Повседневная жизнь семьи последнего императора под арестом в Царском селе

Царское Село – это небольшой городок недалеко от Петрограда. С XVIII века это место стало загородной резиденцией царской семьи и сохраняло этот статус вплоть до революции. Александровский дворец...

Царское Село – это небольшой городок недалеко от Петрограда. С XVIII века это место стало загородной резиденцией царской семьи и сохраняло этот статус вплоть до революции. Александровский дворец располагался особняком от остальных строений, к северо-востоку от главного Екатерининского дворца, и именно там пребывала в заключении семья Николая II в период с 8 марта по 31 июля 1917 года.

Революция, отречение царя, его арест и заключение под стражу его августейшей супруги и детей – эти события семья застала, находясь в разлуке с императором, не имея возможности морально поддержать его в это жестокое время. Когда 22 февраля 1917 года Государь уезжал из Петрограда, никаких подозрений о том, что его возвращение будет сопряжено с такими трагическими событиями, не возникло. 9 марта семья вновь воссоединилась, однако это была уже не семья самодержца огромной Российской Империи, перед которым все благоговели, а семья арестантов. Их жизнь, ограничиваясь теперь Александровским дворцом и прилегающей к нему территорией, постепенно входила в мирное русло и приобретала черты жизни обыкновенной семьи.

Запертые в Царском Селе, члены семьи последнего императора и их приближённые практически не терпели притеснений в быту. Это был маленький уголок мира среди бушующей бури революции. Однако тяжелое впечатление от известных событий усугубилось болезнью царских детей. Они заболели еще в середине февраля, и температура часто поднималась до 40 градусов и держалась так несколько дней. 23 февраля стало ясно, что Ольга Николаевна и Алексей Николаевич больны корью. Потом заболела Татьяна Николаевна (24 февраля), Мария Николаевна (25 февраля), Анастасия Николаевна (28 февраля). К моменту ареста, то есть к 8 марта, все дети были прикованы к постели. Александра Федоровна каждый день старательно записывала в дневник температуру тела каждого ребенка в разное время суток. Например, под 16 марта 1917 г. государыня фиксировала температуру Ольги (36.5 утром, 40.2 днем и 36.8 вечером), Татьяны (37.2; 40.2; 37.2 соответственно), Марии (40; 40.2; 40.2) и Анастасии (40.5; 39.6; 39.8) и Алексея (36.1 утром). Кроме того, в этот день Александра Федоровна записала, что у Анастасии начались осложнения, которые привели к плевриту и воспалению легких.

Императрица вела эти записи изо дня в день, внимательно следя за течением болезни. Обвинения в том, что императрица была плохой матерью, которая возложила все заботы на многочисленных нянек, а сама занималась исключительно политическими делами, разбиваются о факт очевидной заботы, которая явствует из этого дневника.

Состояние болезни детей длилось в течение долгого времени. Только к маю все дети выздоровели, и жизнь семьи перешла в относительно спокойное русло.

Существование взаперти с неопределенным будущим и весьма туманными перспективами вновь обрести свободу не вселяли отчаяние в души обоих супругов. Они считали, что дети не должны лишаться образования из-за переживаемых событий, и поэтому преподавание разных предметов взяли в свои руки. 17 апреля 1917 г. Е.А. Нарышкина – фрейлина царицы, оставшаяся с ней под арестом – писала в своем дневнике: «Сегодня Цесаревич мне рассказал: ‟Папа устроил нам экзамен. Остался очень недоволен и сказал: “Чему же ты научился?” Юные девицы предложили свои услуги в качестве учительниц, а венценосные родители последовали их примеру. Император взял на себя задачу преподавать историю и географию, императрица – Закон Божий и немецкий язык, Иза – английский, Настенька – историю искусств и музыку»[1]. Позже английский язык стала преподавать тоже Александра Федоровна. Она фиксировала все проведенные занятия в дневнике, а позже стала составлять краткий конспект урока. Например, 3 мая она изучала вместе с Марией жизнеописания свт. Григория Богослова и свт. Иоанна Златоуста, ересь духоборцев и историю 2-го Вселенского Собора; с Анастасией разбирали значение притчи о смоковнице, притчи о заблудшей овце и притчи о драхме.

Повседневная жизнь семьи последнего императора под арестом в Царском селе

Дочери Николая II и его сын Алексей в Царском селе перед арестом. 1917 год. 

Такой конспект составлялся только для занятий по Закону Божиему, изредка Александра Федоровна писала названия иностранных текстов по предмету немецкого или английского языка.

Преподавали в первую очередь наследнику, а затем – великим княжнам Татьяне, Марии и Анастасии. Император преподавал историю и географию только Алексею. Существовало расписание занятий, из которого, конечно, были исключения. Занятия чаще всего велись днем между 10.00 и 13.00. Воскресенье был всегда выходным днём. Выходными были также праздники в честь дня рождения кого-либо из семьи, церковные праздники.

Преподаваемые предметы были близки к гуманитарному циклу. Обязательным для всех был Закон Божий, поскольку вера была основой всех нравственных ценностей семьи. Предмет Закона Божьего включал в себя изучение Библии, истории христианства и других религий (в частности, ислама). Кроме того, преподавались английские и немецкие языки. Видимо, английский язык старшие дети уже знали достаточно хорошо и не нуждались в дальнейшем изучении, он преподавался только младшему – Алексею. Мария и Татьяна изучали немецкий язык, а у Анастасии был специальный предмет по географии Великобритании, который преподавала Александра Федоровна. Географию в целом и историю (которую великие княжны, должно быть, тоже уже прошли раньше) преподавал Алексею Государь.

Одним из ежедневных занятий было чтение. Государь читал как для себя, так и вслух всей семье. Это было старой традицией, сохранившейся с дореволюционного времени. Вечером в семье начиналось время семейного чтения. Читал обыкновенно сам Государь в так называемой «Красной комнате». В ходу были разные приключенческие романы, такие, как сочинения Конан Дойля, Гастона Леру, Дюма, Леблана, Стокера. Читали и русскую классику: Чехова, Гоголя, Данилевского, Тургенева, Лескова, С. Соловьева. В основном иностранные книги читались на английском и французском языках, так что чтение вслух было своего рода продолжением изучения языка.

Что же еще входило в распорядок дня Царской семьи и её окружения, помимо учебных занятий и чтения? Надо сказать, что он, как ни странно, не претерпел каких-либо кардинальных изменений. Исключались только часы «государевой работы», которые составляли обыкновенно 8–9 часов ежедневно, включая субботу и воскресенье. Теперь же это время заполнялось работой в огороде, занятиями с детьми и чтением. Еще до революции в распорядок дня царя были включены различные прогулки, во время которых Государь старался как можно больше загрузить себя физическим трудом. Совершая пешие прогулки, Государь шел очень быстро и проходил большие расстояния. Многие министры, отважившиеся на прогулку вместе с царем, едва выдерживали её. Кроме того, в число физических нагрузок входило катание на байдарках и велосипедах летом и на лыжах зимой. Зимой также Государь часто расчищал дорожки парка от снега. Эти же перечисленные занятия сохранились и после ареста. Буквально ежедневно Государь делал заметки в дневнике подобного рода:

Повседневная жизнь семьи последнего императора под арестом в Царском селе

Николай II и приближенные за работой в саду. Царское Село, 1917 г.

«7 июня. Среда. <…> Утром погулял внутри парка. После завтрака спилили три сухих дерева в тех же местах около арсенала. Покатался на байдарке, пока люди купались в конце пруда. <…>.

Совершая свои ежедневные прогулки, Государь гулял либо один, либо с кн. Долгоруковым, либо с детьми. Регулярно, включая праздники, часть Царской семьи, кн. В. Долгоруков, К.Г. Нагорный – «дядька» цесаревича – работали в саду. Эта работа производилась в промежутке времени между 14.00 и 17.00. В апреле в число работ входили: раскалывание льда, перекапывание земли для будущего огорода. Причем стража не только с любопытством наблюдала за этим, но и принимала участие. Так, Николай II писал в дневнике: «Днем гуляли и приступили к работам по устройству огорода в садике против окон Мама. Татьяна, Мария, Анастасия и Валя Долгоруков деятельно перекапывали землю, а комендант и караульные офицеры смотрели и давали иногда советы». В мае начались ежедневные работы на созданном огороде: «Вышли в сад в 2 ¼ работал все время с другими на огороде; Аликс и дочери сажали разные овощи на готовых грядках. В 5 час. возвратились домой потные». После того как культуры были посажены, одним из занятий стало ухаживание за огородом и распилка деревьев на дрова.

После этой работы вечером, в 17.00, полагался чай. Эта традиция тоже сохранилась со времен до ареста и не претерпела изменений. Далее семья вновь выходила на улицу и каталась либо на байдарках, либо на велосипедах.

Каждый вечер субботы и утро воскресенья, а также каждый праздник семья и её окружение посещала богослужения. В Страстную неделю (27 марта – 1 апреля) члены семьи посещали службы каждый день, а в субботу причастились Св. Даров. Богослужения совершались в домовой или «походной» церкви. По праздникам в честь дней рождения и именин совершался молебен о здравии. На службу, кроме священника, о. Афанасия Беляева, приходили диакон, дьячок и четыре певчих, которые, как писала Александра Федоровна, «отлично справляются со своими обязанностями». «9/22 апреля. Какое счастье, когда с таким благоговением служат обедню и так хорошо поют», – писала в дневнике Е.А. Нарышкина. Богослужение было необходимым элементом жизни Царской семьи. Пусть теперь они и не были державными монархами, но продолжали служить России, служили ей своей горячей молитвой. Как только с фронта начали поступать добрые сведения о наступлении, император с радостью писал: «19 июня. Понедельник. <…> Перед самым обедом пришла добрая весть о начавшемся наступлении на Юго-Западном фронте. На Золочовском направлении после двухдневного арт. огня наши войска прорвали неприятельские позиции и взяли в плен около 170 офицеров и 10 000 чел., 6 орудий и пулеметов 24. Благодарение Господу! Дай Бог в добрый час! Совсем иначе чувствовал себя после этой радостной вести». Все, что оставалось делать Царской семье, – это молиться о спасении России, и это, пожалуй, было их последнее служение Родине.

автор: Анастасия Савчук

источник: www.pravoslavie.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
Adblock detector