Величайшая засада в истории

«Бездарный» Фламиний и гениальный Ганнибал Портрет консула Гая Фламиния, составленный античными авторами, изобилует чёрными красками, что, вероятно, не вполне справедливо. Дело в том, что древние не очень-то сочувствовали...

«Бездарный» Фламиний и гениальный Ганнибал

Портрет консула Гая Фламиния, составленный античными авторами, изобилует чёрными красками, что, вероятно, не вполне справедливо. Дело в том, что древние не очень-то сочувствовали демократической партии, а значит и Фламинию. Вероятно, он был человеком решительным и храбрым, обладал определённым полководческим опытом и способностями, но не отличался выдержкой и хитростью, и, конечно, не был ровней великому Ганнибалу. Пуниец, хорошо изучив врага, решил спровоцировать его атаковать первым, не дожидаясь подхода подкреплений, для чего начал грабить окрестности, а потом и вовсе повернул на Рим.

Фламиний двинулся по пятам армии Ганнибала, стремясь сохранить контакт с неприятелем. Этого-то и ждал пуниец: неподалёку от местечка Кортоны, у Тразименского озера он решил встретить армию римлян. Но Ганнибал не был бы Ганнибалом, если бы не придумал что-то особенное для Фламиния, ведь боевые качества и организация римской пехоты были неизмеримо выше галлов и иберийцев армии карфагенянина.

Засада у озера

Место сражения было своего рода уникальным: узкое дефиле, ограниченное берегом озера и холмами, покрытых густым лесом. У особенно удобного изгиба дороги Ганнибал расположил отряд своих воинов (ок. 10 тыс.). Эти войска должны были встретить противника лицом к лицу и вести бой в узком ущелье, где превосходство римлян в числе (армия Фламиния насчитывало более 30 тыс. пехоты) не могло помочь им разбить этот отряд. Остальные силы Ганнибал умело скрыл среди холмов справа и слева от дороги. Всего армия великого пунийца насчитывала, вероятно, около 45 тысяч пехоты и 10 тысяч кавалерии, однако, общее качество пехоты было не слишком высоким: кельты были храбрыми, но недисциплинированными и не слишком замотивированными воинами.

Величайшая засада в истории

Схема сражения при Тразименском озере. 

Фламиний казалось сам бежал в ловушку Ганнибала: утром 22 июня его армия спокойно продолжила движение по дороге вдоль Тразименского озера. Чем же можно объяснить такую легкомысленность консула? Дело в том, что хотя римляне и пренебрегали разведкой (в отличии от Ганнибала), с основами стратегии и оперативного искусства они были знакомы отлично. Как только сведения о вторжении Ганнибала дошли до консулов, их армии должны были соединиться, причём вторая консульская армия уже шла по той же дороге. Можно представить как Гай Фламиний мечтал поймать в клещи дерзкого пунийца и раздавить его всей мощью двух консульских армий.

Битва

Погода 22 июня 217 года до н. э. сыграла на руку Ганнибалу: утром с воды поднялся густой туман, так что римляне буквально упёрлись в отряды, которые Ганнибал оставил на дороге в качестве заслона. Передовые отряды римлян приняли эти отряды за арьергард Ганнибала, но в этот момент «коварный финикиец» дал сигнал к атаке. Загудели трубы, вокруг римлян поднялся крик тысяч кельтов, а иберийские всадники врезались в ряды легионеров. Туман выпал преимущественно в низине, так что на холмах была отличная видимость и можно было спокойно рассчитать момент атаки.

Колонна римской армии была одновременно атакована с трёх сторон, так что очень скоро сражение превратилось в резню. Легионеры были совершенно ошеломлены внезапной атакой неприятеля и едва ли оказали сколько-нибудь серьёзное сопротивление. Тит Ливий рисует нам гнетущую картину боя: «ни советы, ни приказы не были слышны; солдаты не узнавали своих знамен и своих начальников, и для многих оружие было скорее обременительным грузом, чем защитою. В туманной мгле звучали стоны раненых, гулкие удары кулаков, звон мечей, вопли ярости и ужаса. Одни пускались в бегство и тут же наталкивались на клубок сражающихся и застревали в нем. Другие, опомнившись, пытались вернуться в битву, но их уносило потоком беглецов».

Величайшая засада в истории

Галльский вождь Дукарий с головой Гая Фламиния. 

Отлично подготовленная и спланированная Ганнибалом операция дала свои плоды. Римлян пало от 15 до 20 тысяч, включая самого Гая Фламиния, которого зарубили кельты-инсубры, которые хорошо помнили как жестоко и решительно консул действовал против них шестью годами ранее. Ещё нескольким тысячам (от 6 до 10) удалось пробиться. Это были части авангарда, которые не сумели разобраться в ситуации и мечами проложили себе путь дальше по дороге. Вместо помощи товарищам, солдаты укрылись в соседнем селении, и чуть позже были окружены и принуждены к сдаче. Потери Ганнибала были невелики — полторы тысячи человек, да и те преимущественно галлы.

Сражение явилось образцовым примером атаки неприятеля на марше и ярко демонстрирует умение Ганнибала организовывать засады и координировать силы. После Треббии тактический гений пунийца вознёсся ещё выше. Успех Ганнибала при здесь был закономерным плодом трудов великого полководца, который, сам того не подозревая, следовал заветам Сунь-Цзы, изучая не только себя, но и своего врага.

Будучи прекрасно знаком с военным делом Рима, Ганнибал не ограничивался этим: он провёл не только разведку местности, но и тщательно собрал всю возможную информацию о командующем римлян. Тонко играя на психологии Фламиния Ганнибал сумел на полную использовать захваченную инициативу, после чего разгром консульской армии был лишь делом техники.

После сражения

Римляне потерпели поражение какого не вдали уже давно. Конечно ещё при Треббии римлянам пришлось нелегко (потери простирались до 20 тысяч), ещё были живы предания о сражениях Пирровой войны, но чтобы целая консульская армия всего за три часа была изрублена или взята в плен… Такого не случалось давно. Теперь-то стало ясно, что Ганнибал куда как страшнее любой предыдущей напасти. Город погрузился в траур, боевой дух войск был, казалось, окончательно подорван. Положение усугубила ещё одна новость: конный авангард второй консульской армии также «попался карфагенянам», в бою погибло и было пленено ещё 4 тысячи всадников.

Величайшая засада в истории

Ганнибал с воинами после сражения. 

После боя пуниец стремился максимально использовать плоды своей победы. Однако этруски, жившие к северу от Лация, отказались перейти на сторону Карфагена, а сил для осады и штурма такого огромного города как Рим даже в этот момент у Ганнибала было недостаточно. Выхода оставалось два: или возвращаться ни с чем в Цизальпинскую Галлию, а оттуда и в Испанию, или двигаться дальше на юг, пытаясь поднять на борьбу с Римом греков и италиков Кампании, Самния и Великой Греции.

Впрочем, римляне были не из тех, кто опускает руки и покорно ждёт своей судьбы. Сенат начал формирование новой армии, набирая в войска всех подряд, а консула Гнея Сервилия сменил диктатор Фабий Максим. Очень скоро римляне забыли уроки Тразименской битвы и вот уже в следующем году произошло ещё более масштабное и свирепое сражение — битва при Каннах.

автор: Владимир Шишов

источник: diletant.media

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector