В неспокойном 1918-м…

«Поленья уютно потрескивали в больших кирпичных печах. Снаружи доносились протяжные звуки колоколов отдаленных церквей и скрип санных полозьев на заснеженных улицах…», – так описывал свои ощущения от жизни...

«Поленья уютно потрескивали в больших кирпичных печах. Снаружи доносились протяжные звуки колоколов отдаленных церквей и скрип санных полозьев на заснеженных улицах…», – так описывал свои ощущения от жизни в небольшом провинциальном городе Вологде американский историк и дипломат Джордж Кеннан.

А посол Франции Жозеф Нуланс в своих мемуарах вспоминал, что город был покрыт тогда толстым слоем снега, из которого проглядывали деревянные дома живых расцветок с маленькими садиками спереди в деревянных же изгородях; заснеженными куполами возвышались над всем многочисленные церкви.

Любопытно, что все эти воспоминания относятся к одному и тому же временному периоду. И наверное, долгое время о жизни в этой, доселе неизвестной большинству иностранцев провинциальной глубинке вспоминали не только послы из Франции и Америки.

Речь идет о событиях неспокойного 1918 года, когда почти на полгода этот северный город совершенно неожиданно стал временным, но, по всей видимости, гостеприимным пристанищем для дипломатов из 11 государств.

Интерес к этому малоизвестному факту в жизни губернского городка проявляли немало историков и летописцев. Наиболее глубокие исследования этого, неординарного для провинции исторического явления можно найти у известных вологодских историков Александра Быкова и Леонида Панова. Именно они на основе официальных документов той поры, газетной хроники, мемуаров дипломатов попытались наиболее полно и образно представить картину пребывания посольств в Вологде, уделив внимание не только общественно-политическому, но и этнографическому, и краеведческому аспектам жизни здесь дипломатов. А благодаря энтузиазму и энергии Быкова в старинном дворянском особняке первой половины XIX века, деревянном доме с колоннами, в одном из так называемых «посольских домов» на улице Герцена (в прошлом – Екатерининско-Дворянская) был создан «Музей дипломатического корпуса».

В неспокойном 1918-м…

Французское посольство покидает Вологду 25 июля 1918 г.

Так вот, ровно век назад, в марте 1918 года, спасаясь от немецкого наступления, дипломатические службы стран Антанты выехали из Петрограда. Часть дипломатов отправилась в Финляндию, а другая, как оказалось позже, наиболее прозорливая, – в неизвестный для многих дипломатов губернский город Вологду. В результате и те, и другие встретились в Вологде. Кратковременная остановка, вопреки ожиданиям, затянулась почти на полгода. В течение 5 месяцев пребывания в городе дипломаты занимались анализом политической обстановки в постреволюционной России и давали правительствам своих стран практические рекомендации в проведении конкретных политических действий. Вот почему, по любимому выражению дуайена дипломатического корпуса американского посла Дэвида Френсиса, небольшой северный городок стал на время «дипломатической столицей России», местом, где находились посольства и миссии 11 государств мира.

Один из французских дипломатов так оценивал особенности этого периода:

«Сегодня мы рады, что находимся в этом спокойном городе Вологде, где мы принимаем регулярно курьеров из Москвы и Петрограда, куда нам телеграфируют и откуда мы телеграфируем, где мы в состоянии более беспристрастно судить о ситуации, чем если бы мы оказались вынуждены жить в лихорадке развязанных страстей».

Как известно, к началу 1918 года в России создалась непростая дипломатическая ситуация. Страны Антанты не признавали новое Советское правительство России. Их опасения вызывали и сепаратные переговоры большевиков с немцами. В случае заключения мира между этими государствами, Германия могла направить свои силы на западный фронт, в частности, против Франции и Англии. Когда в феврале 1918 года немцы возобновили наступление и приблизились к Петрограду, послы союзных держав, получив от своих правительств полномочия, решили покинуть Россию через Финляндию. Однако утром 21 февраля в Петрограде посол США Дэвид Роулен Френсис заявил приглашенным им главам английского, итальянского, французского и японского посольств: «Я не еду из России. Я еду в Вологду». На вопрос что вы знаете о Вологде, он ответил: «Ничего, кроме того, что это узловая станция Транссибирской и Московско-Архангельской железных дорог и что это на 350 миль дальше от немцев…», и в случае опасности он готов ехать вплоть до Владивостока, где будет защищен американским флотом…

В неспокойном 1918-м…

Французское посольство в Вологде. В центре Нуланс

К тому времени в тех краях уже была провозглашена Советская власть (в декабре 1917 года в Вологде, а в январе 1918 года во всей губернии).

Утром 28 февраля в Вологду прибыл поезд Френсиса. С ним приехали и главы японской, китайской, сиамской и бразильской миссий, а также члены миссии Американского Красного Креста, в том числе глава миссии Красного Креста США в России полковник Роберт Робинс, который только что в очередной раз беседовал с Лениным. Первые дни дипломаты жили в вагонах, обедали в стационарном ресторане или буфете. С продовольственным снабжением становилось все хуже – можно было найти лишь соленья в больших банках, черный хлеб, квас да яйца вкрутую.

Через два дня Френсис как дуайен дипкорпуса устроил прощальный обед в честь отъезжавших глав китайской и японской миссии. Восточные соседи торопились вернуться в свои страны до начала ожидавшейся интервенции в Сибири.

Вскоре городская управа предоставила американскому, бразильскому и сиамскому посольствам, а позже и японскому представительству, помещение, известное до революции как Клуб приказчиков.

И почти сразу, 18 марта, как сообщала вологодская газета «Вольный голос Севера», состоялся званый обед. Это стало поистине уникальным событием для вологжан. Еще бы, ведь на нем присутствовали американский посол, бразильский и сиамский посланники, представители китайского и японского посольств, члены прибывших в Вологду миссий и приглашенные русские гости. С вологодской стороны – председатель городской думы, товарищ председателя, городской голова, товарищ головы, члены городской управы, председатель Совета рабочих и солдатских депутатов, комиссар по управлению. В речах представителей дипкорпуса, как отмечалось в газете, «высказывалось чувство глубокой симпатии к русскому народу и его борьбе за великие идеалы революции».

В неспокойном 1918-м…

О лукавстве гостей следует сказать отдельно. Американцы стремились повлиять на большевиков, чтобы побудить их продолжить войну с Германией, выражая готовность оказать советскому правительству военную, продовольственную и другую помощь. Французская же сторона, к примеру, была на стороне противников большевизма, предлагая оказать подобную помощь организованной оппозиции, чтобы установить отношения с тем правительством, который восстановит Восточный фронт. Считалось, что сам посол Френсис, по некоторым данным, был сторонником свержения большевизма, но от него не исходило никаких рекомендаций о немедленном начале интервенции.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector