Трагедия русской тяжелой артиллерии

В начале XIX века в русской армии была введена французская система «триединства». По французской доктрине, будущая война должна была быть маневренной и скоротечной, а для победы в такой...

В начале XIX века в русской армии была введена французская система «триединства». По французской доктрине, будущая война должна была быть маневренной и скоротечной, а для победы в такой войне достаточно было иметь в артиллерии один калибр, один тип пушки и один тип снаряда. Конкретно это означало, что армия должна была иметь 76-мм дивизионные пушки, которые могли стрелять только одним снарядом – шрапнелью. Впрочем, справедливости ради заметим, что к концу XIX века во Франции и других странах действительно были созданы эффективные образцы шрапнелей.

И вот на вооружение русской армии принята пушка образца 1900 года, а затем – образца 1902 года. Пушки имели одинаковое устройство ствола и баллистику, разница была в лафете и наличии цапф. Пушки обладали неплохой баллистикой, но так как в боекомплект входила только шрапнель с 22-секундной трубкой, дальность стрельбы ограничивалась 5,1 км. Первая 76-мм граната была принята на вооружение лишь в 1907 году.

Трагедия русской тяжелой артиллерии

Австро-венгерская 420-мм гаубица на огневой позиции. 

К 1909 году иных орудий в русской полевой артиллерии не было, если не считать старых 87-мм и 107-мм пушек образца 1877 года да малого числа 152-мм полевых мортир образца 1883 года. Лишь после Русско-японской войны в России создается тяжелая полевая артиллерия, состоявшая из 107-мм пушек, а также 122-мм и 152-мм гаубиц. То есть это было то, что называют корпусной артиллерией.

В конечном счете в результате проделанной работы к августу 1914 года впервые в истории русская артиллерия была на 100% укомплектована по штату.

КРЕПОСТИ ОКАЗАЛИСЬ НЕ НУЖНЫ

27 февраля 1914 года в газете «Биржевые ведомости» вышла анонимная статья под заголовком «Россия хочет мира, но готова к войне», в которой указывалось: «Всем известно, что на случай войны наш план обыкновенно носил оборонительный характер. За границей, однако, теперь знают, что идея обороны отложена, и русская армия будет активной. Не составляет также секрета, что упраздняется целый ряд крепостей, служивших базой по прежним планам войны, но зато существуют оборонительные линии с весьма серьезным фортификационным значением. Оставшиеся крепости у России есть полная возможность усилить и довести их оборонительные средства до высшего предела. Некоторые крепости сохранены только для обеспечения известных стратегических и тактических пунктов Западного края. Русская полевая артиллерия снабжена прекрасными орудиями, не только не уступающими образцовым французским и немецким орудиям, но во многих отношениях их превосходящими. Осадная артиллерия сорганизована иначе, чем прежде, и имеется при каждой крупной боевой единице. Наша береговая и крепостная артиллерии снабжены орудиями в техническом отношении гораздо более совершенными, чем во многих государствах Западной Европы. Уроки прошлого не прошли даром. В будущих боях русской артиллерии никогда не придется жаловаться на недостаток снарядов. Артиллерия и снабжена большим комплектом, и обеспечена правильно организованным подвозом снарядов».

Лишь позже выяснилось, что автор статьи – генерал от кавалерии и военный министр В.А. Сухомлинов. Причем статья предварительно была показана Николаю II и им одобрена. Кстати, позже в своих мемуарах Сухомлинов напишет: «Никогда Россия не была так хорошо подготовлена, как к войне 1914 года».

Сбылась мечта французских политиков и генералов. Россия стала «паровым катком», способным раздавить Германию. Париж был готов воевать до последнего солдата… русского и германского. Только вперед! «Осенью будем в Берлине!» Зачем России крепости и тяжелая артиллерия? Однако сами французы создали сеть современных крепостей и приняли на вооружение сотни орудий большой и особой мощности.

В итоге в Европе у Франции было 29 крепостей, у Германии – 25, а у России – 12 устаревших. Во Франции одна крепость приходилась на 2900 км границы, в Германии – на 3400 км, а в России – на 4500 км. Даже новые форты Гродно и Выборга постройки 1913-1916 годов были на уровне крепостей XVIII века. Да, там имелись казармы, погреба и другие бетонные сооружения, на которые были потрачены миллионы, но за отсутствием броневых башен и защищенных казематов наши генералы вообще убрали артиллерию из фортов и решили размещать ее где-то далеко в тылу. В итоге единственную огневую мощь русских фортов к 1917 году создавали цепи солдат с трехлинейками за бетонным бруствером. Причем сверху солдаты были открыты действию навесного артиллерийского огня, атакам самолетов и т.д.

Между тем сразу после Русско-японской войны наши инженеры и офицеры предлагали соединить западные крепости системой укрепленных районов. Но все их проекты шли под сукно. В Германии, Австро-Венгрии, Франции и Бельгии в крепостях и укрепленных районах были установлены сотни бронированных башенных установок, а в России имелась одна (!) 150-мм башенная установка. Она была поставлена из Франции для опытов, но не поспела до их окончания. Посему башню установили в крепости Осовец, где она показала отличную живучесть под огнем противника.

В 1915-1918 годы Англия, Франция и Германия имели по несколько сотен железнодорожных установок калибра 152—520 мм. В России первые две 254-мм железнодорожные установки были изготовлены к осени 1917 года. Причем 10-дюймовые пушки для них взяли из числа снятых еще в 1902 году с броненосца «Ростислав». Моряки заменили негодные орудия на новые, а прежние отдали военному ведомству. В итоге использовать эти две железнодорожные установки было нельзя, и в 1918 году большевики поставили на них 203/50-мм корабельные пушки.

Замечу, что тяжелая артиллерия, именуемая тогда осадной, была полностью упразднена еще в 1910 году. Командовавший артиллерией великий князь Сергей Михайлович обещал воссоздать тяжелую артиллерию где-то между 1917 и 1921 годом.

А что было у супостатов?

В Австро-Венгрии в 1898 году принимаются на вооружение 240-мм мортира М.98, 240-мм пушка М.16, 305-мм мортиры М.11 и М.16, 380-мм гаубицы М.16 и наконец 420-мм гаубица L/15. В свою очередь, в Германии в 1912 году принимаются на вооружение 305-мм гаубицы L/17, в 1909 году – 420-мм гаубица L/16, в 1912 году – 420-мм мортира I.R и т.д.

Замечу, что тут идет речь не о стационарных установках, стрелявших с бетонных оснований, на демонтаж которых уходило несколько дней и которые перевозились исключительно по железной дороге, а о разборных системах, оперативно перевозившихся лошадьми или мехтягой.

К 1 августа 1914 года в германской артиллерии имелось 946 осадных орудий, а в австро-венгерской – 338. А в России, как уже было сказано, – ни одного!

Мало того, к 1914 году в Германии была создана и запущена в серийное производство целая система минометов. Германские минометы, подобно классическим орудиям, были снабжены противооткатными системами. Боевой вес 17-см миномета составлял 525 кг, а 25-см – 660 кг. В походном положении минометы весили 819 и 955 кг соответственно и легко перевозились парой лошадей. 17-см миномет стрелял 54-кг снарядом на дальность 768 м, а 25-см миномет – 97-кг снарядом на 563 м.

Тяжелых орудий не было только в России. Самое интересное, что проектов сверхмощных орудий было более чем достаточно. В 1904 году в Порт-Артуре в инициативном порядке наши офицеры спроектировали несколько типов минометов. Десятки их были применены в боевых условиях и показали отличные результаты. Но 1 августа 1914 года в русской армии не было ни одного миномета.

Забавно, что за неимением лучшего Военное министерство в апреле 1915 года заказало 50 шестифунтовых медных мортирок Кегорна на деревянных станках и по 500 штук чугунных сферических гранат к ним. Заказ был выполнен Петроградским заводом Шкилина. Напомню, что барон Кегорн спроектировал свою мортиру в 1674 году!

РЕЗЕРВ ГЛАВКОВЕРХА

После нескольких недель маневренной войны осенью 1914 года война переходит в позиционную как на Западном, так и на Восточном фронте. Русской армии срочно требуется тяжелая артиллерия. И вот с августа 1914-го по январь 1915 года в России формируется 49 батарей тяжелой артиллерии со 184 орудиями. Ну конечно, гораздо меньше, чем у супостата, но все-таки какой успех всего за пять месяцев!

Увы, мобильных тяжелых орудий из 184 было всего два – две 280-мм опытные мортиры, испытывавшиеся к 1914 году в России: одна – системы Шнейдера, другая – Рейнского завода. Далее шли 50 береговых орудий калибра 120-254 мм, стрелявших с бетонных оснований. Для них, правда, на фронте стали делать деревянные основания, но они выдерживали 2-4 выстрела. Перевозились береговые орудия только по железной дороге с широкой колеей. Остальные 116 «тяжелых» орудий представляли собой осадные и крепостные пушки образца 1877 года либо полевые орудия.

В 1915 году сформировано 220 батарей тяжелой артиллерии с 946 (!) орудиями. Из них современных (то есть с откатом по оси ствола) и способных к перевозке по шоссейным дорогам имелось только 12 пушек образца 1910 года системы Шнейдера.

В начале 1917 года под зашифрованным названием 48-го армейского корпуса был сформирован артиллерийский резерв главковерха (тяжелая артиллерия особого назначения – ТАОН) в составе шести тяжелых артиллерийских бригад под № 200,201,202, 203, 204 и 205. В эти бригады были влиты не только заново сформированные тяжелые батареи, но и батареи с фронтов, вооруженные наиболее мощными орудиями.

ТАОН был подразделен на три части: сильнейший кулак для нанесения главного удара, намеченного на Юго-Западном фронте, состоял из четырех бригад ТАОН – 200-й, 202-й, 204-й и 205-й, всего 222 орудия; на Западный фронт была назначена одна 201-я бригада с 62 орудиями; на Северный фронт – также одна 203-я бригада с 54 орудиями.

К сентябрю 1917 года численность тяжелой артиллерии возросла до 1422 орудий 25 различных систем калибром от 107 до 305 мм. Из них к мобильным артсистемам большой и особой мощности можно отнести лишь 36 203-мм гаубиц Виккерса, четыре 234-мм гаубицы Виккерса, 16 280-мм гаубиц Шнейдера и восемь 305-мм английских гаубиц. Итого 64 орудия. Все они были изготовлены за рубежом в 1914-1917 годы и доставлены в Россию. Ну а все остальные орудия были того же типа, что и зачисленные в тяжелую артиллерию в 1914-1915 годы.

Наряду с новыми артсистемами царское правительство скупало за большие деньги за границей заведомую рухлядь типа 155-мм и 120-мм французских пушек образца 1878 года, 20-см, 24-см и 28-см японские гаубицы, 15-см и 24-см японские пушки. Причем японские орудия были столь стары и находились в таком ужасном состоянии, что все их отправили в крепости. Впрочем, и там от них проку было мало. Исключение составляли несколько 20-см японских гаубиц, которые безуспешно пытались использовать на фронте.

Зато Россия только Англии и Японии за военные поставки уплатила 505,3 т золота, то есть около 646 млн золотых рублей. Всего же было вывезено золота на 1051 млн золотых рублей. После Февральской революции свою лепту в вывоз золота за рубеж внесло и Временное правительство: буквально накануне Октябрьской революции оно отправило партию золота в Швецию для закупки оружия на сумму 4,85 млн золотых рублей, то есть около 3,8 т металла.

Трагедия русской тяжелой артиллерии

Самое мощное орудие образца 1877 года – 152-мм пушка в 190 пудов. 

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector