В урагане огня

Различия родов войск, как известно, заключаются прежде всего в различном вооружении. Вооружение определяет и тактику данного рода войск, так же как и, в значительной мере, его роль в...

Различия родов войск, как известно, заключаются прежде всего в различном вооружении. Вооружение определяет и тактику данного рода войск, так же как и, в значительной мере, его роль в бою. При этом история нас учит, что роль каждого рода войск повышается или понижается в прямой зависимости от его оснащения более или менее современным и совершенным вооружением.

В течение шести веков — с эпохи упадка феодально-рыцарского способа ведения войны и по XX столетие — основную и главную силу сухопутных армий составляла пехота. За это время много раз менялись вооружение, организация армий и приемы ведения боя, развивались и усиливались такие рода войск, как артиллерия и кавалерия, но пехота, располагавшая преимуществами наиболее высокой маневренности (имеем в виду не подвижность, а собственно маневренность — вследствие независимости своих действий от условий местности, погоды, времени года и суток, и оснащения достаточными средствами огня и удара) неизменно сохраняла свое главенствующее положение.

Усовершенствование артиллерийских орудий в XVIII в. заметно повысило значение артиллерии, которая в начале XIX в. заслужила даже название «царицы боя». В наполеоновских войнах от огня артиллерии войска несли до 65% всех потерь. Пехота в это время, вооруженная кремневым гладкоствольным ружьем, больше полагалась на штык, чем на пулю. По мере совершенствования ружья – как по части удобства применения, так и облегчения и увеличения дальности прицельного выстрела — огонь пехоты вскоре стал приобретать все большее значение, а применение нарезного ствола и пуль продолговатой формы (вместо шаровых), резко увеличившее дальность ружейного огня и кучность боя, привело пехоту к зениту могущества.

Для русской военной мысли середины и второй половины XIX в. характерны следующие высказывания: «Появилось мнение, что артиллерия для полевых сражений совершенно не нужна, что действие стрелковой цепи есть не что иное, как улучшенное и усиленное действие картечи, и что по этой причине стрелковые батальоны и роты (речь идет о батальонах и ротах, вооруженных нарезными ружьями) составят непременно новый род войск, который окончательно вытеснит артиллерию с поля сражения. Что же можно ожидать от артиллерии, противопоставленной нарезному оружию? Какими новыми средствами надо одарить ее, чтобы удержала за собою ту прекрасную роль, которую она разыгрывала во все войны Наполеона?» [Публичные лекции генерала Крыжановского, читанные при гвардейской артиллерии, изд. 1858 г.; цит. по книге генерал-лейтенанта Федорова В. Г. Влияние огня пехоты на действие артиллерии. С. 20 — 21.].

«Пехота заняла первенствующее место в ведении боя, и в настоящее время большая часть потерь, от 80 до 90 проц., относится на долю пехотной пули, заставляющей даже артиллерию, эту прежнюю царицу боя, держаться в почтительном расстоянии, изменять устройство орудий и снарядов» [Волоцкий Н. Ружейный огонь в бою. 1880., С. 21.].

Таким образом, лишь полтора века отделяют нас от того времени, когда огонь пехоты «соперничал» с огнем артиллерии и оружие пехоты являлось действительным средством борьбы с артиллерией. Из этого разумеется не следует, что артиллерия утрачивала свое значение: как и во всех войнах, ее роль оставалась весьма важной и на полях сражений во второй половине XIX в.

В условиях огромного роста мощи стрелкового огня в середине XIX в., артиллерийская техника долго топтаться на месте, разумеется, не могла.

Применение в артиллерийских стволах сначала нарезов, а потом (для зарядов) бездымных порохов положило начало новой эпохе в развитии артиллерии. С этого времени мощь огня артиллерии быстро растет и относительное значение огня пехоты постепенно падает.

Наиболее решительные нововведения начались в конце XIX — начале XX столетий. В этот период находит широкое применение унитарный патрон, позволяющий значительно увеличить скорострельность. Налаживается производство орудий из высококачественных сталей. Увеличивается разрушительная сила снаряда.

В урагане огня

В таблице № 1 приведены данные развития полевых артиллерийских орудий русской армии с 1867 по 1902 гг.

В урагане огня

Таблица № 1

Из таблицы следует, что уже к 1902 г. у полевых пушек, по сравнению с орудиями 1867 г., возросли: дальнобойность — в 2,5 раза, скорострельность — в 10 раз, дульная энергия снаряда — в 4,5 раза, минутная мощность огня — в 43 раза.

Как развивалось оружие пехотинца примерно за тот же отрезок времени, можно судить по таблице № 2.

В урагане огня

Таблица № 2

Мы видим, что с 1869 по 1908 г. (год принятия на вооружение винтовочного патрона с остроконечной пулей) прицельная дальность стрельбы из винтовки увеличилась в 2,6 раза, скорострельность — в 1,5 — 2 раза, дульная энергия — в 2,2 раза, минутная мощность огня — в 4 раза.

Следовательно, техническое развитие стрелкового оружия за этот период значительно уступало развитию артиллерийской техники.

Уже в конце XIX — начале XX вв. техническое совершенствование артиллерии отодвинуло в область предания те времена, когда огонь пехоты мог «соперничать» с огнем артиллерии.

Однако созданные техникой предпосылки к резкому увеличению могущества артиллерии еще долго не были полностью реализованы.

Отсутствие высокоразвитой промышленности, относительная дороговизна артиллерии как средства вооружения, отставание военной науки в целом от новых возможностей техники и вооружения, а также известная консервативность тактической мысли привели к тому, что вплоть до Первой мировой войны удельный вес артиллерии во всех армиях изменился незначительно. Значение артиллерии явно недооценивалось. Количество орудий, поступавших на вооружение, росло медленно. Технические возможности новых орудий недоиспользовались. Снарядные трубки и прицельные приспособления в достаточной степени не совершенствовались, и стрельба из новых полевых орудий велась на половинные дистанции.

Не сразу было осознано и относительное падение мощи огня пехоты. Принятие на вооружение в 1885 — 1900 гг. скорострельных магазинных ружей, значительно усиливших мощь пехотного огня, способствовало переоценке возможностей пехоты в новых условиях. В целом, как известно, считалось, что только одна пехота решает исход любого боя. Военный исследователь, начальник Главного артиллерийского управления русской армии во время Первой мировой войны, генерал Маниковский писал по этому поводу: «До японской войны существовало убеждение, что главное дело артиллерии — начать бой с артиллерией противника и тем отвлечь ее огонь от нашей пехоты, остальное — уже дело самой пехоты» [Маниковский А. А. Боевое снабжение русской армии в мировую войну. Т. 1. Госиздат, 1930. С. 198.].

Могущество пехоты и ее огонь продолжали занимать умы военных специалистов прежде всего — основное внимание было сосредоточено на огневом соперничестве пехоты крупнейших государств. Именно к этому времени относится и особый интерес армии к работам техников и изобретателей в области конструирования автоматического оружия. Появляются пулеметы — они должны были играть роль пехотной артиллерии и заполнить разрыв между огнем винтовок и пушек, сблизить огневые возможности пехоты и артиллерии.

Станковые пулеметы были впервые испытаны в боях Русско-японской войны. Всего несколько десятков пулеметов, примененных японцами, доставили много хлопот русской армии. Со своей стороны и русская армия использовала имевшиеся в ее распоряжении пулеметы (в начале кампании — всего 8, а к концу — 56), огонь которых также оказался весьма эффективным: так, наступая на позиции, обороняемые русскими войсками, японская «8-я дивизия в течение 28-го (28 января 1905 г.) произвела против них несколько блестящих атак, но каждый раз была отбита, главным образом, огнем русских пулеметов» [Гамильтон Я. Записная книжка штабного офицера. Изд. Березовского, 1907., С. 318.].

Пулеметы — сначала станковые, а позже и ручные — усиливали огонь пехоты и, вместе с тем, вносили нечто новое в природу этого рода войск: оснащая пехоту коллективным вооружением, они сокращали в ней количество «активных штыков».

Для обслуживания станкового пулемета потребовалось 7 — 8 человек боевого расчета, ручного – 3 — 4. Таким образом, огонь пехоты усиливался за счет уменьшения количества солдат-стрелков, вступавших в рукопашный бой.

Из таблицы № 3 видно, насколько пулемет периода Первой мировой войны способствовал увеличению мощи огня пехоты.

В урагане огня

Таблица № 3.

В таблице приведены далеко не все показатели. На самом деле выигрыш от введения пулеметов был более значительным, если учесть, что с ростом дистанции пулеметный огонь становился выгоднее винтовочного и что часть пулеметного расчета (50 – 75%) могла принимать такое же участие в огневом бою, как стрелки. Авторам уставов и наставлений того времени это позволяло писать, что огонь станкового пулемета заменяет огонь взвода стрелков, а огонь 2 — 3 ручных пулеметов эквивалентен огню одного станкового пулемета.

В урагане огня

Следует отметить, что одновременно с появлением пулеметов предпринимаются и попытки создания более мощного индивидуального оружия — самозарядных и автоматических винтовок. Стрелковая техника начала XX в. не сумела, однако, разрешить этой задачи, да и необходимость в вооружении войск самозарядными и автоматическими винтовками пока еще не осознавалась.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector