Шесть ответов ревизионистам

Вопросы пятый и шестой: об истории войны Их стоит объединить, эти вопросы, поскольку они спрашивают об одном и том же: почему у нас нет научной, толковой и ясно...

Вопросы пятый и шестой: об истории войны

Их стоит объединить, эти вопросы, поскольку они спрашивают об одном и том же: почему у нас нет научной, толковой и ясно изложенной истории войны, в которой мы победили?

Да, действительно, положение с историей войны и с архивами у нас плохое. Военная документация, до сих пор хранящаяся в Центральном архиве Министерства обороны РФ, хотя уже давно истек 30-летий срок засекречивания, практически недоступна исследователям.

Из этого ревизионисты делают вывод, с которым многие соглашаются: мол, если архивы засекречены, то там содержатся какие-то страшные тайны, которые народу открывать никак нельзя. Об этом особенно много, охотно и многословно писал Виктор Суворов. Хорошо, а какие это могут быть страшные тайны?

Я вот себе не могу ничего такого представить. Самая обычная военная документация: приказы, донесения, оперативные карты, списки потерь, списки награжденных, справки. Ну да, там много документов о том, как отдавали города и поселки врагу, отступали. Так это не новость, даже из официальной версии истории известно, куда дошли немцы, стало быть, все города и населенные пункты западнее этой черты когда-то и как-то были отданы врагу. Драпали? И это тоже бывало и известно из мемуаров и художественной литературы. Даже в романе «Волоколамское шоссе» А. Бека, написанном со слов участника событий Бауржана Момыш-Улы, рассказывается о нескольких случаях «драпака» в его батальоне, случившихся всего за пару недель боев. Были расстрелы, были заградотряды, были командиры умные и не очень, были герои и трусы. Все это не новость, и, вообще-то, все это присутствует на любой войне. Так что какой-то страшной тайны, из-за которой надо архивы держать закрытыми, скорее всего, не существует. А если и найдут чего, так переживем: на большой войне случалось всякое, да и конец войны был в нашу пользу.

Пока архивы войны еще не распахнули все дела, исследователи пользуются другими источниками: мемуарами и трудами участников событий, открытыми публикациями и газетами, данными поисковых работ, ну, и систематизацией всего этого. Для того, чтобы иметь ясное представление о том, как шла война, этого более чем достаточно. Некоторые фрагменты истории войны, вроде обороны Аджимушкайских каменоломен летом 1942 года, составлены почти исключительно по воспоминаниям участников, ибо документы или погибли, или пропали. Могут быть какие-то недостаточно ясные места, пропавшие роты и батальоны, для выяснения чего и, в самом деле, потребовались бы документы. Но они не мешают воспринимать картину во всей ее полноте. Поскольку ревизионисты, и особенно Виктор Суворов, всколыхнули интерес к войне, то каждый год в эту картину добавляются какие-нибудь находки, детали, биографии. Итак, хотя войну явно пытались от нас скрыть, это не удалось.

Так почему же историю войны старались скрыть и заменить ее всякими слезоточивыми стишками и высокопарными речами? Я решусь высказать такую версию: чтобы народ советский не умел и не хотел воевать.

Военная история — это, в том числе, и наука воевать. Она и учит, и воодушевляет. Если в стране, победившей в мировой войне, военная история заменяется подделкой и выспренними декларациями, архивы и детальные работы засекречиваются, это означает, что руководство этой страны не хочет войны. Не хочет любой ценой. Как мы знаем, Л.И. Брежнев был как раз из числа любителей мира во всем мире и даже заявлял, что не допустит новой войны. Его преемники и вовсе затеяли самое большое в истории России разоружение. Если и народ войны не знает, боится ее, то он будет поддерживать все «миролюбивые» инициативы, даже когда они превращаются в форменное предательство и сдачу.

Подойдет такой ответ?

автор:Дмитрий Верхотуров

источник: www.stoletie.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock
detector