Белгородцы под Полтавой

Как житель Белгорода, связанный родовыми и лично-биографическими узами с Белгородом и Харьковом как минимум полтораста, а то двести лет, я горжусь, как и все белгородцы, значимостью и характером...

Как житель Белгорода, связанный родовыми и лично-биографическими узами с Белгородом и Харьковом как минимум полтораста, а то двести лет, я горжусь, как и все белгородцы, значимостью и характером участия наших предков в Полтавской виктории. В Полтавской битве, которая стала переломной в Северной войне, воины Белгородского пехотного полка внесли большую лепту в победу русской армии. За это многие из них были удостены наград.

Белгородский пехотный полк генерала Христофора Регимана был сформирован в 1697 г. как выборный солдатский — из солдат Преображенского и Семеновского полков. За время Полтавского сражения — 27 июня (по ст.ст.) 1709 г. — Император Петр 12 раз (!) выражал свое «милостливое слово» белгородцам. Впоследствии, уже в 1712 г., от Петра I полк получил хоругвь, знамя с изображенными лежащим львом и парящим орлом (в армии как раз вводились знамена для полков с территориальными эмблемами). В результате основой белгородской геральдики стали орел и лев. Однако теперь на гербе города Белгорода — лев либо величественно возлежит, либо поднялся на задние лапы. И, следовательно, означает величие, силу, храбрость; а орел — власть и прозорливость.

Напомним, что весной 1709 г. шведский король Карл XII, находясь со своей армией в Малороссии, решил возобновить наступление на Москву — на сей раз не через Смоленск, а через Харьков и Белгород. Ключевым городом в новом плане шведа-захватчика стал город Полтава. Именно там Российский император Петр I решил дать шведам генеральное сражение.

Вечером 25 июня русская армия перешла к оврагу севернее деревни Яковцы, находившейся в 5 км от Полтавы, и устроила укрепленный лагерь, важную роль в котором играли специальные укрепления — редуты, представлявшие собой полевые четырехугольные земляные укрепления и расположенные друг от друга примерно в 200 шагах. На открытом пространстве (до 1,5 км), окруженном лесом, было построено шесть редутов в линию и четыре редута перпендикулярно линии первых шести, из них два не были полностью завершены. Редуты заняли два батальона Белгородского пехотного полка, под командой подполковников Неклюдова и Нечаева; полк состоял из восьми батальонов, полком руководил Савва Айгустов. Артиллерия редутов составляла 16 орудий. Позади укреплений, в перелеске, находились 17 кавалерийских полков под командованием А.Д. Меншикова.

Всего же в битве участвовало с русской стороны до 42 000 человек, со стороны шведов — до 30 000 человек.

Исторические свидетельства указывают, что уже на первом этапе Полтавской битвы состоялся бой русской конницы и Белгородского пехотного полка со шведами на передовой позиции. В 3 часа начался бой у редутов, который сопровождался ожесточенными атаками с обеих сторон. Отбрасываемые русскими войсками шведские конные полки, поддерживаемые пехотой, приводили себя в порядок и с новой силой обрушивались на русских драгун. Бой длился уже около двух часов, а шведы — 6 правофланговых батальонов генерала Роса — овладели лишь двумя передними редутами, которые не были достроены. Но еще двумя продольными редутами овладеть они так и не смогли, потеряв при атаке почти половину личного состава.

Замысел Петра I, заключавшийся в том, чтобы измотать противника на передовой позиции и затем разбить его в главном сражении, осуществился в значительной мере благодаря героизму, стойкости и профессиональным действиям именно Белгородского полка.

После сражения под Полтавой Петр I произвел его командира, Савву Айгустова, из бригадиров в генерал-майоры, наделил землей в восточной части Белгорода. И сегодня этот городской район местные жители называют «Саввина слобода» или «Савино». Я об этом хорошо знаю, поскольку и сам живу в нем.

Считается, что после знаменитой Полтавской баталии в поместье у графа Бориса Шереметьева в Борисовке Белгородской губернии император Петр I гостил целый месяц, и даже собственноручно поставил крест на Монастырской горе. Там был заложен и уже через три года начал действовать Богородице-Тихвинский женский монастырь. В нем и сейчас находится список чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери.

Однако и в самом Белгороде государь оставил по себе добрую память. Еще едучи на Полтавскую рать, направляясь в ставку, размещенную в Харькове, он пожертвовал 100 рублей на Успенско-Николаевскую церковь в Жилой слободе. Метрах в 50 от этого храма стоял дом, в котором я жил с двух до 16 лет, четырехэтажная «хрущевка». Стоит она и сейчас. Однако в годы моего детства в 1960-1970-е годы краснокирпичный куб, торчавший из-за древнего забора, ничем не напоминал о храме. Как и сам забор ничуть не говорил о том, что там когда-то располагалась Марфо-Мариинская обитель. Мы с ребятами бегали сюда, в советскую хлебопекарню, попросить у работниц через окно горячего хлебца или ванильных сухариков с изюмом.

То ли дело теперь! И обитель сияет Богородичной голубизной, и святитель Иоасаф Белгородский, отлитый в бронзе, стоит перед монастырем лицом ко граду, к самой большой улице Белгорода, носящей имя Богдана Хмельницкого и являющейся частью знаменитой автотрассы Москва–Симферополь, и сверкает золотыми луковицами возрожденный из куба первого яруса Успенско-Николаевский храм…

Кстати, немалая полемика о дате сражения в ученом мире возникла к 300-летию Полтавской битвы. Полтавские ученые убедительно показали, что состоялась она 10 июля по новому стилю, поскольку произошла в день памяти святого Сампсония Странноприимца, коего после победы Петр Великий стал резонно почитать как небесного покровителя и повелел воздвигнуть в честь него храмы в Санкт-Петербурге и на поле сражения под Полтавой.

*    *    *

Икона Божией Матери «Каплуновская» (день празднования 11/24 сентября), к которой отправился поклониться Царь Петр в Харьков из Белгорода накануне битвы, была явлена в селе Каплуновка Харьковской губернии. Место это раньше принадлежало полковнику Ивану Ивановичу Перекресту, стольнику Ахтырскому, который получил эти земли по жалованной грамоте. В 1688 г. Иван Перекрест построил в этом селении храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы, а первым священником в нем был поставлен митрополитом Белгородским и Обоянским Авраамием (Юховым; † 1702) Иоанн Ильич Уманов († 1713), выходец из польских пределов, возможно из Умани. При нем и явилась эта чудотворная икона.

Православный публицист Татьяна Пономарева в своей статье о чудотворной рассказывает, что новоявленная икона стала привлекать в Каплуновку многочисленных богомольцев. Весть о ней достигла и Москвы, о ней узнал и Петр Великий. Как знак благоговейного отношения к сей святыни храму было подарено святое Евангелие 1699 года, в серебряной вызлощенной оправе с такой надписью по краям оклада: «1705 г[ода] февр[аля] 25-го д[ня] по указу в[еликого] государя построено сие св[ятое] Евангелие Ингерманландской канцелярии на государевы деньги Ахтырского уезда в с. Каплуновку в церковь Пресв[ятой] Богородицы весом серебра 15 фунт[ов] 4 золотн[ика], а на позолоту 35 червонцев».

Когда стал приближаться Карл XII с войском, то епархиальное начальство предписало чудотворную икону Каплуновскую перенести в Харьков как в более безопасное место. Шведский король, войдя в Каплуновку, остановился в доме священника Иоанна Уманова, который в это время находился в Харькове при чудотворной иконе.

Солдаты Карла зачем-то разорили село и хотели сжечь церковь, но все их усилия были тщетны. Уверяют, что трижды они пытались поджечь храм, но не получалось. Это очень удивило шведского короля, спросившего бывшего с ним Мазепу о причине странного явления.

На что Мазепа пояснил-де «здешний храм славится чудесами иконы Божией Матери». Король велел найти кого-либо, чтобы расспросить об этой иконе, а также узнать, где находится царь Петр.

Рассказывают о таком эпизоде. Шведы привели местного пастуха Григория Журавля. «Где царь Петр?» – спросил его Карл XII. Пастух ответил: «По слухам, в Харькове». — «А где икона ваша?» — «По приказанию начальства взята священником в Харьков». Тогда Карл, обратившись к Мазепе, сказал: «Смотри, если мы церковь без иконы не могли сжечь, то там, где будет присутствовать сама икона, мало нам надежды на успех».

Этот рассказ помещен в описании явления и чудес святой иконы Каплуновской, составленном в 1744 году «в Харьковской академии» (в Харьковском коллегиуме) среди других чудес, связанных с этим образом Пресвятой Богородицы. Знамение, явленное Каплуновской иконой, быстро распространилось среди русских воинов, и Петр Великий решил взять икону к войскам: святыня могла вызвать воодушевление и укрепить ревность солдат в битве за честь Отечества. Накануне Полтавского сражения икону носили по всему войску и благословляли ею коленопреклоненных воинов.

Известно, что Петр накануне Полтавского сражения неоднократно молился перед этим чудотворным образом, испрашивая благословения и победы. Священник Иоанн Уманов все это время находился при иконе, был он и под Полтавой во время сражения, а позже был приглашен в Москву, где проживал некоторое время — до своего возвращения в Каплуновку с богатыми дарами для иконы и церкви. Петр Великий принес в дар храму в Каплуновке серебряную позолоченную ризу художественной работы и ковчег на икону. На нижней доске ковчега вырезана была следующая надпись: «В сем ковчеге император Петр I, по окончании 1709 года с Карлом XII под Полтавой войны, прислал обратно в Каплуновку чудотворный образ Божией Матери». Сын, внук и правнук иерея Иоанна Уманова были также священниками при этой церкви, а более дальний его потомок — Владимир Васильевич Уманов-Каплуновский, родившийся в 1865 году, — стал писателем.

Каплуновскую икону Божией Матери как споспешницу Полтавского сражения особо чтили в день этой великой победы — 27 июня, который в прошлые века ежегодно торжественно отмечался крестными ходами, торжественными службами и панихидами воинам-героям, положившим жизни за Отечество.

В этот день панихиды по воинам служились во многих храмах России. Особенно торжественным было чествование в 1909 году, посвященное 200-летию Полтавского сражения, когда из деревни Каплуновка крестным ходом почти десять дней верующие несли чудотворный образ в Полтаву, на поле битвы. Сюда же крестным ходом была принесена из села Жукова и другая икона, которую шведские захватчики использовали как шахматную доску. Слившиеся с крестными ходами из Полтавы (во главе с преосвященным Иоанном (Смирновым) и 200 священниками в золоченых ризах) и из села Горбиневка, при звоне колоколов Сампсониевского храма и громе пушечных выстрелов торжественная процессия вышла на бывшее поле брани. Здесь в присутствии императора Николая II, войска, духовенства и сонма народа с крестами, иконами и хоругвями митрополитом Киевским Флавианом (Городецким) были отслужены благодарственный молебен, а на следующий день торжественная панихида. Никогда прежде Полтава не видела более величественной картины.

*    *    *

Белгород все так же окружают меловые кручи, давшие название местности и самому Белому городу. Они видны вам отовсюду — более всего с холма в сельце Пушкарное, иначе говоря Пушкарной слободы, теперь это в пределах городской черты Белгорода. У холма стоит храм Михаила Архангела, а на холме располагается кладбище, в коем похоронено изрядное число моих предков и родственников. Что за название у этого местечка? «Где живут Минаковы?» — «В Пушкарном». То есть там когда-то селились пушкари.

Как указывает в своей обширной статье «Несносная полтавская жара» известный полтавский историк Юрий Погода, всего пушек в Полтавском сражении у Петра I было 104, и руководил ими «колдун пушечного боя», как его называли, потомок шотландского королевского рода, генерал-лейтенант русской службы Яков Вилимович Брюс. «Артиллерийские команды Брюса отбили атаку шведов на редуты и на главный ретраншемент. Во второй фазе боя /он/ организовал против наступающих шведов убийственный огонь всех орудий, который сломил дух противника», — пишет о том видный современный военный историк Владимир Артамонов. К пушкам Брюса, добавляет полтавский исследователь, заблаговременно были затребованы припасы: помимо в изобилии имевшихся (военные историки потом посчитали, что припасов у Петра I после Полтавской битвы оставалось на три таких баталии), он еще 13 июня пишет в Москву Колычеву: прислать дополнительно тысячу пудов пороху пушечного, мушкетного и ручного. 21 июня интендант сообщает, что порох, бомбы и разного калибра ядра уже отправлены на Белгород, но помимо этого «с великим поспешением» будут высланы еще 100 бомб пудовых, 150 ядер 12-фунтовых и 800 — 8-фунтовых. Ни один из этих калибров не был задействован на поле Полтавской битвы; следовательно, Петр I в отличие от своего «брата Карла» не обольщался легкой победой и был готов к ведению войны в любых условиях; все эти бомбы и ядра вскоре пригодились в Прибалтике, куда ушла после Полтавы армия генерал-фельдмаршала Б.П. Шереметева.

*    *    *

Одна улица в Белгороде, которая почти упирается в Пушкарную слободу, с недавних времен градостроителями расширенная для увеличения автомобилепотока, в советское время носившая имя большевика С. Кирова, теперь стала называться улицей Белгородского полка.

И памятный знак, с портретом императора Петра, появился — на перекрестке Народного бульвара с этой улицей, в честь 300-летия победы в Полтавской битве и вручения Петром I знамени Белгородскому пехотному полку.

Каменное основание знака весом в 10 тонн сюда было привезено из Старого Оскола, райцентра Белгородчины. Бронзовый медальон, закрепленный на камне (так и хочется сказать «утесе»), изготовил скульптор Тарас Костенко.

На 300-летие Полтавской битвы в 2009 г. в Белгороде с июля до сентября прошли празднования и мероприятия, в рамках которых состоялись научные чтения, была разыскана биография жителя Белгорода Данилы Воронцова — офицера, прошедшего Северную войну, а коллектив Белгородской государственной филармонии представил вниманию зрителей фрагменты оперы «Белгородский полк».

А если снова вернуться к истории, то вспомним, что город-крепость Белгород являлся центральным военным и административным пунктом так называемой оборонительной Белгородской черты. Белгородский полк был сформирован в 1658 г. и стал крупным постоянным военным соединением, включавшим в себя все вооруженные силы на Белгородской черте и подчинявшимся белгородскому воеводе. Полк Белгорода прославился не только в Полтавской битве, но и во многих сражениях, в войне с Польшей, в Азовских походах Петра I. Многократно полк получал благодарственное слово от царей Алексея Михайловича и Петра I, а его воины — личные награды, золотыми, земельными и денежными пожалованиями. Белгородские солдаты участвовали в легендарных суворовских походах через Альпы, отстаивали независимость страны в Отечественной войне 1812 г., сражались на севастопольских бастионах в ходе Крымской войны.

Эпитет «Белгородский» носил не только полк петровских времен. 89-й гвардейской и 305-й стрелковой дивизиям, ворвавшимся в Белгород 5 августа 1943 г. и освободившим его, было присвоено почетное наименование «Белгородские».

Тут тоже имеется белгородско-харьковская нерасторжимая связка: в годы Великой Отечественной войны Белгород был дважды оккупирован немецко-фашистскими захватчиками: 24 октября 1941 г. и 18 марта 1943 г., причем первое освобождение было осуществлено в ходе Харьковской наступательной операции 9 февраля 1943 г., а второе, окончательное освобождение Белгорода произошло в ходе Курской битвы, завершившейся освобождением Харькова 23 августа.

Белгород — и сегодня наш, а вот Харьков и Полтава, сегодня, увы, находятся в оккупации, под внешним заокеанским управлением.

Петр Великий свою геополитическую победу одержал, и хочется верить, что и грядущая наша виктория случится здесь еще при нашей жизни.

автор: Станислав Минаков

источник: www.stoletie.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector