Союзники. Целый флот и один самолет

Однако, в 10 часов утра, когда к немецкой эскадре присоединились миноносцы из оккупированных Гавра и Дюнкерка, а число истребителей прикрытия значительно увеличилось, одна из британских РЛС перешла на...

Однако, в 10 часов утра, когда к немецкой эскадре присоединились миноносцы из оккупированных Гавра и Дюнкерка, а число истребителей прикрытия значительно увеличилось, одна из британских РЛС перешла на такую высокую частоту, что немцы не смогли создать ей помеху.

Снова предоставим слово Клиффорду:

— «Сэр! На экране массовая низколетящая цель! Здесь настоящий рой самолетов!

— Вы уверены, лейтенант? — майор потеребил усы и распорядился все-таки доложить наверх об обнаружении странного движения над морем на траверзе устья французской реки Сены».

Это сообщение, откровенно говоря, ввергло в недоумение лордов британского Адмиралтейства. Пусть в то, что немцы готовятся к броску на южные трансатлантические коммуникации они и не особо поверили. У англичан была версия, что немцы, если и захотят куда-то уйти из Бреста, то скорее отправятся на север — там как раз имеется интенсивное транспортное движение. Стылые дали северной Атлантики были единственной связью Англии и Америки с союзным СССР, в ледяном море разворачивалась эпопея Северных конвоев…

Даже если целью прорыва из Бреста поставить не акватории оккупированной Норвегии, а родные немецкие базы, то немцам логичнее обойти Британию окольными путями — через северные фарватеры, мимо Фарерских островов. Там банально больше пространства, на котором можно затеряться — вспомним, как искали там «Бисмарка» в сорок первом… Кстати, «Принц Ойген» именно так и попал в Брест — из норвежских вод в обход Британии. Он ведь был с «Бисмарком» в том злосчастном походе — и выжил…

Поэтому тяжелые корабли Хоум-Флита готовились к развертыванию в зоне между родными берегами и Норвегией. А оттуда до Ла-Манша — это, считайте, все Северное море преодолеть надо…

В любом случае, информация о том, что немцы решились прорываться самым коротким и рискованным путем, достигла британского Адмиралтейства только в 11-30.

Союзники. Целый флот и один самолет

Панорама города Бреста. В доке проходит чистку германский крейсер «Принц Ойген»

Около 11 часов, на траверзе устья Соммы над эскадрой пролетела пара английских истребителей «Спитфайр». «Мессершмиты» бросились в погоню, но сбить разведчиков не смогли. Правда, подробный доклад об увиденном английские летчики смогли сделать только после посадки: они честно соблюли режим радиомолчания, предписанный им старшим по званию… Право, иногда нужно иметь наглость нарушать подобные приказы.

Не спешите упрекать британских пилотов в чрезмерной осторожности перед собственным начальством. Это были смелые ребята. У командира звена Виктора Бимиша на счету было 14 сбитых немцев, у комэска Финли Бойда — столько же. Поневоле приходит на ум фраза из бессмертного фильма «В бой идут одни старики»: «Тут пока одного завалишь»…

Союзники. Целый флот и один самолет

«Шарнхорст»

Меж тем, немецкая эскадра двадцативосьмиузловым ходом шла на восток. И только мелкая дрожь турбин под теплыми узкими палубами выдавала напряжение. Стремительный, нервный бег в ожидании атаки… И она последовала — в 12-20 на пересечку курса Цилиакса из-под наползавшей со стороны британского берега дымки выкатилась стая торпедных катеров.

Немцы, предполагавшие, что обязательно встретят в самом узком месте пролива нечто подобное, держали расчеты легкой артиллерии в готовности у орудий и попросту сорвали катерам выход в атаку плотным заградительным огнем. Попусту разбросав торпеды, катера скрылись.

Союзники. Целый флот и один самолет

Английский торпедный катер типа D МТБ 673 Фэрмайл

В 12-30 над прорывающимися кораблями сменилась авиагруппа прикрытия: те, с кем начинался поход, израсходовали горючее и ушли на французский берег заправляться. Вместо них в воздух поднялись пилоты истребительного полка № 26 — прославленные асы майора Герхарда Шёпфеля, одерживавшего свои первые победы еще в небе Испании. Опытный и опасный враг…

Однако через 15 минут, в 10 милях от меридиана Кале, соединение Цилиакса было атаковано самолетами-торпедоносцами 825-й эскадрильи авиации британского флота — в сопровождении 10 истребителей. Торпедоносцами были тихоходные бипланы — «Свордфиши», шесть самолетов — шесть торпед… Германские истребители набрали высоту и навалились на англичан сверху, но были связаны истребителями типа «Спитфайр», которым удалось сбить троих немецких асов. Тем временем бипланы прорвались к кораблям с левого борта.

Их встретил залп 80 зенитных орудий собственной ПВО эскадры. Истошный вой моторов стоял над проливом, слышимый даже в Кале и Дюнкерке. Пышные дымы зенитных разрывов вспухали под низкими облаками… Последний биплан отбросил торпеду, чтобы избавиться от веса боезапаса, и, отчаянно дымя, потащился на малой высоте куда-то в сторону белесых дуврских скал. Но не дотянул: черный тощий силуэт «мессера» скользнул над волнами, полоснула по моторной гондоле тугая пулеметная очередь, и «Свордфиш» шумно обрушился в воду, вздымая высокий султан белых брызг.

Через несколько мгновений только быстро рассеивающийся шлейф черного дыма отмечал подводную могилу британского пилота. Все 6 самолетов были сбиты. Погиб и командир эскадрильи Юджин Эсмонд. Все шесть торпед прошли мимо, эскадрилья погибла напрасно. Но авиаприкрытие тоже понесло потери, и Геринг не простил этого Цилиаксу, не раз упрекнув впоследствии флот в «неумелой организации противодействия вражеским самолетам»…

Союзники. Целый флот и один самолет

Цилиакс

В 13-30 немцы миновали мыс Гри-Не. И внезапно у борта «Шарнхорста» в воду обрушился тяжелый снаряд, вздыбив в небеса фонтан ледяной воды выше топа мачты… «Проснулась» британская береговая батарея.

Немцы уклонились от обстрела коротким коордонатом — зигзагообразным маневром, меняющим расстояние до врага, но в финале приводящем эскадру на прежний курс. Правофланговый эсминец охранения густо зачадил дымогенератором, выставляя дымзавесу. 33 снаряда калибром 234-мм англичане потратили зря.

В 14 часов 31 минуту бесконтактная магнитная мина, покоившаяся на дне на глубине 24 метров, среагировала на приближение крупного корабля. «Шарнхорст» впопыхах не заметил выставленной тральщиками вешки и подорвался.

Взрыв повредил гидродинамическим ударом электрические цепи в щитовой -рядом с отсеком динамомашин. От жестокой «волновой контузии», прокатившейся по корпусу вдоль всех стрингеров, сработало аварийное разобщение редукторов турбин, и «Шарнхорст» на несколько минут потерял скорость. Реакции немецких рулевых хватило, чтобы избежать столкновения кораблей отряда в строю. И прежде, чем «Гнейзенау» успел набрать на флагах запрос о повреждениях напарника, на мачту «Шарнхорста» взлетел приказ:

— Эскадре следовать далее!

Оставив для содействия «Шарнхорсту» четыре миноносца, «Гнейзенау» возглавил колонну. И кильватерный строй пошел дальше. Сквозь гул авианалетов, волна за волной накатывающих с английского берега. Прикрытие работало: из 242 самолетов, предпринявших попытку пресечь немецкий прорыв, только 39 смогли выйти в атаку. Безрезультатно: — ни одна торпеда, ни одна бомба не были сброшены прицельно, в германской эскадре только два эсминца получили осколочные повреждения от близкого разрыва.

Британские эсминцы появились в 16 часов 17 минут. Они выскочили из тумана, выйдя в атаку с дистанции полутора миль — и сразу же угодили под ураганный огонь всех калибров эскадры. Несколько минут спустя лидер флотилии — «Кэмпбелл» — жестоко поврежденный и почти небоеспособный, вынужден был отвести своих товарищей с линии огня. Причем, на поле боя без хода остался эсминец «Вустер», по которому последовательно «отработались» всеми калибрами «Ойген» и «Гнейзенау». С разбитой турбиной, понеся потери в экипаже — 17 убитыми, 45 ранеными — «Вустер» был бы обречен, будь у немцев еще хоть пара минут времени на него.

Но главной целью операции был все-таки прорыв, а не расправа с британскими легкими силами — и немцы просто пошли дальше, предоставив несчастного собственной участи.

Как только немцы вышли за пределы дальности собственной артиллерии главного калибра, к месту недавнего сражения вернулись 4 британских эсминца и вытащили «Вустера» буквально с того света: взяли на «короткую сцепку», собственными бортами поддерживая на плаву, и с горем пополам, довели до ремонтной базы в Гарвиче. Двое тащат — двое охраняют…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector