Тактика русского парусного флота

источник: warspot.ru Пётр I, отец русского флота, оказался одновременно и создателем первых документов, регламентирующих его действия в бою. Как ни странно, это благое дело императора принесло флоту как пользу,...

источник: warspot.ru

Пётр I, отец русского флота, оказался одновременно и создателем первых документов, регламентирующих его действия в бою. Как ни странно, это благое дело императора принесло флоту как пользу, так и проблемы, которые пришлось преодолевать несколько десятилетий.

Устав Петра

При разговоре о тактике русского парусного флота не обойтись без сравнений. На роль образца для сравнения как нельзя лучше подходит тактика британского флота — сильнейшего военного флота XVIII–XIX веков. При этом не стоит забывать, что перед нашим флотом, в отличие от британского, стояли несколько другие задачи. Русский парусный флот не использовался для достижения глобального господства на море. Его функции фактически определялись основными противниками России на протяжении всего XVIII и части XIX века — шведами и турками.

Сначала — об уставах. Действия моряков и высшего состава британского флота регламентировали три основных документа. Это «Дисциплинарные артикулы» (Articles of war), «Инструкции по походу и бою» (Fighting Instructions или Admiralty Instructions) и «Сигнальная книга» (Signal Book). «Дисциплинарные артикулы» определяли степень подчинения и устанавливали вертикаль власти, «Инструкции по походу и бою» служили для адмиралов и кэптенов справочником по ведению боя и содержали тактические схемы возможных действий. «Сигнальная книга» помогала воплотить в жизнь тактические схемы с помощью сигналов адмиралов кэптенам, дабы, перефразируя Наполеона, «каждый моряк знал свой манёвр».

В русском флоте было существенное отличие: у нас был Морской устав, который, по сути, объединял в себе «Дисциплинарные артикулы» и «Инструкции по походу и бою». К Морскому уставу была директивно приписана Сигнальная книга — свод сигналов по флоту.

Тактика русского парусного флота

Отец русского флота – император Пётр I

Естественно, что первые в русской истории Морской устав и Сигнальная книга в 1720 году были написаны Петром I. Основные тактические указания первого российского императора были довольно просты и сводились к следующему:

  • При появлении противника наши корабли должны были «стать в своих местах добрым порядком согласно данному им ордеру» и держать линию так, чтобы неприятель не мог через неё прорваться.
  • Огонь по противнику надо было начинать с расстояния «действительного выстрела» (то есть на то время — примерно с 400 метров).
  • Флагман должен был по возможности выиграть ветер у неприятеля, но при этом нужно было держать линию.
  • Выход из линии прямо запрещался, причём под страхом смертной казни.
  • Не допускалась стрельба по противнику через свои корабли.
  • Ломать линию и начинать преследование неприятеля можно было только по разрешению флагмана или если линия противника полностью разбита.

В принципе, эти положения практически полностью повторяли статьи британских «Инструкций по походу и бою» образца 1704 года (статьи 17, 19 и 21) и фиксировали для российского флота полное принятие положений линейной тактики, причём положений, закреплённых «формалистами». Вся инициатива в манёвре отдавалась противнику, а русский флот фактически пытался выиграть ветер и вёл бой от обороны.

Когда Устава не было

Впрочем, до 1720 года никакого Морского устава у России не было. А войну на море со шведами она тем не менее вела. С 1711 по 1720 год произошло в общей сложности три крупных морских сражения с участием российского флота: Гангут, Гренгам и Эзель. Русский флот руководствовался в это время царскими или адмиралтейскими предписаниями и действовал довольно смело.

Так, например, Пётр по согласованию с Данцигом расположил там небольшую каперскую эскадру — 24-пушечный пинк «Принц Александр», 18-пушечную яхту «Наталия» и зафрахтованную 12-пушечную шняву «Эва-Элеонора». Командовал соединением Яков Вильбоа, который получил задачу не допустить торговли хлебом между Польшей и Швецией. Расположив «Принца Александра» и «Эву-Элеонору» на выходе из порта, русские разрешили выходить из Данцига только тем судам, которые имели сертификат на свой груз или приносили присягу, что товар не попадёт к шведам.

В сентябре 1719 года к порту подошла шведская эскадра коммодора Штаубе в составе трёх фрегатов. 27 сентября эта эскадра усилилась 22-пушечным фрегатом «Кискин». Бюргеры Данцига, испуганные перспективой боя в городе, убеждали Вильбоа уйти, но тот в ответ заявил, что при необходимости примет бой или нагрузит свои корабли камнями и затопит их на фарватере, сделав выход из города несудоходным.

Стокгольм прислал коммодору Штаубе в подкрепление три бригантины и приказал любой ценой уничтожить русских каперов. 30 ноября Штаубе попытался войти на рейд Данцига, но потом неожиданно повернул назад и отказался от активных действий. В результате Вильбоа зимовал в Данциге.

В Эзельском бою 24 мая (4 июня) 1719 года эскадра капитана 1-го ранга Наума Сенявина провела образцово-показательный бой с отрядом коммодора Врангеля. В нём было всё: и погоня в линии баталии за противником, и сближение на близкую дистанцию, и прорезание линии, и постановка в «два огня», и даже предоставление права на инициативу капитанам кораблей. Два русских корабля даже предприняли попытки абордажа шведов.

Тактика русского парусного флота

Эзельское сражение

В маневрах у Данцига и в Эзельском бою Вильбоа и Сенявин показали полный спектр тактических приёмов, которые вполне могли быть в дальнейшем использованы нашим флотом. Но в 1720 году был принят сугубо оборонительный в части ведения боя Морской устав. При этом следует заметить, что для 1720 года этот выбор выглядит вполне логичным и правильным. Русский флот был ещё молодым, опыта ни у команд кораблей, ни у капитанов не было.

Сам Пётр позже призывал «не держаться правил, яко стены». Но слова эти в Устав, разумеется, не попали, и главный регламент военного флота после смерти монарха остался зацементирован его славой и его репутацией. По сути, Устав 1720 года вопреки воле своего создателя стал своего рода флотской библией, аксиомой, которая не подлежала никакому пересмотру и переосмыслению.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector