Туртукайские поиски Суворова

В начале мая 1773 года в главную квартиру русской армии в Яссах прибыл один любопытный человек. Лет ему было чуть за сорок, ростом невелик, худой, с высоким лбом...

В начале мая 1773 года в главную квартиру русской армии в Яссах прибыл один любопытный человек. Лет ему было чуть за сорок, ростом невелик, худой, с высоким лбом и вечно горящими глазами – на сослуживцев он производил странное впечатление. Звали этого человека Александр Васильевич Суворов.

Сын влиятельного сановника, при звании, правда, самом младшем из генеральских, он уже успел поучаствовать в двух войнах, справиться с парой важных поручений и даже снискать несколько наград, поговаривали, что вполне заслуженных. Он был полон энергии и желания снискать славу в боях с турками. В русской армии началась эпоха Суворова. О первых победах будущего генералиссимуса над турками, заложивших основу его военной школы.

Первая турецкая

1773 год. Русско-турецкая война, начавшаяся ещё в 1768 году, и которая вот-вот должна была завершиться подписанием выгодного для России мира, вспыхнула с новой силой. Весь 1772 год стороны просидели за столом переговоров, но так и не пришли к компромиссу. Османская империя, поддерживаемая Францией, Пруссией и Австрией, отвергла требования Екатерины II о даровании независимости крымскому хану (что тут же сделало бы его вассалом русской императрицы), а значит, снова пришло время заговорить пушкам. Прерванная в 1771 году война с Турцией возобновилась.

В начале войны русская армия под командованием Петра Александровича Румянцева уже одержала ряд громких побед над неприятелем (среди которых особенно выделяются сражения при Ларге и Кагуле), однако теперь нужно было всё начинать сначала. Из столицы пришла директива: в конце зимы перейти к активным действиям и начать наступление, однако командующий рискнул ослушаться приказа императрицы — войска были не готовы к ведению кампании, не хватало припасов и провианта.

Туртукайские поиски Суворова

Карта русско-турецкой войны 1768−74 гг. 

Кроме того, 50 000 солдат, находившихся под командованием фельдмаршала, было недостаточно, чтобы одновременно прикрыть 750 вёрст фронта, растянувшегося по Дунаю и, преодолев реку, завязать сражение с неприятелем. Начало операций было отложено на апрель, а затем и на май. Как раз в это время в штаб Румянцева прибыл Александр Васильевич Суворов, который был полон энергии и желания взяться за дело. Смышлёного генерал-майора прикомандировали к корпусу Салтыкова, составлявшего правый фланг армии, расквартированный в Валахии.

Не имея достаточного количества сил для полномасштабного наступления, Румянцев решил склонить турок к миру хитростью — незаметно переправиться главными силами на одном участке и взять крепость Силистрия, служившую операционной базой для турок, что, по мнению Румянцева, должно было сделать неприятеля более сговорчивым. Но как добиться внезапности, если турецкая армия усиленно наблюдает за Дунаем, несомненно, ожидая переправы русских? Выход один — прибегнуть к демонстрациям и ложным движениям. По задумке командующего перед главной атакой войска должны были совершить несколько «поисков» — локальных молниеносных ударов, целью которых было отвлечь внимание неприятеля от места атаки. Один из крупных поисков было поручено организовать и совершить как раз генерал-майору Суворову.

Туртукайские поиски Суворова

П. А. Румянцев-Задунайский, И. П. Салтыков, А. В. Суворов.

Подготовка операции

Суворов с отрядом квартировал у монастыря Негоешти, расположенного на некотором удалении от Дуная, на реке Аржише. Всего под его командованием было около 2 500 человек, однако ограниченность переправочных средств, необходимость оставить часть сил в охранении и на вёслах оставляли для атаки очень небольшое количество бойцов — не более 700. По слухам, против Суворова за Дунаем в местечке Туртукай был развёрнут четырёхтысячный отряд турок. Дело предстояло непростое, впрочем, трудности Александра Васильевича никогда не пугали, он деятельно готовил атаку, подтаскивая лодки, тренируя солдат, разрабатывая общий план операции. Переправа была назначена на утро 10 мая 1773 года (здесь и далее даты даны по старому стилю).

В день перед атакой случилось неожиданное: турки, полагая, что этот район слабо охраняется, отправили за реку конный отряд, который атаковал сторожевое охранение русских. Сам командир отряда едва не угодил в плен — выручила подошедшая подмога. Подоспевшие казаки и карабинеры энергично «встретили» неприятеля, атака была отбита с большим уроном для турок, которые тем не менее успели заметить активные приготовления русских к переправе. Вся операция оказалась под угрозой, ведь атаковать превосходящие силы неприятеля, который ожидает переправы со дня на день, казалось настоящим безумием. Впрочем, генерал Суворов так не считал.

Приказ об атаке оставался в силе, но переправа теперь должна была состояться ночью того же дня, чего турки никак не могли предполагать. Ночные атаки всегда были одним из самых сложных приёмов военного искусства — контролировать ситуацию на поле боя не всегда удаётся даже в дневное время, когда всё хорошо видно, что уж говорить про темноту. Однако у ночного нападения было одно важное преимущество: ночью легко скрыть свои силы, а точнее их малочисленность. Суворов не колебался, и, как только стемнело, приказал начать операцию.

Переправа и бой

Дунай у Туртукая, где квартировал отряд Суворова, представляет собой удобное для переправы место — река здесь не очень широкая (600−700 метров), но и не бурная, так что сложностей с преодолением реки не ожидалось. Атакующие были разделены на два каре (всего 500 человек), которые в решающий момент должен был поддержать кавалерийский отряд (ок. 200 человек). Для поддержки переправляющихся на «русском» берегу Дуная была поставлена небольшая батарея (всего 4 орудия), которая должна была подавить артиллерию неприятеля в том случае, если она будет мешать делу. Пора было приступать.

Едва лодки отчалили, как турки открыли по ним огонь, который, впрочем, был не слишком действителен — ночь отлично маскировала лодки. Суда вскоре пристали к противоположному берегу, пехота начала строиться колоннами одна за другой для атаки. Турецкие войска не спешили покидать насиженные места: они были расквартированы в трёх укреплённых лагерях к западу и востоку от Туртукая. Окружённые земляным валом и батареями, лагеря представляли собой отличную оборонительную позицию. Сюда-то и бросились колонны русских войск.

За короткое время были заняты три батареи и два малых лагеря: пользуясь неразберихой, войска ударили в штыки, не дав туркам опомниться. Сильный ружейный и артиллерийский огонь не помешал успеху атаки. После этого войска перегруппировались и атаковали большой лагерь и сам Туртукай. Неприятель, ошеломлённый происходящим, не оказал упорного сопротивления и бросился бежать. Подоспевшие с другого берега всадники преследовали бегущих сколько возможно. Ещё до рассвета Суворов отправил графу Салтыкову депешу, где сообщал о полном успехе дела: «Ваше Сиятельство! Мы победили. Слава Богу, слава Вам», — блестящий пример суворовской лаконичности!

Туртукайские поиски Суворова

План первой атаки на Туртукай. 

Поиск продолжался немногим больше трёх часов, но за это время были достигнуты впечатляющие результаты: были захвачены 6 знамён, 16 орудий, около 50 лодок и судов. Туртукай был сожжён, а жители-христиане перевезены на другой берег Дуная. Потери турок оценить сложно (как и их реальную численность), вероятно, около 1 000 человек. Потери русских войск — более 200 человек ранеными и убитыми. Был ранен и сам командующий: во время атаки одной из батарей разорвало турецкую пушку, осколком которой Суворов был ранен в ногу. В тот же день войска переправились обратно, на чём операцию можно было считать законченной.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector