За языком – с матом

Необходимость захвата так называемых контрольных пленных в позиционной войне очевидна. Брать языка – трудное дело, ведь надо преодолевать свои и вражеские проволочные заграждения. А для этого – обладать...

Необходимость захвата так называемых контрольных пленных в позиционной войне очевидна. Брать языка – трудное дело, ведь надо преодолевать свои и вражеские проволочные заграждения. А для этого – обладать соответствующими навыками и сноровкой.

В конце 1916 – начале 1917 года проволочные заграждения уничтожались артиллерией: на ограниченном участке в течение нескольких часов велся огонь, а затем через образовавшиеся бреши выдвигались охотники и разведчики. Последние, вооружившись ножницами, углубляли и расчищали проходы, чтобы пройти самим или дать дорогу атакующей пехоте.

Колючие лабиринты

Несмотря на сравнительно точную пристрелку, проходы обычно не получались сквозными – настолько мощными оказывались полосы германских проволочных заграждений. На Двинском участке Северного фронта насчитывалось до 24 рядов «колючки». Поэтому охотникам и разведчикам оставалось еще много работы – они действовали не только ножницами, но и гранатами. А при обычной практике экономии снарядов подобные опыты в большинстве случаев не достигали результатов и влекли значительные потери. Трудновато приходилось и германским разведчикам, хотя глубина русского проволочного заграждения, как правило, была меньше.

В начале 1917 года перегруппировка войск Северного фронта и рождественское наступление частей 12-й армии под Ригой привели к усиленным поискам со стороны немцев: они хотели узнать, ушли ли со своих позиций части 17-й пехотной дивизии, более года стоявшие под Двинском и лишавшие возможности захватить город. Фронт, занимаемый в декабре – начале января 65-м пехотным Московским полком, подразделялся на три части: кладбищенскую, поименованную по бывшему погосту городка Иллукст, среднюю, где окопы противников находились на расстоянии 400–500 шагов, и так называемый Фердинандов Нос, где проволочное заграждение отсутствовало. На каждый батальон приходилось два-три километра.

Один-один, не считая трофея

В ночь на 4 января немцы внезапно открыли сильный артиллерийский огонь по кладбищенской части, а Фердинандов Нос оказался под минометным обстрелом. На батальонных участках и в полковом штабе насторожились – по всем признакам ожидался поиск со стороны противника. Наиболее вероятным местом его проведения виделась кладбищенская территория, которая усиленно обстреливалась примерно три часа.

Со среднего участка донесли, что немцы силой до полуроты внезапно появились перед нашими окопами и, встреченные пулеметным и бомбометным огнем, отошли назад. В полковом штабе были в недоумении: каким образом при наличии семи рядов проволоки немцы смогли внезапно появиться перед окопами нашей главной линии? Были ли захвачены пленные? Наконец, как немцы могли уйти обратно через наши проволочные заграждения?

Часам к шести утра удалось установить, что и русские, и немцы захватили друг у друга по одному раненому. У нас угодил в плен боец из состава секрета, у неприятеля – солдат, брошенный при возвращении германских разведчиков через заграждение. Причем переход был произведен без резки проволоки – при помощи впервые обнаруженных и взятых русскими в качестве трофеев особых раскатывающихся сетей. Они быстро накидывались поверх нескольких рядов заграждений, и немцы переходили по ним, как по мосткам. Захваченный русскими проволочный мат был примерно шесть метров в длину и двухметровой ширины.

Таким образом картина прояснилась: артиллерийским и минометным огнем немцы отвлекли внимание русских к фланговым участкам и, не нуждаясь в резке проволоки, двинулись вперед в середине позиций полка. Перебросив в двух местах проволочные маты, они внезапно появились перед нашими передовыми окопами. Но встретив отпор и попав под фронтальный и фланговый пулеметный огонь, стали поспешно отходить, оставив на проволоке своего бойца. Однако им удалось захватить одного из раненых русских стрелков из числа находившихся в секрете между бруствером и заграждениями.

Проволочный мат и пленный были переданы в штаб армии. Показания наших стрелков, находившихся в секретах, и захваченного германца позволили установить следующий интересный факт: немецкие лейтенанты, командовавшие разведывательными взводами, шли позади наступавших немецких волн с револьверами в руках, стимулируя уклонявшихся от выполнения своей задачи подчиненных.

В ближайшее время и русские на этом боевом участке перестали практиковать старые способы поисков, сопряженные с уничтожением проволоки артиллерийским огнем и последующей дорезкой вручную. Наши солдаты также стали применять маты, но не проволочные, а полотняные. Они оказались менее удобными, порой лопались под тяжестью переходивших стрелков, но в любом случае подсмотренный у противника опыт был перенят и активно использовался.

автор: Алексей Олейников

источник: vpk-news.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector