивизии, имевшие более слабую артиллерию из 13-фунтовых орудий).
Англо-французский флот, стоявший на рейдах Имброса и Лемноса, был в полной боевой готовности, но боязнь подводных лодок стесняла действия союзников в августе. Эта боязнь предотвратила удар по Булаирскому перешейку, хотя и не помешала союзникам высадить новый десант в бухте Анзак и бухте Сувла. Августовское наступление поддерживали пять соединений кораблей, каждое из которых отвечало за поддержку войск в своем секторе – в общей сложности 5 линкоров, 8 крейсеров, 12 эсминцев, 16 мониторов и другие суда.

Гамильтон планировал охватить от Ари-Бурну до южной оконечности бухты Сувла правый фланг турецкой армии, а для отвлечения внимания турок провести демонстрации на побережье у мыса Хеллес, между мысом Хеллес, Ари-Бурну и в Саросском заливе.

Во время демонстрации АНЗАК должен был атаковать турок в 4 км южнее бухты Сувла, а 9-й армейский корпус генерала Ф. Стопфорда – высадиться в бухте Сувла. Командующий рассчитывал усилиями этих двух корпусов, то есть массой в 65 тыс. человек отбросить передовые части турок и охватить правое крыло их основной группировки, обойдя с севера массив, после чего захватить в тылу у турецкой армии порт Ак-баш на Мраморном море. Наступательные задачи были поставлены и перед британскими силами на юге Галлиполи. Английское командование решило широко использовать принцип внезапности – как оперативной, так и тактической.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector