Александр против Наполеона. Первая битва, первая встреча

14 октября 1805 года австрийцы были разбиты под Эльхингеном, 20 октября Мак капитулировал под Ульмом, 6 ноября Александр I прибыл в Ольмюц, 2 декабря состоялась битва при Аустерлице,...

14 октября 1805 года австрийцы были разбиты под Эльхингеном, 20 октября Мак капитулировал под Ульмом, 6 ноября Александр I прибыл в Ольмюц, 2 декабря состоялась битва при Аустерлице, которая могла закончиться для Наполеона катастрофой, а стала его величайшим триумфом. Царь не захотел слушать генерала Кутузова, который умолял подождать резервные корпуса Беннигсена и Эссена, а также подходившего из Богемии эрцгерцога Фердинанда. Главная же опасность для войск Наполеона исходила от пришедшей в движение Пруссии, готовой ударить ему в тыл.

«Я был молод и неопытен, — сокрушался потом Александр I. — Кутузов говорил мне, что надобно было действовать иначе, но ему следовало быть настойчивее!» Перед самым сражением Кутузов попытался было воздействовать на царя через обер-гофмаршала Толстого: «Уговорите государя не давать сражения. Мы его проиграем». Толстой резонно возразил: «Мое дело — соусы да жаркое. Война — ваше дело».

Александр против Наполеона. Первая битва, первая встреча

Перед соблазном изобразить триумф Наполеона при Аустерлице не устоял даже замечательный российский художник-грековец Сергей Присекин (1958-2015)

Шишков и Чарторыйский были убеждены, что только «придворная выправка» помешала Кутузову оспорить очевидное для него желание царя сразиться с Наполеоном. Такого же мнения был герой Аустерлица, будущий декабрист Михаил Фонвизин:

«Наш главнокомандующий из человекоугодничества согласился приводить в исполнение чужие мысли, которые в душе своей не одобрял».

В последние дни Отечественной войны 1812 г., Кутузов, увидев отбитое у французов знамя с надписью «За победу под Аустерлицем», скажет своим офицерам:

«После всего, что совершается теперь перед нашими глазами, одной победой или одной неудачей больше или меньше, все равно для моей славы, но запомните: я не виноват в Аустерлицком сражении».

На пути в Тильзит

Аустерлицкий разгром стал для царя личным потрясением. Почти всю ночь после битвы он проплакал, переживая смерть солдат и свое унижение. После Аустерлица его характер и поведение изменились. «До того он был кроток, доверчив, ласков, — вспоминал генерал Л.Н. Энгельгардт, — а теперь сделался подозрителен, строг до безмерности, неприступен и не терпел уже, чтобы кто говорил ему правду».

В свою очередь, Наполеон искал пути примирения с Россией. Он вернул русских пленных, взятых при Аустерлице, и одного из них — князя Репнина — обязал передать царю: «Для чего мы воюем друг с другом? Мы можем ещё сблизиться». Позже Наполеон писал Талейрану:

«Спокойствие Европы Будет устойчивым лишь тогда, когда Франция и Россия зашагают вместе. Я считаю, что альянс с Россией был бы очень выгодным, если бы она не была такой своенравной и если бы можно было хоть в чем-то положиться на этот двор».

Даже англофил Чарторыйский советовал Александру искать сближения с Наполеоном. Но царь отвергал такие советы. Все его действия определялись лишь одним чувством – мести. И хотя 8 июля 1806 г. представитель Александра Убри подписал в Париже договор между Францией и Россией о «мире и дружбе на вечные времена», уже 12 июля царь заключил секретную декларацию о союзе России с Пруссией против Франции. Наполеон до последнего момента верил, что русско-французский договор будет утверждён, и даже отдал маршалу Бертье — начальнику Главного штаба распоряжение обеспечить возвращение армии во Францию. Но 3 сентября, узнав, что Александр отказался ратифицировать договор, приказал Бертье возвращение армии задержать.

15 сентября Россия, Англия и Пруссия оформили новую коалицию против Наполеона, к которой присоединилась и Швеция, а 16 ноября Александр объявил войну Франции. Во всех церквах прочли послания, клеймившие Наполеона как антихриста, «твари, совестью сожжённой и достойной презрения», совершившего самые гнусные преступления, восстановившего в своей стране поклонение идолам. Также ему вменялось в вину проповедь Корана, строительство синагог и жертвенников во славу гулящих девок.

На помощь Пруссии был отправлен 60-тысячный корпус Беннигсена, а следом за ним — 40-тысячный Буксгевдена. Сражение у Пултуска, не принесшее победы ни одной из сторон, предшествовало битве под Эйлау 8 февраля 1807 г., в ходе которой Россия потеряла 26 тыс. убитых и раненых. «Это была резня, а не битва», — скажет о ней Наполеон. Две армии застыли в ожидании летней компании. Эйлау не было поражением Наполеона, но и не стало решающей победой для русских.

Тем не менее, Александр снова почувствовал уверенность. 26 апреля было подписано Бартенштейнское соглашение, по которому Россия обещала Пруссии полное освобождение и возвращение её территорий, но уже 14 июня русская армия под командованием Беннигсена была разгромлена под Фридландом, потеряв до 18 тыс. солдат и 25 генералов.

«Бахвальству русских пришёл конец! Мои увенчанные орлами знамёна развеваются над Неманом!» — заявил Наполеон о своей победе, одержанной в годовщину славной для него битвы при Маренго. В этот день он «своей шпагой завоевал русский союз».

Вслед за этим пал Кенигсберг, последняя прусская крепость. Наполеон подошел к Неману и встал у Тильзита на границе Российской империи. Остатки русских войск за Неманом были деморализованы. Брат царя, великий князь Константин Павлович, заявил: «Государь! Если вы не желаете заключить мира с Францией, то дайте каждому из ваших солдат хорошо заряженный пистолет и скомандуйте им пустить себе пулю в лоб. В таком случае вы получите тот же результат, какой вам дало бы новое и последнее сражение».

Александр против Наполеона. Первая битва, первая встреча

Александр против Наполеона. Первая битва, первая встреча

В Тильзите Александр и Наполеон действительно не без удовольствия будут «делить» Европу

20 июня было решено, что два императора должны встретиться. 22 июня Александр послал к Наполеону одного из «екатерининских орлов», князя Лобанова-Ростовского с предложением и полномочиями заключить перемирие.

«Скажите Наполеону, что союз между Францией и Россией был предметом моих желаний и что я уверен, что он один может обеспечить счастье и спокойствие на земле».

Наполеон утвердил акт перемирия в тот же день, подчеркнув, что он желает не только мира, но и союза с Россией, и предложил Александру личное свидание. Александр, разумеется, согласился. Чтобы ему не пришлось ехать на занятый французами левый берег Немана, а Наполеону — на русский, правый, государи договорились встретиться посредине реки на плоту.

автор: Олег Ашуркин

источник: topwar.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector