Союзники. Целый флот и один самолет

На британское счастье, они разминулись с «Шарнхорстом», который тем временем немного оклемался после минного подрыва, дал ход около 27 узлов и отправился вслед за своей эскадрой. Организовать торпедную...

На британское счастье, они разминулись с «Шарнхорстом», который тем временем немного оклемался после минного подрыва, дал ход около 27 узлов и отправился вслед за своей эскадрой. Организовать торпедную атаку против германского линейного крейсера они, занятые спасработами, вряд ли смогли бы. А с побитым «коллегой» на буксире от признанного артиллерийского снайпера, не раз бравшего призы на довоенных учениях и уже доказавшего квалификацию в бою, нипочем не увернешься…

Союзники. Целый флот и один самолет

Главный калибр германского линейного крейсера

В 19 часов 55 минут, уже в голландских водах, магнитную мину, аналогичную той, что несколькими часами ранее задержала «Шарнхорста», подцепил и «Гнейзенау». Разрыв произошел на уровне кормового подбашенного отделения.

Внешняя обшивка корпуса не пострадала, но в том-то и «прелесть» бесконтактных мин, что они, в основном, наносят контузионные повреждения мощным гидродинамическим ударом — с большим количеством скрытых дефектов и обильными вторичными последствиями. В данном случае это была деформация правого гребного вала, вызвавшая разобщение турбины от винта по редуктору и фильтрацию воды в дейдвудные отсеки.

Со средней турбиной тоже произошло что-то похожее, по крайней мере, ввести в действие ее раньше, чем через полчаса, нечего было и мечтать. К тому же от сотрясения вышло из строя почти все навигационное оборудование, и чтобы по пути в Гельголандскую бухту не угодить в какую-нибудь неприятную ситуацию, «Гнейзенау» был вынужден поставить форзейлем (впередсмотрящим) один из эсминцев и пользоваться услугами поводыря.

«Шарнхорст», замыкавший теперь сильно растянувшийся строй, в половине десятого подорвался на мине вторично. В результате этого линейный крейсер принял около 300 тонн забортной воды через многочисленные мелкие разрывы внешней обшивки, а левая и средняя турбины вышли из строя из-за очередного заклинивания редукторов. Проведя около часа в неуправляемом дрейфе, флагман с трудом привел себя в более-менее сносное состояние и даже смог около 8 утра самостоятельно войти в базу, двигаясь только под одной турбиной.

К тому времени «Гнейзенау», «Ойген», прошедший весь путь, словно заговоренный, без единой царапины, и все эсминцы уже находились в Вильгельмсхафене.

Союзники. Целый флот и один самолет

Британские «свордфиши» с торпедами

А в утренних газетах Британии поднялся шум по поводу «очередного бездарного поражения королевского флота и авиации в этой войне»… В Палате общин Великобритании состоялось разбирательство по поводу беспрепятственного перехода немецких кораблей. Явно расстроенный, но сохраняющий достоинство, Уинстон Черчилль заявил:

«Хотя это может оказаться несколько неожиданным для парламента и народа, я должен заявить, что, по мнению Адмиралтейства, с которым я поддерживаю самую тесную связь, уход немецкой эскадры из Бреста привел к решительному изменению военной ситуации в нашу пользу».

Союзники. Целый флот и один самолет

Уинстон Черчилль упустил немцев, но оптимизма не потерял…

Несмотря на столь безапелляционное заявление, депутаты Палаты общин в возмущении вскочили со своих кресел и подняли крик, засвистали… В Черчилля даже швырнули ботинок. В самом деле — какая уж тут «наша польза», если уцелевший германский крейсер со дня на день или выступит против Северных конвоев, или проникнет в Балтику, чтобы насолить русским союзникам. Правда, двое других — и самых опасных — немцев на какое-то время успокоились в ремонте после минных подрывов. Но ведь они выйдут из доков через месяц, и что начнется? В Бресте неприятельские рейдеры были хоть под каким-то контролем…

Журнал «Нью Стейтсмен» потребовал объяснить, как это стало возможным, чтобы британские военные летчики сбросили на 3 германских корабля более 4000 тонн бомб, но при этом те «сумели полным ходом уйти из Бреста».

Консервативная лондонская «Таймс» выразила удивление и разочарование всей Британии, написав: «Вице-адмирал Цилиакс преуспел там, где потерпел неудачу предводитель «Непобедимой Армады» герцог Медина-Сидония… Ничто более оскорбительное для гордости морской державы не происходило в наших отечественных водах с XVII века!»

Союзники. Целый флот и один самолет

Так выглядит воздушный бой над эскадрой в открытом море.

Прошла пара недель. «Шарнхорст» действительно очень быстро вышел из ремонта и ожидал напарника, чтобы перейти в Норвегию и оперировать против Северных конвоев. «Гнейзенау» еще пребывал в доке, заканчивая ремонт… На 27 февраля были назначены его доковые испытания.

Но накануне ночью на германскую военно-морскую базу в Киле обрушилась волна английских бомбардировщиков. Одна 450-килограммовая бронебойная бомба угодила в бак неподвижного «Гнейзенау», еще заключенного в доковом бассейне. Удар пришелся между 1 и 2 орудиями первой башни главного калибра. От этого взрыва сдетонировал уже погруженный перед выходом из ремонта собственный боезапас корабля. Крыша артиллерийской башни была сорвана, барбет снесен с катков, огромная температура от пожара нефти в носовых бункерах и 230 пороховых зарядов в погребе боезапаса вызвала тотальную термическую деструкцию — проще говоря, даже броня оплавилась… Погибли 122 моряка в экипаже.

Инженерная комиссия порта, обследовав линейный крейсер после налёта, положила на восстановление после такого ранения не менее 2 лет. Был даже разработан ремонтный проект, в случае реализации которого «Гнейзенау» получил бы усиленное артиллерийское вооружение. Но этим планам не суждено было сбыться: к 1944 году так и не восстановленный линейный крейсер, переведенный в ремонтную акваторию в Гдыне, открыл кингстоны при взятии города Красной армией.

Союзники. Целый флот и один самолет

«Гнейзенау» с деформированной при бомбежке носовой частью и снятым для ремонта вооружением.

«Шарнхорст» погиб еще раньше, в декабре 1943 года, на севере, в бою с британской эскадрой.

Узнав о тяжелом повреждении «Гнейзенау», Черчилль не преминул заметить Первому лорду Адмиралтейства Дадли Паунду:

— То, чего не могли сделать вы с армадой мощнейших линкоров, сделал один молодой парень с одним не очень новым самолетом… Будущее в войне — за авиацией!

Союзники. Целый флот и один самолет

Английские морские летчики. Второй слева — Юджин Эсмонд

источник: polkrf.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector